Форум » История 1959-1991 и на будущее (в т.ч. "Причины и ход заката СССР") » Северное сияние в тундре радужных надежд (продолжение) » Ответить

Северное сияние в тундре радужных надежд (продолжение)

maugli: Трактат "О ГОСУДАРСТВЕ" (в 7 томах) Автор - Maugli Тех. редагування - Zakoretsьkij ТОМ 1 Северное сияние в тундре радужных надежд ======================= Именно во имя добра и счастья всего человечества и совершаются все самые гнусные злодеяния на этой земле. Изречение мое. ..............

Ответов - 16

maugli_2: О книгоедстве Чудак человек, кто ж его посадит он же памятник. Фраза из фильма « Джентльмены удачи». Ироничный эпиграф. Я так не думаю. Ну а я б кой-кому засветил кирпичом. Игорь Тальков. Цивилизация и культура обрели во благо всех людей не так уж и мало истинных способов услаждать свои чувства и духовно обогащаться посредством самых различных и безгранично прекрасных видов искусства. И все же кроме возвышенного парения над миром плоти и обыденности, почти всегда и во всем верного и праведного, временами возникает еще и сумятица восприятия сердцем мыслей тех или иных авторов современности или же стародавних времен. Хотя с точки зрения самого искусства, как такового не имеет совершенно никакого значения, каковой была личная жизнь, и взгляды на нее таких выдающихся гениев какими были к примеру: “Чайковский и Вагнер”. Потому что их музыка, даже если в ней и присутствуют слова - небесно чиста от всякого быта их личной жизни. А ведь и прочие корифеи искусства точно такие же простые смертные, как и мы все, а не греческие боги, снизошедшие в наш грешный мир с вершины Олимпа. Возможно, что их гениальные произведения и принесены откуда-то свыше, но они все же преломились в душах людей зачастую не живших той обычной жизнью, которой живем мы все, то есть, люди не несущие в себе огромный творческий заряд. Страдания великих душ несоразмерны со страданиями всех остальных, простых смертных после которых ничего кроме грехов и потомства на этой земле не останется. А все это потому что гении все воспринимают иначе, глубже и серьезнее. Их глубоко ранят те вещи мимо, которых обычный человек прошел бы и даже не заметил. У них было великое множество врагов и завистников, их так часто не понимали, не принимали всерьез, поднимали на смех и как следствие всего этого нещадно травили их современники. Художественная литература и философия в особенности подвержены влияниям подводных течений жизни. Да и что поделаешь - мысли, выраженные художниками, композиторами, писателями, как и всеми другими деятелями искусства не повисают в воздухе, а тем или иным образом влияют на широкое общественное мнение. Вагнер, достигнув своей творческой зрелости, на закате своей не слишком-то удачной в личном плане жизни переродился в дикое чудовище, и тем способствовал становлению немецкого национализма. Его мнение не было мировоззрением и взглядами на жизнь художника-неудачника Гитлера, оно породило серьезное брожение в умах его современников. И все же, чего бы вообще стоило мнение стареющего метра музыки без той ностальгии по далекому и прекрасному прошлому, которое буквально пронизывало немецкую литературу 19 столетия. Ведь именно этот возвышенный романтизм и создал в немецком народе чувство столь глубокого неприятия плотно окружающей его урбанисткой действительности. Рыцарские подвиги времен крестовых походов, воспетые и преподнесенные в виде наилучшей доли для мужчины, дали почву идеологии бряцающей тевтонским железом и давно окаменевшими костями великих предков. Практической целью этих воззрений было расширение жизненного пространства за счет соседей. Так как у Германии к началу Первой Мировой войны уже совсем не осталось африканских или дальневосточных колоний - их прибрали к рукам французы и англичане. Конечно же, первоначальный план по захвату Европы не был основан на каких-то там человеконенавистнических теориях. Необходимость в таких вот аргументах для поднятия боевого духа немецкого народа возникла лишь, после того как Германия осталась с разбитым носом и около вполне и во всем ему соответствующего корыта. Ведь по окончанию Первой Мировой войны - это и было навязанной исключительно разве что одной лишь безмерной алчностью союзников реальностью для всего германского общества. А основой этих теорий послужило отнюдь не звериное себялюбие нашедшее себе приют в сердце немецкое народа, а воспевание его героико-патетических качеств в литературе 19 столетия. Бесславный конец войны ознаменовал для Германии не один только физический голод, но и глубочайшее унижение немцев как нации. Подобные вещи травмируют и развращают не только массы простого народа, но и возвышенных интеллектуалов во многом способных формировать общественное мнение. А простые люди в своем большинстве вообще практически не задумываются над теми установками, которые они, так или иначе, получают от своих вождей. Человек очень легко внушаем и все его моральный принципы можно вывернуть фактически на изнанку при помощи наглядной агитации, а также книг и газет. Преклонение перед напечатанным словом не более чем идолопоклонство в его современном виде. Влияние доступное книге на человеческое сознание значительно шире и глубже чем у любых проповедей прошлого. Вопрос, однако, еще и в том, в каком именно направлении ведется обработка человеческой психики. Опыт доказывает, что всякий реальный духовный рост, достигнутый исключительно за счет чтения книг требует от их читателя огромного интеллектуального напряжения и «кровавого пота» его души. Что в корне отличается от пустого разглядывания красивых картинок бытия, нарисованных каким-либо великим мастером. Другое дело, что человек при помощи тех же книг может приучиться гораздо шире смотреть на мир, но это так только если ему не мешать видеть его своими собственными глазами. Но, однако, вычистить из людей всякую мораль все же куда легче, всего лишь дав им (и совсем не безвозмездно) взамен одной общепринятой на данный момент времени, другую, подкрепив это общей тенденцией в обществе. Хотя, по правде говоря, воззвания подняться на борьбу с неким злом, при этом приобретающим вполне конкретный лик - легче всего приживаются в государстве страдающим лишаями вековой гнойной разобщенности. Германия как раз таки и была именно такой страной. И все же фашистский режим не был самым жестоким и бесчеловечным режимом в истории 20 века. Советская власть была намного более беспрецедентно лютой и продуктивной в системе своего уничтожения. Просто она была гораздо хитроумнее и творила дела на своей территории, где она сама себе была и богом и судьей. А все потому, что, не было на Руси испокон веков Бога в социальной сфере жизни, акромя барина и его прихотей. А если барин приказал голод устраивать, то будет голод и будут стоять на путях, хорошо охраняемые вагоны с зерном, объявленные неприкосновенным стратегическим запасом. А в это же самое время люди, в селах помирая с голоду ели друг друга – это ли не заслуга прекрасных, но преждевременных идей? И кто ж теперь узнает, сколько же именно людей было съедено из-за большевизма в России? Я думаю, что никто и никогда не сможет точно ответить на этот вопрос. Все дело то в том, что статистики никто не вел, а на кой ляд она большевикам была нужна? На себя следственный материал собирать для будущего над ними же судебного процесса? Так что, сколько людей умерло из-за коллективизации тем или иным способом, никто так никогда и не узнает. А ведь «калекотивизация села» не была единственной причиной для людоедства в России. Во времена голодных военных лет и в лагерях ГУЛАГа каннибализм не был таким, уж экстраординарным явлением. Цивилизация и человечность, вещи, не привязанные к друг другу неразрывной нитью. Второе прекрасно могло беспрепятственно существовать без первого с самых незапамятных времен и нет таких причин, почему бы первое также, не смогло бы обойтись без второго. Всякое развитие культуры идет вне любых попыток по ее насильственному прививанию. На Соломоновых островах больше не едят людей, но европейцы добившиеся столь радостных перемен истребили канаков больше чем те убили и съели своих врагов наверное не за одну тысячу лет. Вот так было и с духовными ценностями индейской культуры, конкистадоры являлись худшими из всех возможных варваров, очищенными от всяких сомнений и совести фанатиками святой веры призванной очистить весь наш мир от дьявольской скверны. Сколь многое еще зависит и от правильного истолкования приобретенных посредством чтения книг идей. Книги и духовные ценности и сегодня могут прекрасно обойтись друг без друга в одной отдельно взятой человеческой душе. Более того, иногда они способны расширить сознание негодяя, предав его подлостям более изощренный и продуманный вид. Например, когда он пытается замазать свой гнилой интерес к даме его сердца самоубеждениями, что она просто не понимает в чем именно ее великое счастье. Под этим соусом он может пойти на любую подлость, дабы посрамить своего более удачного соперника. А иногда и убивают по-хитрому, так что потом никакой суд не грозит разве что где-то на небесах! Все эти вещи почти всецело (за редким исключением) свойственны только человеку образованному, имеющему представления о культуре и книжной морали. Книги ведь не окно в мир высокой духовности, а пока что всего лишь осколки разбитого зеркала высших пока что в целом недосягаемых истин. Причем даже то, что мы на данный момент и можем как-то постичь - далеко не всегда впитывается, становясь второй натурой. Поскольку нечто не способно заменить процесс воспитания в правильном ключе человеческой личности, начиная почти с самого рождения. Книга только учебник и намного сложнее любой тригонометрии, так что выучить по ней мораль без живых учителей, практически невозможно. Школа и окружающие каждого человека люди всегда оказывают на него гораздо большее влияние, чем книги. А если уж говорить о сильном влиянии со стороны книг, то легче всего оно приживается и давит на мозг, если ведет во тьму предрассудков, а не к свету высших истин. Я имею в виду, прежде всего агитацию, а не учебники или любую иную профессиональную литературу. Другое дело, что книги могут существенно дополнить знания человека о морали, но разве что исключительно лишь в самых общих чертах, поскольку вся ее конкретная сторона прививается живыми людьми, а не мертвыми листами, сделанными из срубленных деревьев. Доступность книг большему количеству людей, чем, когда их еще переписывали от руки, принесло не только великое благо, но и бесчисленные страдания. У всякой вещи практически всегда есть две стороны, а иногда их даже гораздо больше. Разностороннее восприятие книг, а не их бездумное воспевание могло бы во многом предотвратить, слава Богу, что только лишь чисто абстрактную, конечную для всего человечества трагедию 20 века. Поскольку во второй половине двадцатого столетия военное противостояние превратилось целиком и полностью в войну мировоззрений, а не заключалась как в прошлом в территориальных притязаниях. Между Америкой и Советским Союзом был не только Атлантический океан, но и почти полное отсутствие старых конфликтов, накладывающих темный след на взаимоотношения между нациями. А ведь третья мировая война была практически неизбежна ее предотвратил лишь развал Советского Союза. Причем - это должно было стать большим бедствием, чем падение полукилометрового астероида. Она ведь за здорово живешь, могла бы привести к тому, что Землю населяли бы одни лишь крысы и тараканы огромной величины. Они, скорее