Форум » История 1959-1991 и на будущее (в т.ч. "Причины и ход заката СССР") » Северное сияние в тундре радужных надежд » Ответить

Северное сияние в тундре радужных надежд

maugli: Трактат "О ГОСУДАРСТВЕ" (в 7 томах) Автор - Maugli Тех. редагування - Zakoretsьkij ТОМ 1 Северное сияние в тундре радужных надежд ======================= Именно во имя добра и счастья всего человечества и совершаются все самые гнусные злодеяния на этой земле. Изречение мое. ..............

Ответов - 7

maugli: Северное сияние в тундре радужных надежд Именно во имя добра и счастья всего человечества и совершаются все самые гнусные злодеяния на этой земле. Изречение мое. Придет время, и вы откроете все, что может быть открыто, ваше продвижение в науке будет лишь удалением от человечества, и постепенно пропасть между вами и человечеством станет настолько огромной, что в один прекрасный день ваш торжествующий клич о новом открытии будет встречен всеобщим воплем ужаса. Брехт. Пьеса Галилеей. Бредя сквозь многие столетия средневековой мглы лишь довольно малое число лучших представителей из всего столь многоликого человечества пронесли в себе во благо всех прочих темных и невежественных людей, свет высших истин. Толпа же всего-то жила, рождаясь и умирая по тем же самым раз и навсегда определившимся канонам бытия, по которым обитают в этом мире растения и все иные живые существа. Но все же, несмотря на это, принадлежность к интеллектуальной, якобы хоть в чем-то возвышенной над всеми иными людьми привилегированной касте - вряд ли дает кому-то такое право, расценивать обывателей как представителей общества, некого второго, низшего сорта. Они же почти во всем идентичны людям со столь нетривиальными задатками, что их мозг с виду может показаться на целых полтора килограмма тяжелее, (как у дельфина) чем у всех остальных, рядовых членов общества. Причем в своем абсолютном большинстве они имеют с ними практически одних и тех же и не столь далеких предков. Ведь внук или даже сын рабочего тоже может стать академиком. И вся разница между ним и его родителями, вполне так еще может быть, что проявит себя лишь в чем-то одном и для самого интеллекта как такового не столь уж важном. Такому человеку всего-то навсего стало доступно то развитие его естественных, природных качеств и талантов какие не имел никакой возможности приобрести и развить никто из его близких родственников или же говоря иначе, обобщенно - ни один из его далеких пращуров. Хотя, о чем собственно спор, общество всегда будет неоднородно, но все же возможно, что со временем люди научатся лучше выявлять таланты и тогда на самом верху общественной пирамиды, появится больше воистину достойных людей, а не одних лишь потомков важных деятелей прошлого, или же тех кто принадлежит к некой определенной просвещенной прослойке общества. где почти каждый может заранее рассчитывать на то что для него найдется теплое местечко. Потому что доказывать себя мыслящим человеком намного легче тому, у кого все это было рядом и под боком, как и в большом избытке, и вот как раз из-за этого не так уж и редко одно только случайное сочетание хромосом, определяет, кому быть образованным человеком, а кому нет. Причем, конечно же, области знания настолько широки, что узнать, кем бы именно оказался человек, получивший должное воспитание, никоим образом выяснить невозможно. Так что кроме действительно выдающихся людей, и тех, кто страдает умственной отсталостью, представители разных слоев общества, в целом довольно схожи по параметрам среднего интеллекта, выбились ли они в люди или нет. Основная разница пролегает в области воспитания, а не в некой голубой крови - аристократизма духа. Главное на сегодняшний день отличие интеллигентов от всего прочего люда, (кроме высшего образования) заключается в том, что их приучили, употребляя, пережевывать пищу не только физическую, но также и духовную. Культура же сама по себе без того внутреннего наполнения, к которому ее может обязать разве что до конца правильное воспитание во многом лишь чисто внешний, шелушащийся лоск от удобной и ласковой жизни. Интеллектуальный труд, сам по себе не облагораживает душу человека, а единственное что сильно добавляет, так это апломба, морщин на лбу, в чем-то расширяет кругозор, если, конечно же, человек сам того по-настоящему пожелает. Разнообразие рациона еще не указывает на большую восприимчивость к тому, что не является обыденностью бытия, во всех его обывательских проявлениях. Потребление человеком всего того, что может дать жизнь и природа процесс естественный и простой. Поэтому нет причины для возвеличивания до самых высоких небес самих себя из-за одной лишь способности к осознанному поглощению того, что почти недоступно для многих простых людей в силу темноты их неразвитого интеллекта. Они же всего лишь к подобному потреблению пока что еще неприспособленны. Причем речь идет далеко не обо всех, а всего только о большинстве простых тружеников. Кроме того книги не приучают человека к более здравым и высоким мыслям – это же совсем не то, ради чего они были изначально задуманы и предназначены. Ведь дело то совсем не в их благостном умственном и душевном усвоении, которое более связано с пищеварением, (хотя и в духовном