всего, повсеместно вытеснили бы мутантов-людоедов. Я думаю, что человеку, который читает эти строки, покажется, что это миф в стиле древней Греции, но Чехов был прав, когда сказал, что, "если в театре во время первого акта на стене висит ружье, то в четвертом акте оно обязательно выстрелит". Это могло произойти даже случайно, вследствие технической неисправности системы ПВО. Ложная тревога и всему миру пришел бы однозначный конец. Конечно, кто-то может чего-то лепетать о неком крайне жалком с точки зрения элементарной логики ограниченном ядерном противостоянии. Однако, скорее всего сработал бы принцип домино и рассчитывать, на то что, кто-то из противоборствующих сторон окажется хоть сколько-нибудь умнее явно не приходится. Идеологии добра основанного, не на разуме, а на одних лишь чувствах оказались большим злом, чем самая злющая абсолютная власть спесивого монарха. Мало того, она к тому же еще и создала монархов нового типа имеющих значительно большую власть над своими подданными, чем любые прежние правители. В эпоху массового просвещения возникла возможность более полного охвата сознания масс красивыми словесами пропаганды вычищающей мозг человека от всяких столь естественных для него сомнений. Работа в команде связанной с постоянным риском создает в человеке безграничное доверие к напарнику, того же самого можно достичь и за счет булькающей, и бешено пенящейся идеологии, напоминающей эпилептический припадок древнего шамана. Правда обходились и без этих внешних атрибутов, достаточно было и слов сочетаемых с неуемным лицедейством. Причем книги если и не легли в основу этих не позитивных перемен в обществе, то по крайней мере сыграли в них не последнюю, а я бы даже сказал одну из ведущих ролей. Из всего этого только и следует, что сделать однозначный вывод о том, что любить авторов, принесших в этот мир благо своими высокими и благородными мыслями, нечто совсем иное, чем любовь к книге как к некому единственному источнику духовного бытия, той сущности, где всегда можно отыскать ответы на все животрепещущие вопросы жизни. Книга - это светоч знаний, и нет более великого изобретения, чем умение запечатлеть на ее странницах мудрость, накопленную человечеством за время его долгого пути к самоусовершенствованию и духовному возвышению. Однако - это можно сказать о книгах вообще, а не о художественной литературе и философии в частности. Обожествляя литературные сокровища, невольно становишься рабом мнений людей живших своей, не всегда такой уж и благочестивой жизнью. Меря весь мир прокрустовым ложем представлений вынесенных из книг, часто попадаешь в капкан иллюзий, свойственных сознанию автора из-за его ошибочных представлений об окружающем нас обществе. Душа человека, отраженная в написанной им книге, может быть заражена всеми теми предрассудками, которыми его наделили семья и непосредственное окружение. Слепая вера в святые идеалы, на которых зиждилась культура 19 века, сыграла злую шутку с людьми, жившими в 20 столетии. 19 век ознаменовал собой полный отход от старых представлений о мире, как о данном Богом бытие, где все происходящие было предрешено Проведением и дано человеку, как испытание перед грядущим блаженством или же адскими муками в виде сурового назидания грешникам. Однако новые идеологии основывались на тех же принципах абсолютного и безоговорочного доверия, что и вера в святую и непогрешимую истину, преподнесенную людям в Ветхом и Новом Заветах. И все же были некоторые различия в подходе к своей доктрине между религией и новоявленными воззрениями. Вера в Бога и следование его заповедям гарантировало человеку рай только лишь на небесах, после окончания его бренного существования. Новые идеологии предлагали рай на этой грешной земле, надо было всего-то, что отказаться от своей совести, сделав своим основным нравственным постулатом великого вождя, а уж он укажет, что делать захватывать ли новые земли во благо высшей арийской расы или же уничтожать по всему миру угнетателей-буржуев… Главное, тут было только в том, что речь у них не шла о каких-либо созидательных процессах, а о разрушении чего-то лишнего, ненужного в светлом будущем. Несомненно, что - это хотя бы отчасти было почерпнуто из книг, в которых авторы, борясь с косностью и замшелостью своей эпохи, сами того не осознавая, невольно били по самой слабой его части - цивилизованности и терпимости в окружающем их обществе. Призывы “долой”, не были способны даже в самой малейшей мере хоть в чем-то соприкоснутся с тем злом, которое они были столь ретиво призваны изничтожить. В первую очередь разрушается самое хрупкое и деликатное в структуре человеческого общества его цивилизованность и гуманизм. “Долой зло” оборачивается своей изнанкой во всех тех случаях, когда вместо созидательных процессов в обществе затеваются процессы разрушительные. Ведь речь не идет о конкретных людях, а об всей государственной структуре в целом. Когда она рушится даже мирно и почти бескровно, она погребает под собой многих достойных людей. Крушение Советского Союза наглядное тому доказательство. Так что любые социальные эксперименты должны носить строго созидательную основу или же не проводится вовсе. Политические воззрения на основе некоторых, а далеко не всех книг, стали причиной возгласов долой, а не некая печальная участь народа, которая была тяжкой во все времена. И не было случая, чтобы справедливость не восторжествовала в той или же иной степени, даже если рядом тогда и никак не могло оказаться идеалистов с огнем в очах. Книги стали новыми алтарями возвышенной веры, из них черпались, не только духовные ценности, как тому и вполне положено быть, но и явственные требования к современной действительности во всем им везде походить на духовный мир авторов, горой возвышающихся над ней в своих лучших помыслах, выраженных на бумаге. Разумеется, что такое было бы нельзя сказать о странах, где культура и просвещение прекрасно совмещались с трезвым взглядом на жизнь. Подобные вещи можно произнести и не сказать полную чушь только лишь о светлой духом своих высоких интеллектуалов державе, что до сих пор находится в так и несколько не проржавевших цепях средневековья. Именно там из искры недовольства раздули большой пожар, что был призван изменить лицо всего мира. А все начинается лишь с того, что кому-то что-то становится совсем уж не в моготу. Когда - это касается сферы духовной, то жаждущий вновь обрести душевный покой ищет способы, как бы свернуть кому-то шею или же свергнуть ненавистный ему режим. При этом он совершает не простое преступление, а прогибает весь окружающий мир под тот образ, что свойственен исключительно лишь его воображению. Так что если приподнять за краешек кулису политических интриг приведших к появлению нацизма и коммунизма, то окажется, что все это было связанно с желанием приблизить теорию к реальности за счет магических действий по уничтожению всего того, что вроде как мешало тому, что давно уже назрело как обыденность и данность. Подобное бедствие могло произойти почти исключительно разве что в странах имевших четкие очертания кастового общества, то есть там, где различные социальные прослойки с трудом осознают существование друг друга как отдельно взятых личностей. Это и было отличной базой для диктатуры. В России она стала пролетарской, а в Германии капиталистической, а любой политический экстремизм, как известно схож в своих социальных истоках. Он берет свое жуткое начало из бурной фантазии фанатиков, противостоящих всем признанным общественным нормам, а стояли они справа или слева во многом зависело от их личного удобства и даже далеко не всегда от привитого им воспитания. А ведь общество, не загаженное предрассудками красивых грез нельзя было бы втравить в столь чудовищную авантюру как это было в двух государствах с довольно развитой системой просвещения, но далеко не для всего общества. Вторая мировая война могла быть тем же, что и первая простым всем известным с незапамятных времен человеческим зверством, а не чудовищным геноцидом с далеко идущими планами по его значительному расширению после славной победы. Война враждебных идеологий столкнула лбами два великих народа. Русские и немцы могли бы существовать в мире и благоденствии. Они сражались под знаменем вождей обосновавших свои принципы на книгах, в которых суть добра была искажена до полной неузнаваемости. Мысль, напечатанная, на бумаге может быть разрушительна, однако нет ничего более разрушительного, чем сам взгляд, на жизнь основанный целиком на книгах и театре. Мир фантазии, ставший в чьих-то глазах реальностью, стал той ширмой, за которой можно было осуществлять самые темные дела. Человек большой души, запертый в своем прекрасном мире книг, не интересовался никакими мелкими отклонениями от той прекрасной картины, что создавала ему официальная пропаганда. Та реальность, что он мог наблюдать в своей повседневной жизни, казалась ему случайным отходом от общепринятых норм. Ведь у него имелась доступная его внутреннему взору картина в целом, а то, что она состоит из тех же самых ничтожных деталей, видимых и его невооруженному глазу просто не укладывалось в его развитом и цивилизованном сознании. Потому что в прекрасной вселенной возвышенных книг таких мерзостей не было и быть не могло. Видеть, что происходит вокруг можно было лишь зрением, не запыленным бесконечным и прекрасным миром фантазии авторов, в которых они стремились показать людям, каким по их представлениям должен был быть этот мир. Их главной задачей было лишь приоткрыть людям глаза на то, что можно жить иначе. Нельзя же было эти благородные намерения превращать в полноценную и неопровержимую систему взглядов на современную эпоху. Развитие научной мысли в 20 столетии намного обогнало реальные людские возможности по благоустройству человеческой жизни. Человек, пересев с телеги на самолет, все еще мысленно едет в той же самой телеге. Уж такова общая почти для всех людей инерция мышления. Слишком быстрое развитие затронуло и сферу духовную, но разрушать, не строить и вследствие новых учений вместо Бога на кресте оказались распятые, кем-то народы. Непосильную задачу освободить их от вековых пут взвалили на свои плечи завзятые палачи и кровопийцы. На самом деле их интересовала только абсолютная власть над душами людей, а все остальное было исключительно одной лишь отвратительной демагогией. Идеологии берущие начало в отрицании христианства как главенствующего учения предали своим идеям форму религиозности, а раз у нас религия то должен быть и свой Спаситель и свой Дьявол во плоти. Книги в каком-то смысле сыграли в процессе формировании новых учений роль Библии в христианстве. Я знаю, что кому-то это покажется ересью и поклепом на самое святое, что только есть у человека - на его душу и мысли. Однако души тоже бывают разные, и вследствие этого грязная душонка автора, написавшего плохую книгу способна разве что отравить мозг человека ядом ненависти, в том числе и к самому себе. Любовь к авторам, поделившимся с нами своим божественным огнем - нечто совсем иное, чем любовь к книгам вообще. Хотя имя автора на заглавной странице тоже не является предзнаменованием величия того, что запечатлено на ее страницах. У каждого писателя есть свои взлеты и падения, рассматривать их творчество, как единое целое - непростительная ошибка. Даже в одной великой книге, написанной гигантом мысли далеко не все рассуждения стоят к себе одного и того же отношения. Гений он тоже не более чем человек, и как всем людям ему иногда свойственно ошибаться, а смотреть на мир он мог только глазами своей эпохи. Чувства неизменны, а мир меняется и эти изменения не подвластны сознанию ушедших в мир иной. Тот образ мысли и поведения, что всецело подходил 19 веку уже в 20 стал устаревшим и архаичным. А ведь становятся ветошью не только не поэтические слова, но и сам подход к жизни в целом. “Анна Каренина” например уже не вызывает тех противоречивых чувств, какие она создавала в душах людей живших в 19 столетии. Я имею в виду, не дай то Бог, не чувства матери лишенной возможности видеть своего ребенка, а представление о том, что такое прелюбодеяние вообще. В 20 веке оно перестало быть святотатством против основных устоев общества, а осталось разве что личной трагедией отдельно взятого человека. Эта перемена не умаляет художественных достоинств этой книги. В плане духовного и чувственного восприятия ровным счетом ничего не изменилось. Перемены нравов сильно влияют разве что на саму жизнь, ее течение, как и ее восприятие людьми. Жизнь в тени книг замедляет процесс развития личности в мире, где нет места для умиления красотой написанных слов без хотя бы беглого взгляда на все же не всегда и во всем приглядную картину современности. 19 век был веком достойным преклонения перед его тишиной и покоем, но это время ушло, и его сменила ужасная эпоха, при которой ценность человеческой жизни стала равна нулю. Примерно таким же было отношение к благосостоянию личности в 19 столетии. Миром стали править идеи, почерпнутые из книг и направленные на достижение всеобщего благоденствия без всяких видимых усилий, потому, что, мол, так должно быть и никаких гвоздей. Мысль, направленная не на поиски более разумных средств управления обществом, а на господство светлого духовного начала над злом в силу его правильности и справедливости - это не более чем попытка сделать сказку былью, без всякого знания, что такое быль. Реальность нельзя воспринять через книги, так как книги в социальном, а не в духовном смысле не более чем узкое кривое зеркало, в котором вся реальность просто не помещается. Потому что даже если бы всемирно признанный гений когда-то попробовал так вот на гора поведать о том, что изредка может приключиться в реальной жизни, то он несомненно подвергся бы всеобщему осмеянию за столь явный отход от истины. Я представляю, что бы было, напиши один из авторов 19 века антиутопию в стиле «1984 Уорелла». Вот бы смеху-то было бы. А между тем это могло бы стать нашей общечеловеческой реальностью. А все потому что нельзя ставить телегу впереди лошади и пытаться втолковать тем кто на ней едет, что за поворотом начнется совсем другая жизнь. Лошадь без овса сдохнет, а человек живя на бобах, если ноги и не протянет, то в конец оскотинеет. Нельзя же его все время кормить сказками про белого бычка, который пасется на берегах молочной реки всеобщего счастья в неком туманном и неопределенном будущем. Лучше всего жить в ногу со временем и стараться понять, что современные достижения науки, как например: аудиокниги уже сегодня могут развивать сознание людей, которые простую книгу в жизни б в руки не взяли. Хотя конечно - это должно быть обусловлено тем, чтобы чтец был профессиональным актером, а не чего-то бубнящей себе под нос старушкой пенсионеркой. Не приложи человечество столько грандиозных усилий во имя уничтожения самого себя, подобная возможность могла бы существовать уже довольно давно. Конечно, если речь идет о достойных авторах, а не о Капитале Карла Маркса или же трудах Ницше. Хотя взгляд на книгу как на скрытую в раковине жемчужину во многом похож на ворожбу древних жрецов языческих культов. По-моему было бы намного лучше, не имей книги их сегодняшнего вида. Их давно уже нужно было научиться делать и из какого-нибудь другого более подходящего материала. Ведь уничтожение живой природы ради создания своих ценностей можно было бы оправдать лишь примитивностью науки не способной найти для этого какой-либо другой более подходящий материал. Но что-то до сих пор не видно, чтобы она изыскивала возможность заменить бумагу чем-то может хотя бы отчасти иным, а только заметно стремление создать что-то максимально разрушительное для сокрушения идеологического противника, то есть не того, кто всю жизнь гадил в кашу своими мерзостями и подлостями, а как раз того, без которого попросту не могли бы существовать в СССР технологии повернутые к человеку передом, а не задом. Художественная книга сама по себе не есть светоч истины. Да, это реальность существовали великие люди, те, что не пачкали чернилами страницы, а создавали своим потом и кровью мир, в который можно при случае окунуться и вынести для себя большие духовные ценности. Просто кому-то кажется, что близость к ним настраивает скрипку их души на особый минорный лад. На самом же деле речь идет лишь об искусственной близорукости мировоззрения возникшей на почве постоянного забвения в вымышленном, но, конечно же, прекрасном мире высокой духовности. А ведь закрытое от всех чужих душевное родство российских интеллектуалов, никак не способствовало в прошлом, да не способствует и теперь, становлению духовности среди русского народа, как и развития у него чувства собственного достоинства, так свойственного американцам. Да, они завзятые, самодовольные карьеристы, но у них есть чувство свободы и собственной значимости, впитанное с молоком матери. Если в Америке попытаться ввести любую диктатуру, американская интеллигенция выведет народ на баррикады. Сам по себе он на это не способен, так как он слишком пассивен и одинок в своих претензиях, чтобы собраться вместе и сознательно вести борьбу за свои права. Когда же эта борьба начинает приобретать форму личностного отрицания существующего государства, закостеневшего в своем развитии и стоящего на пути прогресса, то подобное противостояние интеллигенции и власти низводит такую державу до уровня каменного века. Правители, пришедшие с самого низа, никаких других норм не знают, и знать не хотят. Все кто не из моей пещеры не люди, а раз так то с ними можно не церемониться. Прекрасные идеи осуществимые в одном лишь в далеком будущем, оказались в руках изуверов во многом превзошедших своих учителей инквизиторов, все-таки придерживающихся в своих деяниях хоть какой-то, пусть и крайне убогой, но логики. Унижения масс, как и их закабаление под игом вновь возникшего рабства, являлось свидетельством близорукости интеллигенции, прозевавшей опасный поворот истории, и не предпринявшей не единой попытки выхватить руль управления государством у беспринципных интриганов, пристроившихся к нему во времена безвластия. Преследуя только свои личные цели, они отравили народ подозрительностью и интригами столь свойственными любому царскому двору периода абсолютизма. Начали они естественно с самых низов, потому как те были самыми беззащитными и бесправными представителями общества. Пока крестьян возвращали во времена крепостничества при помощи самых бесчеловечных мер, в этом было заложен глубокий государственный прагматизм, присущий “мудрой” партии рабочих и крестьян, ведущей народы мира к “светлому” будущему. Как только эта власть усмирив крестьян и рабочих взялась за во всем лояльную к ней интеллигенцию, вот тут и выяснилось, что это 1937 год - ужасное и трагичное время массовых репрессий. Правда, конечно, сосредоточить все свои усилия на зарвавшихся палачах и интеллигенции власти было бы как-то не с руки, вот она и хватала в еще больших количествах всякую мелкую городскую рыбешку, но то был только отвлекающий маневр для беспрепятственного отлова более крупной добычи. Можно подумать, что сельчане не люди и когда их миллионами бросали зимой в тайге без пищи и теплой одежды - это было гораздо гуманнее фашистских газовых камер. Само возникновение 20 веке режима, способного на подобные действия, было обусловлено полным отсутствием тормозов у «государственной машины», что и привело к ее падению в пропасть. В государстве, созданным Гитлером, власть не могла бы себе позволить столь явное нарушение человеческих прав. Режим Гитлера, был направлен на физическое уничтожение своих врагов. Сталинский режим делал ставку, прежде всего на моральное уничтожение, для тех кого не коснулось уничтожение физическое. На его пути могла стать только интеллигенция с ее обостренным чувством справедливости и осознания, что в стране творится что-то неладное. Некоторое наличие такой интеллигенции заставляло вождя время от времени, переминаясь с ноги на ногу выдавать народу очередную жертву, виновную в происходящем беззаконии. Однако хотя и силы были не равны, все-таки свобода действий режима была связана с пассивностью и апатией по отношению к судьбе страны, той части народа, которая должна была являть собой, ум, честь, и совесть нации. Однако, что же можно ждать от совести нации, если она спит и видит 21 сон Веры Павловны. Грибоедов, жил в эпоху, когда российскую интеллигенцию тянуло к бунту. В конечном итоге эта тяга могла бы дать положительные плоды. Так как одной из важных причин отмены крепостничества стали бесконечные крестьянские бунты. Что же касается индивидуального террора, то он какой-либо пользы принести не мог, а только узаконивал те методы, что принес с собой новый царский режим. Ужасные гримасы судьбы, как в жизни отдельно взятого человека, так и в бытие государства в целом невозможно распознать посредством книг. Книга не может быть постулатом морали в действиях человека в его реальном существовании. Она может быть только подспорьем и учителем, но она не может дать ответы на все вопросы морали. Автор не может знать всю специфику ситуации в каждом конкретном случае жизни. Хорошими книгами человек может воспользоваться в качестве базовой теории морали, а не каким-то призывом к конкретным действиям. Потому что жизнь многообразнее и сложнее, чем это может быть отображено в литературных произведениях. Конкретный пример: человек предал свою родину, находясь в концлагере, стал служить немцам. Вроде бы речь идет о негодяе и предателе своего народа. Но это не так! Человек, у которого свои уничтожили всех родных встретил, в лагере военнопленных комиссара, который раскулачивал его семью. Вся кровь вскипела в нем, и если бы он не сдал его немцам, он стал бы предателем своих близких, за которых он не отомстил. А, сдав, оставаться в том же виде и качестве - это верная смерть от рук своих же товарищей. В жизни бывает множество, как смягчающих, так и отягощающих чью-то вину обстоятельств. Книги не способны раскрыть все хитросплетения жизни. Задача книг развивать мышление, воображение и здравый смысл. Учить же добру способны только живые люди. Книга способна расширять внутренний мир человека, но она почти никогда, не затрагивает его сознания без влияния на его душу со стороны других людей. Мир, в котором живет человек, является его средой и только она обуславливает его поступки. Способность книг заставлять плохих людей искать моральные оправдания своим подлостям и интригам не уменьшает, а увеличивает количество зла в нашем столь несовершенном мире. Мысль о том, что книги сами по себе способны сделать, кого-то лучше это не более чем фантазии людей не знающих, что их духовность и высокое сознание это плод тяжких трудов их родителей, которые вложили в них свою душу, чтобы они выросли достойными людьми. Однако, ярко выраженное требование и от других людей высоких моральных качеств и духовности, как неотъемлемой части всякого достойного с их точки зрения человека - это не более чем восприятие мира, как продолжение самого себя.