смысле), чем с настоящим душевным подъемом над низинами плотского мещанства. Самовозвышение над толпой без того, чтобы на свой Олимп надо было взбираться с рюкзаком за спиной, не раз рискуя сломать себе шею, непременно означает чванство, и засилье образованного невежества. Знания о жизни искусственно ограниченные по неудобным для чьего-либо восприятия параметрам, более дремучая тьма духа, чем отсутствие знаний вообще. Честность по определению причин тех или иных явлений требует осознания всех факторов, приведших к тем или иным результатам и их последствиям. При этом важно определить степень ответственности, за какие – либо совершенные действия, а не рассуждать по принципу, «не прав, тот кто во всем виноват». Потому что – это грязная полуправда. Правда, же всегда сложнее, чем ее рвотная отрыжка. Всегда во всяком деле, в котором было замешено несколько человек - есть и несколько ответственных за результаты их действий. Причина для их деяний или же человек, побудивший их к подобным действиям не может быть козлом отпущения за чьи-то тяжкие грехи КАМНЕМ лежащих на чьей-то болезненной совести. Амбиции такого рода и превращают науку в хлыст гонящий человечество как быка на бойню, в атомное или же химическое пекло - ада новой мировой войны. Потому что не так уж важно кто виноват, а лишь кто оказался в должный момент умнее. Раненная гордость и оскорбленные амбиции могут довести человечество до ручки двери за которой нет ничего кроме забвения всех наших чувств. При помощи плохо обоснованной логически ненависти можно спрыгнуть в обрыв чудовищной глупости и кретинизма последовательно непродуманных действий. А мир стал сложнее и ЧУТЧЕ к любым сигналам во имя зла или добра. Взаимосвязь между событиями, произошедшими в совершенно разных уголках Земли стала намного крепче и серьезнее. Каждый цивилизованный человек на сегодняшний день солдат армии вооруженной до зубов последними технологиями. Но вот только во зло, мало ли кто еще ими и в будущем, то сможет без особого труда воспользоваться? Однозначно ведь, что возможности то растут, а мозги остаются почти прежними. Современные ученые, офицеры и генералы всеобъемлющего технического прогресса, они ведь разве что воюют не единой армией, а каждый на своем поле. Но ожесточенная борьба за знания, иногда серьезно напоминает войну со здравым смыслом. Прежде всего, потому что она ведется не за знания, а за звания и за новые оригинальные способы выставить себя властителями всей природы. Мол, она нам многого в прошлом недодала, так давай значит, обдумаем возможности как ее обхитрить, заставив дать нам то, что она от нас скрыла и чем ранее обделила. Уверен, все эти эксперименты от одного проломленного черепа, отличаются разве что только количественно и качественно. Причем речь идет о сугубо мирных технологиях. Рано нам еще играть во всесильных богов. Знания – это не одна лишь сила, но и тот сук на котором мы все очень давно уселись. Обрубать то на чем сидишь, дабы насладиться возможностью полета вверх – вещь в корне противоречащая элементарным законам всем известной физики. Природа выверяла каждый элемент биологической активности живых существ, путем миллионолетий опытов, подбирая самый оптимальный подход к решению всех проблем. И вдруг объявился пока еще толком не знающий азбуки в области биологии человек и решил, что раз он такой умный и образованный у него, видите ли, за плечами сто с лишним лет опытов его коллег он может чего-то там переделывать, поскольку это дает хороший эффект. Насчет букваря - это не преувеличение, а чистая правда! Жизнь штука чрезвычайно сложная и ее изученность современной биологией можно сравнить со знаниями простого водителя умеющего водить машину, но не ничего толком не знающего как именно она создана, поскольку все инженерные расчеты выше его примитивных знаний лишь о том, как крутить баранку. Сунул руку, включил зажигание поехал, но это даже еще не все он может же всерьез научиться разбирать ее до самых мелких деталей и собирать обратно, точно зная, куда чего привинтить и будучи правильно собрана машина естественно, что будет как надо работать. А допустим, что этот самый водитель не получив высшего образования захочет внести произвольные изменения в конструкцию своего автомобиля... и выедет на трассу... кто поручится за жизнь людей, что встретятся ему на пути. Если он считает себя великим гением пусть отправляется на отдаленный остров Моро и там производит все свои эксперименты. Ну, да, конечно, и в большом мире вполне возможно одну овечку клонировать – это прорыв в науке, а потом ее мясо препарировать и в виде тушки сдать в музей – это все абсолютно нормально. Какие же тут еще могут быть возражения! Зачем же маяться дурью становясь на пути прогресса? А вот вывести их целое стадо и продавать их мясо в супермаркете - это преступление! Выращивать генетически измененные злаки тоже (кто знает) немногим меньшее преступление, к сожалению уже доступное на сегодняшний день. Не обладая знаниями обо всех свойствах и возможностях зверя, ни один дрессировщик не посмеет, зайти к нему в клетку. Смелость «укротителей» генетиков напрямую связана с тем, что их зверь пока проявляет полную пассивность и, кроме того ранее никого и никогда не кусал. Потому