maugli_2: Грустные размышления об ушедшей эпохе Никогда в этом мире не было лучшего . мусорного бочка для пылесоса советской . . пропаганды, чем оба полушария мозга простого . . советского человека. Начиная непосредственно с 19 столетия в этом все еще страшно несовершенном мире, ну впрямь как чертики из табакерки, объявились и сразу в превеликом множестве ярые борцы со страшным общественным злом. Да, действительно оно до того решительно пришло с человеческой натурой в столь близкие отношения, что всерьез стало походить на некое ничем неотделимое от него единое целое. Можно сказать, как те кандалы, что влитую срастались с несчастными узниками старинных подземелий. Да только - это лютое и вызывающие сильнейшее чувственное отторжение недобро все же никак не проистекало из сути его (человека) животного происхождения. Рабство, а, иначе говоря, угнетение ближнего своего, некогда в далеком от нас прошлом совсем не было уделом человека-зверя. Это насквозь явный продукт цивилизации и шлак того возвышенного величия, которое можно лицезреть воочию - посещая великие исторические места. Конечно же, без всяких вопросов - это вполне естественно, что подобное прискорбное положение вещей во всем противоречит лучшим человеческим чувствам. Именно исходя из этого разум культурных и просвещенных людей - решительно противопоставил себя данному положению вещей и впрямь вознамерился привести весь столь многоликий и многообразный окружающий нас мир в полное соответствие чьему-то лучезарно-возвышенному облику и подобию. Этому эксперименту по столь значительному улучшению человеческой психологии и переустройству всей структуры цивилизованного общества уже заранее была уготована жуткая кромешная тьма всех на свете благих пожеланий без разума, основанных на одних лишь чувствах. Вот и этому начинанию была уготована судьба возродить процветавшее в древности идолопоклонство со всеми его атрибутами и прежде всего человеческими жертвоприношениями во имя лучшего будущего. Причем никак и не могло быть как-то иначе! Уже исходя из того, что более всех прочих в большой барабан войны с общественным злом бьют, именно те кому всего-то навсего до самой крайности так охота играть роль главной скрипки в общественном оркестре, да вот что поделаешь не сподобилось в смысле общественного положения. Аристократическое происхождение может заменить лиана фальшивой идеи и обезьянка, умеющая виртуозно строить рожи своему обнищалому народу уже взбирается на импровизированный, новый трон Или же таких макак кривляк может быть хоть отбавляй и они в конечном счете станут лишь преддверьем хитрому коту, что сумел превратить всю свою страну в большой аквариум, где он мог сожрать любую рыбку, вне зависимости от ее величины и значимости. Разрыв между желаемым и возможным, пролегал через глубокий овраг совершенно различного по всем своим формам и параметрам мышления у разных социальных групп человеческого общества. И это в принципиальных образом никак и не могло быть иначе - уже только исходя из того, что не было и не могло быть ни малейшей связи между процессом мысли у мечтателей либералов и простого люда, живущего в крайней нищете. Как в целом здраво (хотя и с оговорками) было подмечено у братьев Стругацких в их романе “Обитаемый остров”, всю философию в условиях, когда душа едва держится в теле, вытесняет по существу биология жизненных процессов, протекающих в организме. Я конечно переврал, и расширил цитату, но в те времена ее нельзя было так развить из-за опасений возможности проведения нежелательных исторических параллелей. Причем это сказано про людей когда-то получивших вполне достойное высшее образование. В таком случае, что же вообще можно говорить о людях, не умевших даже за себя расписаться, иначе как крестиком. Именно для такой вот бедноты вроде, как и была совершена ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ революция. Да только на их бесчисленных и безымянных могилах крестов, никто так и не поставил. Да, и каяться за содеянное, похоже, до сих пор никто так и не собирается. Может попросту некому? А осознание такой насущной необходимости лучше всего было бы выразить в сносе всех памятников Ильичу. А на тех же постаментах должны стоять монументы всем жертвам большевистской революции! Те кого эта дикая несправедливость так и не в чем (и, слава Богу) не коснулась и сегодня не понимают, что именно произошло с их страной. Кто был никем, тот завладел всем и превратил немалую часть своего общества во что-то очень себе подобное. Ведь даже образованные люди, невинно отбывавшие длинные, а подчас и короткие, как сама их жизнь сроки в условиях ГУЛАГа в эпоху лихолетий - сталинских времен были, в самой большей мере, заняты разве что мыслями о еде и тепле. Причем именно для этого они и были отправлены за колючую проволоку и обложены псами с нечеловеческими лицами или же с собачьими мордами. А если говорить о народе, то несмотря на его хватку и зоркий взгляд на все то что происходит в стране - он никуда не пойдет без поводыря коим и должна быть интеллигенция. Я имею в виду путь разума, а не бешенство, крушащее все до чего только дотянутся руки. Истинный мозг нации не ведет каждого в отдельности за ручку по жизни, а всех сразу через школу, армию и место работы. Именно там и должна проявляться в своем вполне естественном виде забота о простом, необразованном человеке. Такие люди, даже будучи сытыми равнодушно пассивны и почти невосприимчивы к любым позитивным изменениям в духовной сфере. Научить, а не при помощи злой силы принудить данных личностей достойно мыслить, как и вывести их из тьмы глубокого невежества, в котором они беспробудно пребывают во всем, что касается их человеческих прав, представляется оптимально вероятным, почти исключительно в одном только детстве или же отрочестве. Поскольку одно лишь молодое поколение, можно попробовать перевоспитать в несколько ином духе. Да и то это ни в какой мере не может быть навязано, а всего лишь предложено в виде свободного выбора. Подобное действие уже было когда-то с успехом осуществлено первыми проповедниками христианства среди детей язычников. Разве воскресенье, став выходным днем, не облегчило во многом тяготы народа? А все попытки российской интеллигенции посеять семена европейского либерализма на русской почве были грубы и безмерно далеки от той реальной помощи, в которой так нуждалась в то время страна. Интеллигенция могла бы бить во все колокола по поводу безграмотности русского народа. Однако же подлинно, массовые походы студентов в деревню начались лишь с настоящим, глубоким укоренением - советской власти. А само угнетение бедноты привилегированными классами ликвидировать пока никак невозможно, так как оно зиждется в самой глубине души и сердца бедняка, его прямая и неизменная зависимость от хозяина и его прихотей. И что еще остается тому, кто беден и должен работать «на дядю» кроме как надеяться, что этот самый власть имущий дядя будет с ним добр, мудр и справедлив. Причем лучший начальник все же тот, кто знает своего работника в лицо, и может выслушать все его жалобы на те или иные трудности, чем тот, кто сидит в кабинете и если, чем, и занят так это возней с бесчисленными бумажками. В условиях революции рабочий, а тем паче крестьянин всего лишь меняет одно ярмо на другое, что явно не в его пользу. Новые хозяева жизни не могут быть хоть в чем-то лучше прежних уже только исходя из того плачевного факта, что власть достается им незаконно, и дабы укрепить свои позиции им требуется ликвидировать всех как видимых, так и невидимых глазу врагов. Потому что когда речь идет о чем-то принципиально новом – большая часть общества способна проявить себя врагом перемен. Именно из-за этого ради предотвращения всяких, какие только возможны мятежей и нужно было, чтобы все боялись всех и не доверяли никому. Причем постепенно для отчетности и поощрения все местные структуры начали этих недругов просто напросто изобретать. А власть, введя эту превентивную меру для ликвидации на самой что ни на есть ранней стадии любых против себя заговоров - постепенно прониклась убеждением, что кругом одни враги. Кроме того, враждебные устоявшейся власти интриги в высших сферах советской власти можно было надежно предотвратить, только выделив из всех одного вождя, таким образом, дабы всякая попытка его переизбрания выглядела откровенным святотатством и покушением на все сложившиеся устои общества. Из всего этого следует лишь один возможный вывод – такое государство должно перестать быть частицей цивилизации и его надлежит совершенно изолировать от внешнего мира, а также тяжелой пятой террора всецело прижать к ногтю. Во имя того, чтобы никто даже и помыслить, не смел о возврате к прошлым временам. Так что выходит, что в большую политику супротив их воли оказались, вовлечены люди о ней и не помышлявшие. И никакая преданность идее, не была панацеей от всех бед, так как она постоянно видоизменялась и человек, дабы выжить должен был стать бесхребетной и безынициативной единицей большого общественного механизма. А кроме того экономические рычаги такого государства настолько слабы, что со временем возникла прямая необходимость в каторжниках, которые должны были трудиться за баланду, а иначе такая страна с столь неудобоваримым для человеческой психологии режимом хозяйствования очень скоро оказалась бы полным банкротом. Лес валили не для освоения целины, а для того чтобы продать проклятым капиталистам и тем самым поддержать до нельзя шаткую социалистическую экономику. Право на труд в Советском Союзе стало правом раба, человек был лишен всех остальных человеческих прав, и прежде всего ранее существовавшей свободы организованного протеста против непосильных условий труда. В старой России забастовщиков, не сажали в тюрьмы и не расстреливали на месте, как это часто случалось во времена становления советской власти. За саботаж ставили к стенке, а это та же забастовка разве что только переименованная большевиками в некое более жуткое преступление против власти, чем убийство жандармов, потому что за это революционеров ждал суд, а рабочего отошедшего от станка из-за голодного обморока ожидала пуля в висок, безо всяких разбирательств. "Раз гад спит, значит от работы отлынивает"! И это не какие-то пустые слова за ними стоят конкретные расстрелянные, голодные люди и их умершие с голоду семьи, если не было хуже. Я уверен, что часть сегодняшних озверелых уголовников - это потомки тех людей, что были сброшены в эту яму, и их предки были честными рабочими, являвшими собой лучшую часть пролетариата. А не тех, что были безропотными рабами. Да, и землевладение в дореволюционной России после отмены крепостного права, уже никогда более не было одной лишь привилегией богатых помещиков. Потому что не было никакого недостатка в хороших хозяевах, умевших и любивших работать. Во владении зажиточного крестьянства ведь тоже была своя земля, да и было у этих людей искреннее желание этот свой надел как следует обрабатывать. Россия кормила своим зерном пол Европы. При помощи кнута таких успехов никак не добьешься. Батрачество, а иначе сезонные работы в поле отменить пока что еще никак не представляется возможным. В будущем людей смогут сменить разве что роботы. А сегодня, как и вчера можно лишь заменить одних батраков другими. В советские времена при новых сатрапах такими сезонными рабочими со временем стали студенты различных вузов. Что же касается ликвидации безграмотности советской властью, то это было сделано только лишь с одной целью, а именно ради того, чтобы можно было беспрепятственно промывать сельчанам мозги при помощи наглядной агитации. Ведь все новые «иконы» были с восторженными воззваниями. Что же касается свободы то это вообще полная белиберда. Ведь, если на какое-то короткое время избавить незатронутых высокой культурой людей от угнетения, то прежде всего, отдаляешь их от так и не слившихся с их духовной сущностью всех признаков цивилизации. И вскоре, насладившись всласть беззаконием такие люди создадут себе ярмо покрепче, чем прежнее. Конечно же, возвышенные личности мечтавшие о революции имели в виду прежде всего справедливое общество без нищих и рабов, однако реальность не всегда однозначно адекватна нашим лучшим духовным устремлениям и всяким там возвышенным чувствам. Сама попытка превратить Шарикова в некую чрезвычайно развитую личность была уже заранее обречена на полную неудачу даже, если бы профессор Преображенский вывел бы его в виде Гомункулуса и впрямь воспитал как собственного сына. Это и хотел сказать врач, а не только писатель Михаил Афанасьевич Булгаков, но не стал подробно развивать свою мысль в этом направлении, так как прекрасно понимал, до чего же на него взъедятся все истово верующие в неудержимость лавины духовного прогресса. А сегодня есть люди, использующие имя Шариков как нарицательное и делающие из Шарикова жупел. Они совсем позабыли, как собственно Шариков вообще смог оказаться в профессорской квартире. Преображенский, как умный человек, никак не мог видеть в Шарикове врага. Поскольку образованные и умудренные жизненным опытом люди, никак не могут ненавидеть то, что было создано их же собственными руками, причем на совершенно добровольной основе. Исключением могут быть разве что люди до крайности амбициозные и эгоистичные. Профессор Преображенский таким не был. Однако кто же осмелится отрицать столь аксиомный факт его буквально лютой ненависти к Швондеру? И это притом, что она была начисто лишена всякой черносотенной окраски! А ведь именно Швондера, профессор Преображенский, грозился сначала пристрелить, а потом и повесить на первом же суку. Швондер, вручил в руки Шарикова, маузер и полномочия. Не заручившись помощью услужливого управдома, Шариков смог бы разве что занять естественную для него социальную нишу. Швондер, олицетворяет собой крайне низменную личность, во всем своем подходе к жизни, опиравшимся на авторитеты большевизма. Без них он всего лишь чистый лист бумаги весь «исчерканный грязными чернилами» имперского шовинизма. Подобное отношение не было «привилегией евреев», а в той или иной мере относилось и ко всем другим инородцам. Достаточно вспомнить мытарства Тараса Шевченко в его ссылке. Шевченко старались уничтожить как творческую личность за то, что он посмел развивать украинскую национальную идею. Не имело не малейшего значения, пытался ли он противопоставить ее русской национальной идее или же вовсе нет. Сам этот факт был тягчайшим преступлением в глазах царских чиновников, которые в национальном вопросе были завзятыми шовинистами. «Бей чужих, чтобы свои боялись», было их постулатом и данью памяти предкам. Народ в России прост, невежественен и замордован еще «со времен царя гороха», но интеллигенции все же стоило бы хоть иногда вспоминать и о Михайло Ломоносове. Деятельность сына поморского рыбака Ломоносова позволила открыть другие имена помельче, но они тоже внесли свой весьма определенный вклад в дело науки. В случае же отсутствия Ломоносова как исторической личности они остались бы безвестными простолюдинами 18 столетия. «Ломоносовых», конечно же, раз два и обчелся, но гениев всегда было мало и оттого они так бесценны. Королев, выдающийся гений советской космонавтики при Сталине махал кайлом, а если б он там дуба дал, вот был бы тогда Гагарин первым человеком в космосе? А сколько же еще имен никому не известных, как и открытий, никогда не осуществленных сгинуло за колючей проволокой сталинских лагерей? Сочетание очень старого и совершенно нового - это огромное социальное бедствие для отдельно взятого государства. Общество всегда являет собой крайне сложную и хрупкую структуру, и любая его реконструкция должна осуществляться исключительно в виде легкого изменения в ныне существующем порядке вещей. Поскольку любые перемены должны быть тщательно согласованы и обдуманы по принципу «семь раз отмерь - один раз отрежь». В точности, как это с успехом происходит уже на протяжении столетий в старейшей во всем мире британской демократии. Разрушение каких-либо устоев цивилизованного общества, даже если оно где-то, да и в чем-то еще находится на стадии глубокого примитива, как это не печально неизменно приводит к его моральной деградации. Зло нужно выкорчевывать до самых глубоких его корней, доискиваясь до его затаенной причины, яростно же сражаясь с его ярко выраженными последствиями, добро часто терпит поражение и засоряется злом изнутри. Наиопаснейшим положением вещей, можно вот так прямо и остро охарактеризовать ту ситуацию, при которой идеалисты фанатики не только не порицаемы культурным и цивилизованным обществом, но и вполне явственно ощущают сочувствие к своим черным делам. Их целью было уничтожить всех, кто не соответствовал их представлениям о чести и благородстве от министра до полицмейстера. Эти люди в их глазах были обречены на скорую гибель только лишь потому, что олицетворяли собой лицо ненавистного всем левым либералам государства. Первая же кровь, даже в том случае, если речь и шла о самом последнем негодяе, которого ( и по справедливости) следовало бы казнить по приговору суда могла лишь означать, что приближается ужасная буря, что столь надолго накроет мглою всю страну. И почти все последующие жертвы террора окажутся главными хранителями закона, противниками кровавой вакханалии, так что как выходит, что ради торжества царства мрака их было архиважно уничтожить первыми. Борьба с религией, также является страшной бедой для неразвитого в смысле культуры общества. Человек просто не может остаться без надежды на лучшее будущее, что грядет и уж тогда точно затронет ласковым крылом и его. Отобрав у него эту надежду, нужно тут же найти ей некую замену. Когда же она выявляет себя в виде кровавого божка, которому приносятся человеческие жертвы, то назвать такое государство царством свободы можно разве что, если в отличие от некоторых не делить истину по принципу грязного и чистого, удобного и неудобного к чьему-либо духовному восприятию. Да то было царство свободы, но не более чем царство свободы зла, прикрывшегося как фиговым листочком лозунгами во имя добра и справедливости для всех трудящихся в поте лица своего. «Лес реальной жизни заболачивается, и на нем заводиться всякая нечисть, когда интеллектуальная элита живет за высокими облаками лишь изредка спускаясь вниз для беглого осмотра и не более того. Стругацкие коснулись своим пером данной ситуации в их повести «Улитка на склоне». Домик «человеческой улитки» - это ее накопленный веками опыт цивилизованного существования. В России он был уж слишком мал, так что неудивительно, что во время приключившейся дикой непогоды, российской государственности просто снесло "крышу". Совесть и религия являются неразделимым целым у человека, которого не коснулась широкая длань просвещения. Воинствующий атеизм в России, привел к нивелированию 1000 летнего развития гуманности. Бывший ученик духовной семинарии создал новый языческий культ на его портреты, правда не молились, но на деле в его честь произносились дифирамбы воистину религиозного содержания. По всей стране звучали истерические покаяния тех, кто согрешил против партии, а будет точнее сказать против ее бессменного пожизненного генерального секретаря Иосифа Сталина. Это также было признаком нового культа, причем не некого культа личности, как это принято считать, а культа языческого идола, непогрешимого и грозного, как сама Немезида. Этот обожествленный идол требовал крови не только для устранения врагов, но и для доказательства своей насущной необходимости народу, которым правило не правительство и даже не один человек, а железная маска бесчеловечной идеологии отрицающей право человека на его личность. Да правда, кто же может сказать хоть слово против того, что христианство в руках католических фанатиков превратилось в орудие уничтожения всего, что возвышалось над безликой серостью в дни фактического правления средневековой Испанией апостолами дьявола святой инквизиции . Но тут сама собой напрашивается прямая параллель с советской идеологией. В те времена даже бывали случаи, когда пастух, у которого волки загрызли овцу, спешил довести до сведенья святой в его глазах инквизиции, что он проклял в горах, вдали от человеческого жилья одного из христианских мучеников. Дело тут было в том, что для него инквизиция олицетворяла собой всевидящее око Бога. А люди, придающие себе некий “божественный облик”, служат культу своего садизма и ничему иному. Причина их нелюбви к ярким выдающимся личностям проста и понятна. Эти люди были потенциально способны отнять у них столь вожделенную ими власть. Как в свое время это делали инквизиторы, советская власть опиралась на наивных фанатиков, истово веривших, что на пути к всеобщему счастью стоит не косность человеческого мышления, а конкретные люди эксплуататоры. В представлениях рядовых большевиков о мире начисто отсутствовал любой хоть сколько-нибудь конструктивный подход к жизни, они апеллировали к вере в светлое будущее, как к оправданию любых самых страшных зверств настоящего. На их действия не было, да и не могло быть никакого суда, так как они по их убеждениям действовали во благо всего остального человечества, и они истово всей душой в это верили. Идеология бич 20 века, он стал тем временем, когда была предпринята не одна попытка в кратчайшие сроки добиться того, что только начало зарождаться в виде теоретических выкладок. Для практического осуществления этих идей уйдет еще не одно тысячелетие. Одного желания и понимания как это должно выглядеть мало, нужны еще конкретные знания как все это осуществить, на деле, а не на словах. Не зная ничего об управлении государством продвинуть его вперед по пути прогресса никак нельзя, а можно лишь повернуть его вспять в темные века средневековья. Бывшие кухарки и лакеи стали заправлять в новом государстве. Однако они не продержались бы у власти и часа, не заручившись активной поддержкой небольшой, но ярой части интеллигенции. В России жили люди, которые с великой радостью встретили революцию как избавление от вековых пут царизма. Главная беда заключалась в том, что в их очах горел огонь, позвавший за собой других - просто наивных людей. Есть же люди, что до сих пор без ума от «сладких пирогов книжных истин», и они же при этом так до сих пор и на дух не переносят «сажу из печи» их практического воплощения в жизнь. Поэтому все, что неприятно их взору они напрочь игнорируют, как несуществующее в самой природе вещей. Подобный подход обусловлен желанием превратить будущее в настоящее, не ожидая пока отомрет дикость прошлого. И дело ведь тут совсем не в том, что высокохудожественные идеалы грешат против высших истин, а только в том, что теория всегда и во всем опережает практику. И все же удачные эксперименты следствие накопленного опыта, а не чей-то, «ослепленной молнией прозрения» горячности. После театрального захвата Зимнего дворца новая власть, тут же начала повсюду завинчивать гайки, уничтожая в самом зачатке всякую возможность сопротивления. Однако лишенная поддержки со стороны думающих людей эта диктатура была бы свергнута белым движением и осталась бы в истории, как большой погром в период безвластия. Однако Россия в те времена разрывалась на части силами реакции, и в связи с этим была весьма легкой добычей для любого тиранства, как правого, так и левого. Важно лишь было подобрать ключик к общественному сознанию, а в какую сторону делать поворот было делом техники и чьего-то хитроумного проворства. Чуть ли не первым шагом временного правительства, которое было временным не, сколько по одному лишь названию, но по самой своей сути было мартовская амнистия уголовников, что привело к дестабилизации общественного спокойствия в стране в целом и в столице в частности. Это было сделано только ради того, чтобы народ попросился обратно в хомут и не рвался бы более с цепи. Ярмо было найдено и Россия была превращена в огромную тюрьму, тюремщики которой мечтали расширить ее до размеров всей планеты. Дикость как культ стала противоположностью «красивым словам» о светлом и недалеком будущем. Фашизм в 20 столетии возник в виде “антител” старого мира супротив величавых коммунистических сказок о близости оазиса счастья. Конечно же фашизм, как идея возник несколько раньше, еще в 19 столетии, но не нашел бы себе почитателей среди адски злых, но умных и образованных людей. Очень жаль, но таков уж исторический факт и если это было бы не так еврейский народ, не потерял бы при Холокосте треть от своего мирового исчисления. Почти полным исключением являлся разве что один лишь только ефрейтор Гитлер, который был человеком масс отлично понимавшим, низменную психологию толпы. Она ведь податлива как воск в руках таких изуверов обещающих ей будущую радость безбедного существования. Но это всегда предназначается не для всех сразу, а исключительно для неких избранных. Толпе внушается, что она то из этих самых избранных и состоит. Если кто не знает или уже запамятовал, по плану Барбаросса полагалось оставить в живых только два, три миллиона русских людей после окончательной победы фашизма во всем мире, или хотя бы на евразийском континенте. Из этого следует, что печи Освенцима не прекратили бы свою работу после уничтожения последнего еврея, а в них стали бы сжигать этнических славян, арабов и негров. Оставшиеся же в живых, учитывая жуткие условия их содержания, наверное, еще, позавидовали бы усопшим. Конечно, найдутся люди, которые скажут, что, мол, цивилизация бы такого никогда не допустила! Я думаю, им бы стоило бы почитать книги людей вернувшихся из ада советских лагерей и задуматься, как цивилизация могла проглядеть, к примеру: коллективизацию. А может ей всегда было (извиняюсь) начхать на все, что тогда творилось в мире дикости и жестокости? И сегодня тоже далеко не все желают вчитываться в слова своих современников о вопиющих фактах присущих нашей эпохе. Для некоторых людей существуют одни разве что отдельные черные пятна на теле истории 20 века. Одним из таких пятен в их восприятии, безусловно, является 1937 год. Как будто кровавый террор против своего народа не начался еще в 1917. Подлинные события этой дикой и ничем неоправданной мясорубки не подаются никакому описанию. Народы, населявшие шестую часть суши уничтожали, как самобытные образования, дабы превратить их в беспомощную и серую массу рабов, не помнящих своего родства. Фашисты имели планы сделать - это с другими народами, коммунисты же осуществили это на деле со своим собственным народом. Как уже было сказано выше, не будь советской власти, и мир, скорее всего никогда бы не узнал, что такое фашизм. Как заметил гениально почувствовавший свою во всех смыслах гибельную эпоху писатель Евгений Шварц «Единственный способ избавиться от драконов – это иметь своего собственного». Германская буржуазия обрела себе защиту в виде звериного лика коричневого дракона из-за панического страха перед красным. До новых времен технического прогресса во много раз опередившего всякое духовное развитие у человека современного (вряд ли во многом разумного) - существовали в основном лишь два класса - господа и рабы. Абсолютная власть часто совершенно развращает даже хороших от природы людей. А что же она же она может сделать с негодяями вооруженными до зубов идеологией извращающей и опровергающей все понятия цивилизованного общества. Основой их действий были величавые теории, которым экстремисты вроде Маркса и Ницше придали форму обработанного алмаза диктатуры, какого до них еще не знала история. Конечно среди тех, кто воплощал эту идею в жизнь было немало хороших людей, но тут как всегда сработал принцип открытый еще нашими далекими предками. « Добрыми намерениями уложена дорога в ад». Во времена новой просвещенной эпохи нашлось много желающих подтолкнуть колесо истории во всем, что касается его морально этической стороны. А это как раз та «ось, приложение к которой требует МАКСИМАЛЬНОЙ осторожности». И факты говорят сами за себя, что подобное воздействие приводит лишь откату назад в прошлое. К возрождению инквизиции (НКВД), как и к возникновению новых средневековых гильдий (колхозов). Горец, взявший в свои “лапы царственный скипетр” был лишь пешкой вылезшей в ферзи. В Сталине слились черты азиатского тирана, и римского императора. Это подлинная встреча востока и запада при самых трагичных обстоятельствах. Судьба России служившей буфером между Европой и Азией всегда была горестной. Советский режим был вполне естественным продолжением царизма, только без его утонченной мягкости к политическим преступникам вызванной духовными устремлениями европейской мысли то, что на лету подхватывалось в России. Красивые идеи и их осуществление на практике несколько отличаются как по времени так и по конкретным делам, которые необходимо провести для их осуществления. В Европе, кое-что из этих светлых общественных преобразований уже давно осуществилось на практике, а большевики вытравили творческую мысль, и не казенный подход к своему делу из душ целых поколений. Во скольких безымянных рвах огромной буквально залитой кровью империи лежат те, кто взяток не брал, и кому за державу было обидно? Немало хороших и честных людей заплатили жизнью за наличие у них гражданского сознания. На языке большевиков это называлось «зачисткой района от вредного элемента». После Октябрьского переворота во Францию, как и в другие страны, переселилось более 1,500,000 человек с высшим образованием. Советский Союз утратил богатейший интеллектуальный потенциал, о чем сейчас можно только горько сожалеть. Советская власть всегда была обращена к народу дулом амбразуры и не только в целях его устрашения. Люди, которые могли бы применять свои интеллектуальные способности ради создания благ для удобства людей, тратили все свои силы на создание военной техники. Кто-то думает, что он, мол, жил в великой империи и ради ее святых интересов можно было пожертвовать личными удобствами. Однако, к примеру: американская империя за время второй мировой войны в два раза увеличила свой золотой запас. Это было сделано не за счет активной добычи золота на Аляске, а за счет русского золота, которым оплачивались поставки оружия и боевой техники в Советский Союз. Страна, имевшая возможность делать деньги на продаже оружия отдавала его в долг своим союзникам под обещания, когда-нибудь за него расплатиться. Это неминуемо сказывалось на уровне жизни трудящихся, а правильнее будет сказать горбатившихся на него людей. Из их зарплат было заранее изъята плата за бесплатное образование и медицинское обслуживание, содержание режима Кубы и военную, как и экономическую помощь дружественным «папуасам Новой Гвинеи». В подобных условиях было просто невозможно рассчитывать на трудолюбие народа, который понимая, что его откровенно грабят сам тащил все что плохо лежит. Этим лишь ужесточая условия своего существования. А все же могло бы быть совершенно иначе учитывая тот факт, как охали, да ахали иностранные специалисты, когда им демонстрировали образцы ранее сверхсекретной военной техники. У России была отобрана возможность успешно конкурировать с Японией в области создания самых современных изделий ширпотреба. Ведь тогда бы русские телевизоры, магнитофоны, стиральные машины на самом деле ни в чем не уступали бы лучшим мировым образцам. Опыт Японии, превратившийся из полуфеодального государства в суперсовременную державу, может служить подтверждением моим словам. Однако для этого нужно было подтолкнуть колесо истории не в этическом, а в политическом смысле, что всегда приносило пользу, когда речь шла о реформах. После выражения народного гнева в 1905 году, можно было положить конец царизму, оставив монарху разве что некоторые церемониальные функции. Но испуг страшного русского бунта посодействовал российской интеллигенции, отказаться от всякой поддержки державы до такого доведшей свой собственный народ. Царю надо воздать должное, видимость демократии, а Дума едва ли была чем-то большим, чем бесконечной говорильней не о чем, только ускорила гибель империи. А тут еще бездарно проигранная японская война. Только совершенно невежественный в политике, амбициозный по натуре человек мог ввергнуть Россию в новую войну против Германии, будучи сам женат на немке, хотя ее мать и была англичанкой. Но российскому обывателю было наплевать на все генеалогические древа его волновал один лишь тот факт, что императрица сама была из тех краев, где живут теперешние недруги Российского государства. А ведь в старой России в царице видели заступницу от всех невзгод и напастей. А тут заступница оказалась родом из врагов в совершенно не нужной для российского обывателя войне. Призрак коммунизма контрабандой провезенный из Европы послужил «запалом к накопившемуся за века пороховому погребу» общественного недовольства. Оно был вызвано всегдашним и вездесущим унижением человеческой личности в Российской империи. Вслед за Октябрьским переворотом в Баварии и Венгрии, также произошли кратковременные смены власти, а в Италии были сильные рабочие волнения. Можно прийти в ужас при мысли, что бы случилось, если бы интеллигенции этих стран не презрели бы путь коммунизма. Так как в каждой отдельной стране есть свои прохиндеи адвокаты, те, что готовы не только раздеть своих клиентов до нитки, но и если есть такая возможность прибрать к своим отнюдь не мозолистым рукам всю страну. Таким адвокатом и был кровавый прокурор всея Руси Владимир Ильич Ульянов.