что раньше никому на этом свете и на глаза то не попадался. Зверь - то новый, своими же руками выращенный, только он может оказаться пострашнее товарища Шарикова с маузером наперевес. А что касается селекции видов, то она отличается от сомнительных генетических опытов, также как и ношение драгоценных камней до крайности разнится с надеванием на себя радиоактивных изотопов, а тоже ведь в полутьме светятся. Все дело в том, что логики природы создавшей, то или иное свое детище ученые так до сих пор так и не понимают. Основное достижение современной науки – это умение разглядеть что-либо и в общих чертах, дав ему описание, установить его причину, следствие и конечный результат. Но этого еще недостаточно, для того чтобы быть уверенным, что какое-либо изменение в существующем порядке вещей не приведет в дальнейшем к тяжелейшим осложнениям. Потому что для того чтобы без опаски что-то менять, надо понять всю предысторию не самого по себе вдруг возникшего процесса, да и хорошо разобраться в том, как именно он взаимодействует с другими возможно на первый взгляд и совершенно ничего не значащими факторами. Ведь не зная толком, где шестерка, а где туз, как же можно садиться за карточный стол? Если, изначально не ведая самой сути карт взглянуть на туза, то он может показаться швалью, а шестерка козырем. В карточной игре, где все зависит от случая, а не от системы может поначалу без меры подфартить. И все будет отлично, но до поры до времени. А затем грянет гром, а откреститься от содеянного будет уже слишком поздно. А все дело в том, что в любом деле важен не эффект, а конечный долговременный результат. Причем, для того чтобы он мог иметь место, нужен тщательно продуманный план действий. А как же его можно составить, раз на карте познания есть еще столько белых пятен, куда еще никогда не ступала нога ученого? Менять что-либо нужно крайне осторожно, потому что что-то исправлять в случае произошедшей ошибки будет, скорее всего, еще большим безумством, чем лезть на рожон, пытаясь обыграть природу в покер, где у нее все карты мечены и затерты до дыр. Вот так всегда, легче всего найти кого-то крайнего и на нем, отыграться за все свои прошлые беды. По-моему люди в данный момент хотят отомстить природе за все те неудобства, что она им создала после того как, человек осознал себя в чем-то самостоятельным и независимым от ее прихотей. Именно эти амбиции и играют самую главную роль в максимальном освоении внезапно открывающихся возможностей, без осознания того, чем это еще может аукнуться для человечества в довольно обозримом будущем. Действительно вроде бы, как и не о чем более беспокоится - все же в наших руках! Хотя жуть то, как раз в том и состоит, что руки у нас пока коротки, чтоб самим по себе что-либо действительно разумное создать! Все достижения человечества не более чем успехи малыша научившегося кидать камушки в безбрежность моря своего глобального незнания об окружающем его мире. Конечно, по кругам, остающимся на воде можно судить об его основных свойствах и качествах, но не более того. Прежде чем ставить на колени вселенную, заставляя ее подчиниться нашей могучей воле, надо бы сначала укоротить руки всем тем, кому охота, идя в ногу со временем, травить всех крыс в погребе старого, грязного мира. Сначала может самим надо хоть сколько-нибудь человеческий облик приобрести, а? Причем речь не идет о внешних проявлениях и добрых, сердечных намерениях, а о том главном, что отличает человека от животного. В области практической логики - это, прежде всего способность мыслить абстрактными понятиями, не имеющими ровно никакого отношения к данной конкретной, раздражающей ситуации. В этом человек и может отойти от вполне понятного его звериного естества. И в то же время, когда это касается отсутствия добра, а не чьего-то открытого зла, то нет ничего более важного, чем осознания, что не так уж мало раковых опухолей изначально имеют доброкачественный характер и их перерождение не так уж и редко связано к пренебрежением к их потенциальной опасности. Перенося это в другие рамки можно сказать, что запускать любые проблемы, социальные, научные, экономические люди не перестанут до тех пор, пока не научатся жить разумом, а не сплошными эмоциями и амбициями. Ведь сколь много людей, что этого делать просто не умеют и никак не хотят этому научиться. В результате они попадают впросак, когда вроде бы и можно было, подумав хорошенько избежать всякого конфликта. Причем самая опасная вражда на сегодняшний день – это отсутствие полноценной согласованности в научной среде. Хватает же тех, кто ищет новое разве что лишь для того, чтобы оставить следы на пыльной дороге мировой славы. Все дело в том, что люди до безумия любят реализовать все заложенное в них, причем, если они, скажем, артисты или художники, то самое большее, что может приключиться это, только то, что они тихо уйдут со сцены жизни, невостребованными обществом. Совсем другое дело, если они политические деятели или ученые. В принципе деяния всех государственных мужей недолговечны, и в веках они остаются одними лишь именами собственными в учебниках истории. Однако с сегодняшними технологиями, основанными на новейших научных разработках, все еще может быть совсем иначе. Всегда