Закорецкий: maugli пишет: Помнится, именно обилие большого количества саванн и заставило обезьяну слезть с дерева и стать человеком. Я так думаю, что обилие гор мусора создаст новое разумное существо (крыса). Она встанет на задние лапы и даст под зад человеку, заняв его место на вершине эволюции. Брехня. Если "помнится", то надо вспомнить, что сегодня исполняется ровно 28650 лет с того знаменательного дня, как в семье добропорядочных неандертальцев родился первый кроманьонец. А вообще-то (если научно), то механизм видообразования реально до сих пор неизвестен. Масса криков сторонников теории Дарвина никак не могут доказать, что различное количество хромосом у разных видов возникало "естественным" путем. Дескать, случайно у отдельных индивидуумов оказывалось на хромосому больше или меньше. Ну да, конечно. "Естественно!" Вот так "случайно" почему-то не оказалось одной одной и той же хромосомы сразу у примерно 20 особей пополам разного пола. И все они (заметьте - конечно же случайно!) образовали между собой пары. И у них родились потомки тоже без одной одной и той же хромосомы. Причем, эта "поломка" оказалась оччень полезной! Типа: воля случая однако! Вот так из кузнечика сотворился богомол, из бабочки-капустницы – скорпион, из крысы – песец, из летучей мыши – курица и т.д. и т.д. ================== ЗЫ. Как по мне – так чистый ФАНТАСТИШЕН!!!! Если нормально, потеряя хромосомы у человека приводит к болезни. "Даун" называется. Так за 5000 лет цивилизации что-то до сих пор новый вид человека-дауна так и не сотворился. А еще говорят, что правильная теория доказывается практикой. Ну и где конкретные примеры? ГДЕ??? 5000 лет не хватило! А 1 миллиона должно хватить? Извините, что-то "не помнится"....