все новое у человека поднимает на самый верх все старое и устоявшееся. В прошлом - это привело к возникновению злющей тирании на обломках первой в мире римской республики. В будущем же в грязном и загаженном как сточная канава мире, будет возможна тирания, при которой еще придется существовать поколениям, что когда-нибудь придут в этот мир после нас. Кто-то, конечно, скажет, что этого не может произойти, потому что люди, хотя они и очень беспечны все же почувствовав, что трон царя природы под задом вдруг начал возгораться, с него тут же вскочат и начнут тушить столь внезапно возникший пожар. Может, что и начнут, но только вот еще, как может оказаться, что лекарство то из-за его полной необдуманности и спешки будет похуже самой болезни! Для продуманных и предсказуемых в своих последствиях действий необходимы долгие десятилетия тщательной подготовки. Ведь не за то мама била, что играл, а за то, что отыгрывался. Вот так как раз с матушкой природой и может быть. Она нам выпишет по первое число за попытку отыграться - после всего причиненного ей ущерба. Я не имею в виду технологии, которыми мы владеем сегодня, а технологии будущего. Я не большой специалист в области точных наук, но, чисто теоретизируя, как и зная саму сущность человеческой натуры, могу предположить, что будет сделано что-то, что на короткое время значительно исправит положение. Однако потом станет еще куда хуже, совсем небо в овчинку. Потому что паника наихудший советчик в те времена, когда может спасти одна лишь холодная, жесткая логика. И если таких ситуаций в жизни одного человека не было уж слишком-то много он никогда не станет, бесчувственным и мерцающее бледным, как глубоководная рыба. Все-таки притом, что люди живут в глубинах атмосферного океана они не могут уподобляться тем глубоководным тварям божьим, что живут на дне другого более плотного океана. Те существа часто питаются тем, что на них падает сверху в виде падали. Например, иногда на дно морей и океанов оседают корабли, а в них человеческие останки. Мы же можем утопить и съесть себя сами только от желания блеснуть ярким светом, способным затмить собой солнце. Человек же издавна смотрел на свое я, как на венец великого творения и хотел вынуть из рук Бога скипетр власти над всем миром. Но сейчас - это его знание подкреплено конкретными возможностями, большими чем те, что некогда были у папуаса людоеда, когда он, делая дырочку в черепе выпивал через нее мозг. Завтра уже будет возможно через малюсенькую дырочку в голове напичкать мозг человека микрочипами для улучшения его функций в том, чем нас обделила скупая на щедрость природа. Вот только не было у нее в планах создавать из людей суперменов. Она сотворила их в точности с планом реализации поставленной перед их существованием конкретной задачи, а в дальнейшем утилизации их бренных останков. Предполагая, как я, что людей создал Бог можно предположить, что мы получили от него тонкий микроскоп, которым по незнанию колем орехи. Придет время и мы узнаем куда больше о возможностях своего тела. Пока же нам крайне важно, при любом раскладе, не важно, как возник этот бренный мир, не корчить из себя всезнающих богов. Ведь реализовать-то, возможно, что угодно, а вот для того чтобы все последствия предсказать, сколько еще столетий кишка у нас будет крайне тонка? Как бы нас природа за всякие там над самой эксперименты через ее прямую кишку не отправила туда, где сегодня, блистая скелетами, пасутся динозавры. Я имею в виду музей какой-нибудь новой, скажем, дельфиньей цивилизации. Потому что перед тем как начать чем-то управлять и изменять генетическую структуру даже всего лишь и у овощей и злаков надо бы для начала составить план всех возможных в связи с этим изменений в окружающей нас природе. Не на тысячу лет, так может хоть этак на пятьдесят. На дороге же человек планирует свои действия заранее, если не желает так вот в раз проснуться в деревянном макинтоше. На широкой и пока еще не очень изъезженной дороге технического прогресса, движение намного опаснее, поскольку мы еще не знаем все возможные факторы, которые нам там могут где-либо повстречаться. Причем я это не от себя лично говорю, а обо всех людях сразу. Потому что как мне кажется, что, когда человечество сумело построить корабли типа Титаник и ему подобные нашим предкам тоже, наверное, показалось, что природа уже побеждена силой великого человеческого гения! Однако у нас у нас сейчас уже есть возможность во вполне обозримом будущем построить Титаник, (не Ноев ковчег) в который уместится, если не все человечество, то большая его часть. А может мы и сегодня уже его строим! Выжившие после глобальной экологической катастрофы еще, быть может, позавидуют умершим. Шапкозакидательские настроения к чему бы они не относились всегда очень дорого обходились ворам, что крали у себя, да и у других элементарный здравый смысл. Конечно, легче всего жить красивыми мечтами, но все же лучше не строить радужных планов на будущее, а лишь иногда вздыхать об утраченном в прошлом. Между прочим, именно сожаления о том, что безвозвратно потеряно и могут помочь не совершать просчетов, которые приводят к вполне конкретным нехорошим вещам в нашем сегодняшнем настоящем. Построение воздушных замков на будущее не так уж редко приводит к демонтажу уже построенного и ранее освоенного. Так что незачем глаголить о светлых временах, о них уже и так без меры талдычили в 19 веке и начале 20 столетия, а чем же все это кончилось, знает каждый. Человечество часто разбирает за собой рельсы, по которым оно могло бы отправиться в обратный путь. Запасных путей не создается, потому что - зачем они!? Хотя я и думаю, что Билл Гейц и Ко не дураки, и поощряя по тихому из под полы «писателей» вирусов они могут изучить и залатать слабые места своей продукции. Но что же будет, если какому-нибудь злому гению все же удастся завалить мировую сеть. Ведь на компьютерных технологиях, сегодня стоит весь мир. А интересно держит ли кто чего про запас, на всякий там экстренный случай. Проблема, однако, как раз таки в том, что люди ради показухи горы перевернут, а для защиты от любых неожиданностей держать, конечно же, ничего не станут. Потому что, пока у человека нет ощутимых воочию знаний о том, что с ним может случиться, если с ним все же что-нибудь необычное и необыденное произойдет, то он может запросто держать в руках оголенный электрический провод, не имея и понятия о заземлении, или же о фазе. Это дело может и поправимое, ежели ему кто другой - электрик по специальности, чего-то там подскажет. Но раз так вышло, что раз уж у всего человечества нет о чем-либо конкретных знаний основанных на практическом опыте, то ясное дело, что он будет относиться ко всем угрозам и пророчествам с сарказмом девичьей неопытности. Вот когда прогресс родит все свои плоды, а они будут очень горькими, вот тогда-то и начнется град, гром и молнии на светлые головы ученых, что это, мол, они нас всех довели до такой жуткой жизни. Хотя потребители и кричали во весь голос - еще и еще благ и удобств! Нормальная власть она же во имя стада живет, и его прихоти виляют ей как хвостом. Плохая власть виляет поросячьим хвостиком перед народом при помощи лозунгов и воззваний, но и в том и другом случае радость потребления ослепляет прожектором глубокого невежества. А то, что популизм возьмет вверх, когда законсервированная в трехлитровую бутыль природа вырвется, наружу раздувшись от ботулизма человеческих отходов про то и говорить не надо достаточно немного знать людскую психологию. Вещь – это вполне предсказуемая, и злые люди в очередной раз смогут разыграть успешную партию в покер, шулерски переиграв всех остальных осторожных и прагматичных. Лицедейство, возведенное в принцип и в не очень далеком от нас будущем, окажет вполне ощутимое воздействие на психику людей, подталкивая их, кому именно отдать предпочтение в своем выборе вожака, когда в воздухе запахнет паленой резиной вынужденно остановленного технического прогресса. Причем под таким соусом люди могут проглотить любые жареные факты. Ведь когда почему-то стало нехорошо и сразу всем должен же будет хоть кто-нибудь стать крайним?! Из большинства, как известно, крайних не назначают. Значит, им должен быть кто-то из меньшинства, имеющий хоть какое-то касательство к нынешним неприятностям. А вся радость от использования всех этих новых игрушек, что сегодня дарит нам технический прогресс, может очень даже померкнуть, если скажем летом без термокостюма, нельзя будет и носа высунуть на улицу. А естественная еда будет выращиваться лишь в теплицах ( или же их назовут холодницами) где-то глубоко под землей. Природа же наверху пожухнет от той дряни, что в данный момент активно переводит атмосферу, как и от жуткой жары. Конечно же, все выбросы в атмосферу – это настолько ничтожный процент по отношению к ее общему объему, что они подобны микроскопической капле в огромную бочку воды. Однако бочку меда можно испортить и маленькой ложкой дегтя. Я же говорю не об одном том, что там уже сейчас там витает, но и том, чем ее отравят в ближайшем и не очень далеком будущем. Кроме того, почва, воды океана и атмосфера взаимосвязаны между собой и загрязнение одного влияет и на все остальное. Так что не важно, куда гадят, а важно, что мы уже многое загадили, и не собираемся менять своих вредных привычек. Конечно же, наши потомки, скажем, опомнившись за каких- то полстолетия все после нас смогут, наверное, как следует вычистить. Но они нам за все наши отходы и выхлопы спасибо, ой как не скажут – это уж точно. Возможно даже полное уничтожение всей накопленной до тех пор культуры в связи с «огромной любовью» к нам, диким предкам. Вряд ли – это пойдет им на пользу. Однако раз нельзя вытащить мертвецов из могил, то возможно, по крайней мере, уничтожить, все то что они создали в отместку за то жуткое как торнадо уничтожение всего до чего только дотянулись их руки. А, между прочим, возможны еще и мутации в микрофлоре вызванные человеческой деятельностью. Жизнедеятельность нашей цивилизации создает вокруг себя громаднейшие горы нечистот, и если это не лучшая среда для всякого рода бактерий, то тогда чума следствие стерильной как в операционной чистоты средневековых городов. Самолеты за три дня могут разнести всю эту заразу по всему свету. Инкубационный период, то есть то время, пока люди будут продолжать чувствовать себя совершенно здоровыми, может продлиться гораздо дольше. Можно же ведь у каждого пассажира прибывшего