Iskander: Закорецкий пишет: Вот так "случайно" почему-то не оказалось одной одной и той же хромосомы сразу у примерно 20 особей пополам разного пола. И все они (заметьте - конечно же случайно!) образовали между собой пары. И у них родились потомки тоже без одной одной и той же хромосомы. Причем, эта "поломка" оказалась оччень полезной! Доклад: Эволюционная теория Вигена ГеодакянаЭволюционная теория Вигена Геодакяна. Константин Фрумкин Почему существуют мужчины и женщины? Почему бы нам не быть, как амебам, бесполыми? Или, как земляным червям, гермафродитами? Почему полов существует два, не три? Ученые затрудняются ответить на этот вопрос. Затрудняются все - кроме одного. Доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Института общих проблем экологии и эволюции РАН Виген Артаваздович Геодакян вот уже сорок лет разрабатывает теорию. призванную объяснить в чем смысл разделения живых существ на два пола. И все, кому приходилось познакомится с этой теорией, открывали рот от удивления.

Закорецкий: Iskander пишет: Доклад: Эволюционная теория Вигена Геодакяна Фуфло, а не теория. Цитата:В соответствии с еще пока не отвергнутой теорией Дарвина, эволюция живых существ происходит в результате естественного отбора. Допустим, на земле наступило глобальное похолодание, и всем животным хорошо бы обзавестись густым мехом. Отбор действует грубо - все, у кого меха не хватает, погибают, остаются самые шерстистые, которые и дают начало новому поколению морозоустойчивых животных.Извините, вместе с морозом при таком оледенении загнется и вся растительность и какой бы толстой шерсти не оказалось у мамонтов, все они как травоядные вымерли. Чисто от бескормицы. Никакому мамонту в тундре зимой не выжить. Подснежного мха-ягеля ему кривыми бивнями толщиной с дерево не выкопать. Вот и вся такова се-ля-ви.