из дальнего рейса брать кровь из пальца, и мазок из горла, так на всякий случай! Но кто же это будет делать – раз это в немалую сумму денег обойдется! А, кроме того, зачем из-за всякой ерунды беспокоить уважаемых людей в дальние рейсы же не жители нищих негритянских районов Нью-Йорка летают. Террорист номер один в этом мире – исключительно одна лишь человеческая беспечность и из-за нее могут умереть миллионы и миллионы потому как биологи и врачи никогда и не за что не потребуют превентивных мер, по предотвращению возможности распространения смертельных эпидемий. Человек же кроме всего прочего теперь стал лезть во все углы и щели. А вот жила была где-то какая-то там экзотическая, жуткая микрофлора, а археолог или спелеолог залез, куда не попадя и вытащил ее на свет божий. Вот вам и мировая эпидемия. Причем только потому, что кому-то невдомек, что нужно хоть как-то предохраняться не в одном лишь, естественном процессе любви к женщине, но и беря от природы, то, что она не была милостива, предоставить нам сама. Сейчас же речь не идет о том, чтобы дать чего-то попробовать и пороху понюхать смельчакам, которым может и до старости жить-то не очень охота. Дело же сегодня выглядит совсем иначе и в рисковом, авантюрном мероприятии участвуют все жители планеты Земля, где бы они не жили. А, кроме того, они об этом даже и знать-то не знают, как те бараны, которых пастух пригнал, постись на склон пробуждающегося вулкана. Мол, он всегда так гудит, а что немного трясет и пепел в воздухе реет, так то ерунда все ж до сих пор хорошо кончалось. Оно конечно ясно, что человеческое стадо обожает собирать урожай плодов и ягод освоения всего нового и неизведанного раннее. Ведь найдя себе, новые грибы или ягоды древние люди, убедившись, что от них не мрут, вполне естественно, что сделали бы их частью своего повседневного рациона. Сегодня людей стало гораздо больше чем раньше, а пищу нельзя продавать свежей и вкус ее, если она дешевая оставляет желать много лучшего. Поэтому в ход и идут всевозможные биодобавки. От них же не только толстеют. Я считаю, что возможны также и более опасные, долговременные последствия, от использования всевозможных искусственных средств для лечения, мелиорации и всего того, чем человек загаживает себя и окружающую его природу. Я совсем не думаю, что лучше всего было бы вернуться в доиндустриальную эпоху и этим решить сразу же все свои проблемы. Колесо истории назад никому не повернуть! Единственное, что пока может быть и удалось бы сделать – это перестать делать деньги там, где нужен здоровый прагматизм. Фармацевтика производит горы лекарств, вызывающих наркотическую зависимость. Их продажа позволяет кому-то набивать себе карманы деньгами за счет людей страдающих хроническими заболеваниями. В то время как гомеопатические средства могли бы стать гораздо дешевле, если бы их производство взяло на вооружение государство. Они же ни в процессе своего изготовления, не возвращаясь назад в природу, ни на генетическом уровне, никакого вреда причинить, не способны уже исходя из самой своей природы. Люди очень любят власть над себе подобными, а для этого нужна либо удобная идеология, либо то, что является силой способной сдвинуть с места любой вагон чьих-то непомерных амбиций. Им бы призадуматься, о том, что цистерна общемировой глупости, оказавшись прицеплена к паровозу технического прогресса, доедет до ближайшей станции глобальная экологическая катастрофа, где всем нам и сходить на нет. 21 век может оказаться столетием всеобщего поражения перед силами в определенном смысле, вполне разумной, выверяющей каждый свой шаг тысячами и тысячами проб природы. Но где же кому-то об этом подумать, когда власть загребущие видят один лишь свет в конце туннеля - старой простой жизни. Выползая наружу из тьмы глубочайшего невежества нам надо помнить сколь многое, мы еще не знаем и как опасно идти в слепую на ощупь, не ведая, где пропасть, а где усеянная цветами межгорная равнина. Стоя на одной ноге всю Библию на зубок не выучишь, зато от долгой и неудобной позы можно же и мордой в грязь рухнуть. Я нахожу, что человечество, играя в классики, учится, управлять миром считая себя его новым творцом. Хотя там где выход, там же и вход - это же элементарная логика. В принципе старый, хорошо исхоженный вдоль и поперек мир может послужить запасным выходом, или же точнее будет сказать, входом в гужевое и пешеходное будущее. В том случае, если мы все утопнем в непролазной топи последствий, бесконечных кровопусканий как будто бы неисчерпаемых природных ресурсов. Это ведь и будет единственный выходом для в конец загнавшего себя в тупик человечества. Однако же оно способно его еще до такой степени завалить, что обратно ему даже и на четвереньках, вползти не удастся. В принципе вполне возможно понять, что-то, что не является изведанным на чьем-то конкретном горьком опыте люди никак не способны не осознать, ни даже хоть сколько-нибудь принять к сведенью. Научиться чему-либо можно ведь разве что, споткнувшись и больно ударившись об (уж, что тут поделать) всегда отрезвляющую землю. Однако падение это может быть слишком болезненным для всех тех, кто, являясь лишь пассажирами планеты Земля, рвется вот так сразу стать ее капитаном.

maugli_2: Я полагаю, что сначала нам надо, хоть сколько-нибудь подучиться, дабы, обретя нужные навыки стать хотя бы ее юнгой. Люди смотрят на достижения отдельных личностей, как на всеобщее достояние, и стараются выжать из них максимум пользы, прилагая при этом самый минимум любых усилий. Леность ума или же тела, общечеловеческое свойство. Как правило, люди стараются прийти к конечному результату, сознательно не прибегая, где это будет только возможно к тяжелым физическим или же духовным нагрузкам. Одно лишь подавление в себе этих естественных для всех людей качеств, путем правильного воспитания, создает человека способного добиться от жизни чего-либо большого, чем простое ни к чему не ведущее прозябание. Но труд может быть еще и сизифовым или же того хуже несущим зло. Ведь любой самый благостный результат не может служить залогом настоящего длительного успеха. Всем известно, что подняться в воздух для самолета далеко не самая главная задача. Посадка намного важнее взлета и если великолепный аэробус разбился при приземлении, то не важно какие в нем были созданы удобства и новшества для его пассажиров. Картинка из будущего: два оборванных дикаря смотрят на разрушенное обиталище диких мутантов. Один молодой, а другой старый и старый говорит, что когда он был юн этот город был полон жизни, а ныне вымерли все. Вот вам и прогресс, во всей его справедливости к тем, кто, взяв лопату сами себе роют могилу в зыбучем песке неожиданных как яблоко по черепу открытий. Данный плод, упав с высоты в сто двадцать этажей может помочь открыть новому Ньютону тот факт, что законы притяжения физических тел, пока еще отменить никому не удалось. А значит, эту аллегорию можно экстраполировать в иную сферу, чем выше и значительнее открытие, тем больше у него может быть неожиданных и нежелательных, побочных эффектов. Просто, что же это выходит? Есть результат бери и пользуйся, а чего там еще может быть, если сразу же ничего особо плохого не происходит, то это, мол, забота, тех, кто придет после нас. Ведь сложные решения требуют больших капиталовложений. А кто же на них пойдет, если нет риска, завтра же очутиться по самые ушки в дерьме мерзко пахнущих неприятностей. Вроде бы как мы сейчас создаем себе новый более удобный для нас мир. Но получается все как раз наоборот потому что самый простой способ – это разрушение, а значит деградация. Технический прогресс и есть деградация природы, а отчасти и человека вместе с ней. При этом мы еще способствуем развитию и усовершенствованию вредных явлений живой природы. Крысы же раньше в одной лишь Азии водились. Корабли развезли этих хитрых и вредных животных по всему остальному миру. Да, и, к примеру: вакцинация заставляет микробов мутировать, а это в свою очередь принуждает медицину усиливать действие антибиотиков на тело человека. Всегда выходит, что легче всего найти способ, ведущий во тьму грядущих страшных как лавина в горах, бед и несчастий. Правильные пути трудны, потому что безопасность и удобства стоят дорого. Но скупой платит дважды, однако - это не вопрос понимают ли акулы большого бизнеса, ту цену, которую придется всем нам заплатить за отсутствие системы утилизации наших сегодняшних отходов. Конечно, кому же это надо обо всем этом сегодня побеспокоиться, если разноцветный снег завтра же на землю выпадать не начнет. Кислотные дожди пока еще весьма и весьма мягкая вещь. Но ведь конце концов они могут оказаться довольно-таки жутким явлением. Судя по всему процесс засорения природы долгое время может быть незаметным, поскольку окружающая нас среда обильно и без обид впитывает брошенные в нее плевки, но когда-нибудь она широко улыбнувшись, отрыгнет их назад. Вот тогда и начнутся разноцветные дожди, такой же снег, дикие непрекращающиеся ураганы по всему миру, жара под 70 градусов от которой придется спасаться, прячась в специальных холодильных камерах. Процесс этот должен для начала набрать достаточную мощь, прежде чем станут, заметны последствия бездумных действий по отношению к матери природе. При этом люди не замечают, что мир изменяется к худшему, ведь все перемены протекают в очень медленной, вялотекущей форме. Вот только повернуть что-либо назад, когда этот процесс уже начнет набирать обороты, будет намного труднее, чем завязать шнурки, упав мордой, об асфальт. Ведь тогда снова сможет прийти к власти ничтожное меньшинство, что будет печься лишь о своих корыстных интересах. Для начала оно понятное дело пообещает сделать все, чтобы мир изменился к лучшему, то есть к прежнему. Популизм во времена беды лучший завтрак для объевшегося неприятностями народа. Всенародный гнев сметет все имеющиеся сегодня институты власти. Кто-то скажет, что этого просто не может быть, потому что не может быть никогда! Однако люди могут по-тихому обо всем договориться, новые технические возможности будут к этому только лишним подспорьем и никакие ядерные чемоданчики этого не предотвратят. Все же можно нейтрализовать, если в том возникнет крайняя нужда. Самое главное - это чтобы не возникло такое новое положение вещей, когда многие люди начнут ненавидеть власть, потому что это она довела их до такой жизни. Значит надо стараться не создавать такую ситуацию, когда шквалы и катаклизмы приведут к тому, что станет слишком трудно удержаться у руля власти. Во имя того чтобы этого не произошло - надо все заранее спланировать, таким образом, дабы все меркантильные, сиюминутные интересы не задымляли черными красками тьмы невежества синие небо у нас над головой. Не у Бога ни у природы не выпросишь снисхождения за проявленную героическую глупость по отставанию сегодняшних, меркантильных интересов в ущерб грядущих поколений. Им же жить еще на этой планете, зачем же продолжать выкорчевывать леса, губя при этом устоявшуюся экосистему? Помнится, именно обилие большого количества саванн и заставило обезьяну слезть с дерева и стать человеком. Я так думаю, что обилие гор мусора