Iskander: Закорецкий пишет: Фуфло, а не теория. Я верю, что Вы с ней ознакомислись - «Теория Асинхронной эволюции» Закорецкий пишет: при таком оледенении загнется и вся растительность и какой бы толстой шерсти не оказалось у мамонтов, все они как травоядные вымерли. Медленные процессы (не более быстрые чем видовая скорость адаптации) приводят к адаптации вида, а пресловутая гибель мамонтов (с остатками растительной пищи в желудках), говорит о скоротечности процесса "вымирания" (умирания), что указывает скорее на смерть не от голода-холода, а например - от банального утопления (вспоминаем словосочетание "всемирный потоп").

Закорецкий: Iskander пишет: Медленные процессы (не более быстрые чем видовая скорость адаптации) приводят к адаптации вида, . Во-во! Согласен на все 100% ! Насчет "к адаптации ВИДА", но не к "созданию нового с другим набором хромосом"! Iskander пишет: а пресловутая гибель мамонтов (с остатками растительной пищи в желудках), говорит о скоротечности процесса "вымирания" (умирания), что указывает скорее на смерть не от голода-холода, а например - от банального утопления (вспоминаем словосочетание "всемирный потоп").. 1) А Вы знаете, что происходит с мягкими тканями умершего при попадании в воду при наличии в ней "местных жителей"? И при каких условиях эти мягкие ткани сохранятся при какой скорости замерзания? 2) В киевском музее палеонтологии висела картина маслом: "МАМОНТЫ В ПУРГЕ". Сюжет: стадо мамонов бредет по снежной целине, а в воздухе кружат снежинки. Я бы вот хотел бы предложить автору этого креатива проделать следственный эксперимент: пошить слону толстую шубу, отвезти его в тундру зимой и понаблюдать, на сколько часов жизни его хватит. Или мамонты вдруг стали плотоядными? Кстати, тут возникает и еще один вопрос. Древних людей, которые охотились на мамонтов, рисуют в шкурах, т.е. типа было холодно. Но возникает вопрос: а чем же тогда эти мамонты питались зимой? Или возможно ситуация была другой: а может быть, древние люди вовсе и не охотились на ЖИВЫХ мамонтов, а просто использовали то, что от них осталось? Хотя... есть вроде бы наскальный рисунок с мамонтом. Но опять же вопрос – это касается живого мамонта, или оттаявшего? (Кстати, у Хенкока есть описание одной ситуации с мамонтом, логичность которой понятна именно в том случае, когда люди разделывали оттаявшего мамонта).

KasparsB: Закорецкий пишет: Древних людей, которые охотились на мамонтов, рисуют в шкурах, т.е. типа было холодно. А почему у мамонта родная шуба , а человек должен носить чужую ? Слон , типа , отростил волосяной покров , а человек не сумел ? Где же тут эволюция и видоизменения ?

Закорецкий: KasparsB пишет: Слон , типа , отростил волосяной покров , а человек не сумел ? А Вы не хотите объяснить, почему, например, горилла, имея шерсть, не желает жить, например, на Таймыре? ============== ЗЫ. Кстати, про "северА" лично мне можете не рассказывать, я имею личный опыт жизни там в областях: Мурманская, Архангельская (окрестности Нарьян-Мара), Якутская АССР (низовья рек Индигирки и Колымы) и западная Чукотка (окрестности Певека). И еще кстати. А чё это человек, живя на тех северАх, не выростил себе шерсть "свою", а до сих пор одевает полушубки, пимы, малицы, торбаза, унты и т.д.? Давно уже за тысячи лет мог бы нарастить себе хор-р-р-ошую шерсть! (Если теория гражданина Дарвина правильная).

KasparsB: Закорецкий пишет: А Вы не хотие объяснить, почему, например, горилла, имея шерсть, не желает жить, например, на Таймыре? Наверно не сумею ... И Дарвина пложо понимаю - на кой ... горилле шерсть ? Ведь там где они проживают - тепло !

Закорецкий: KasparsB пишет: Ведь там где они проживают - тепло ! Гориллы живут в предгорье. А там ночью холодно (Вам в Душанбе, часом, бывать не приходилось? На Памире? Дыни там во-о-о-о-о-о-о-от такие. А в горах снег лежит). Кстати, в Мурманской области есть жел.-дор. станция: "Африканда". Рассказывали, что когда в то место первый раз приехали геологи, то было +25 С. (Типа: "Африка"). А на следующий день снег пошел. (Получилось: "...н-да..."). Между прочим, когда я увольнялся 22 июня 1977 года в Апатитах Мурманской, то натурально была метель и все листья на деревьях снегом залепило. Помню, в проходной стоял товарищ в пиджаке (только что приехал из Москвы), отряхивался от снега и приговаривал: "Жаркий прием...". ================== ЗЫ. И шинелей у горилл нет. Вот потому им пришлось "отрастить" шерсть. Причем, сами догадались. Нет, чтобы свалить куда потеплее (ночью)....

Iskander: Закорецкий пишет: но не к "созданию нового с другим набором хромосом"! Если признавать существование видовой эволюции (медленные изменения), то естественно тогда допустить и возможность видовой революции (быстрые изменения). Закорецкий пишет: Iskander пишет: цитата: а пресловутая гибель мамонтов (с остатками растительной пищи в желудках), говорит о скоротечности процесса "вымирания" (умирания), что указывает скорее на смерть не от голода-холода, а например - от банального утопления (вспоминаем словосочетание "всемирный потоп").. 1) А Вы знаете, что происходит с мягкими тканями умершего при попадании в воду при наличии в ней "местных жителей"? И при каких условиях эти мягкие ткани сохранятся при какой скорости замерзания? В болотах (а всемирный потоп скорее всего сопровождался обильными грязепотоками) трупы сохраняются вроде бы хорошо.

maugli: Искандер, мамонты вымерли потому что древние люди охотно загоняли их в болото, а потом делали из его бивней костянные изделия и ели его хобот и еще кое-какие куски их тела. На севере бывают внезапные бури как тут поведал Закорецкий, а я так и так об этом знал. В такой ситуации замерзнуть может не только человек, но и слон. Причем в вечной мерзлоте животное может сохраняться тысячи лет и не испортиться. Лично знаком с биологом, который употребил в пищу мясо мамонта, запивая его самогоном. Сказал, что самогона много ушло потому что мясо волокнистое и жесткое и вкус как подметки.

Iskander: maugli пишет: в вечной мерзлоте животное может сохраняться тысячи лет и не испортиться. Лично знаком с биологом, который употребил в пищу мясо мамонта, запивая его самогоном. А там трупы мамонтов валяются прямо на поверхности тамошнего грунта, или же их выкапывают с некоторой (какой?) его глубины?

maugli: Найти можно, я правда места не знаю, но в тундре всякого добра навалом и даже алмазы можно киркой наковырять.

Iskander: maugli пишет: Найти можно На грунте (как упали голодные-холодные много-много лет назад, так и лежат), или под грунтом (залило грязевым потоком в результате всемирного потопа)?



полная версия страницы