создаст новое разумное существо (крыса). Она встанет на задние лапы и даст под зад человеку, заняв его место на вершине эволюции. Может это и злой сарказм, но только вот золото осенних лесов нельзя сменить на унылость железобетонных конструкций, не убив при этом чего-то самого главного и, прежде всего внутри своего сердца. Чем больше здравого смысла уделяется тому, чтобы утрясти всякую грязь, дабы извлечь из нее самородки личных выгод, тем более и более в песок уходят надежды на лучшее, чем прежде существование в будущих веках. А всего-то проблема лишь в том, что суть тех многочисленных проблем, которые сегодняшнее поколение людей оставит будущему миру крайне далека от абсолютного большинства грамотных в науке людей. Они же всегда и везде соответствуют поговорке «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». А значит пока не начнутся гигантские катаклизмы, в общемировом масштабе люди и пальцем не пошевелят, дабы хоть как-то изменить свое отношение к природе. А ведь всевозможные бури и другие возможно также и геологические катаклизмы (земле не все равно, что с ней вытворяют) могут привести к катастрофическим изменениям в обществе. А это чревато откатом к старым методам управления государством. Вот что страшнее всего. Отсутствие демократии захлопнет перед носом человечества дверь в достойное будущее. Либо оно скатиться назад к прочему зверью, либо вообще уничтожит этот мир в его сегодняшней прекрасной сути. А ведь и катаклизмы тоже вещь страшная, так как у людей нет средств, для того чтобы по-настоящему защититься от разбушевавшихся сил природы. Она же способна уничтожить все, что создавала миллионы лет. Мир животных и растений, конечно со временем возродится, но уже, к сожалению, без нас. А людей на данный момент интересуют те же вещи, что и стадо павианов. Кто будет вожаком? Войны за территорию и более удобное место под солнцем. Вот так и выходит, что смысл прогресса духовного не доходит до стада думающего лишь о хлебе насущном, а его пастухи именно в этом смысле и наиболее стадны. Их обязывает к тому высокое положение в обществе. Вот поэтому духовный прогресс и буксует, поднимая вверх фонтаны старой грязи. Точнее будет сказать, что, если бы все усилия были направлены в разумном направлении, возможно, было бы уже найдено хоть какое-то решение, скажем, как уничтожить или ослабить надвигающийся ураган. Но для этого надо было думать не только лишь о том, как бы лучше сделать ядерную бомбу, неотвратимой угрозой для идеологического противника. Ведь, правда, кроме идеологии Америке с Россией делить по большому счету нечего. Просто застарелое как пролежень противостояние никак не может отслоиться от умов старой гвардии генералитета и политиков, так и не промолвивших гудбай своей коммунистической ностальгии. Они все еще так и живут старыми имперскими иллюзиями не желая знать, что жизнь требует иных не башмачных по столу решений. Люди смотрят на мир, глядя прямо в глаза своей собственной душе и ее потребностям, а другие вещи до них доходят лишь после того, как они обнаруживают, что чего-то кому-то стало не по нутру. Вот только страдают они близорукостью и видят лишь то, что им удобно, а все остальное стараются просто игнорировать, пока кто-то их в это прямо-таки носом не ткнет. Это делает тот, кто выше по званию или по должности, но кто ж их самих-то ткнет, когда они делают всевозможные глупости? Надо все-таки переходить к всемирному сотрудничеству всех развитых государств вместо глупой войны амбиций, кто, где прав и кто имеет право, а кто нет, лезь туда или же сюда. Чем больше склок по поводу и без повода, тем меньше средств к достижению взаимопонимания, которое и должно, в конце-то концов, покончить с дурацким некому не нужным противостоянием между двумя никак не застрявших у друг друга в горле государствами. Ведь все дело то только в том, что Россию из тайги дикости занесло в тундру вечной мерзлоты, невозможных к осуществлению надежд. Сияние красивых на бумаге идей привело к тому, что люди длиннейшей вереницей потянулись как стрелка кампоса на север, безвозвратно теряя в своей жизни всякое иное направление. Это был результат эксперимента недалеких людей, что хотели изменить этот мир к лучшему. Не вооружившись столь необходимой ему искренней помощью со стороны интеллигенции большевистский режим не устоял бы на ногах и рухнул через какой-то месяц после своего кровавого появления на свет. Россия стала колыбелью революции почти исключительно по одной лишь причине - в ней нашлось достаточное число экспериментаторов, готовых превратить свое общество в подобие Икара, отправив его пинками под зад к солнцу высших истин. Так сказать, будучи уверенными, что их такой глупый народ поневоле приучится видеть мир в иных красках, чем - это ему было свойственно ранее. Поскольку выбора то у него нет! Если бы они провели такой эксперимент над самими собой, то это было бы вполне нормально. Скажем, собрались бы все вместе и устроили б маленький городок в тайге. Сибирь, то ведь большая. Вот там бы и устраивали между своими единомышленниками общество по принципам Карла Маркса. Так нет им же надо было вмешаться в чужие судьбы и на деньги иностранных держав (хотя может они об этом ничего и не знали) совершить переворот в отсталом аграрном государстве с большим человеческим и научным потенциалом. А ведь если бы для эксперимента была выбрана, скажем Зимбабве, то весь мир бы уж столько лет не висел бы над глубочайшей пропастью ядерной катастрофы. А ведь после нее живые, явно позавидуют умершим. Потому что не все же станут импотентами. Но вот те, кто все же смогут родить детей явно тут же захотят их убить из крайней к ним жалости, а мутации в животном мире – это же будет чистый кошмар!!! Однако пока весь этот ужас одна лишь некая химера, мелькающая в виде некой жалкой тени на горизонте неопределенного будущего. Вот поэтому люди и отказываются относиться к ней хоть сколько-нибудь всерьез. Потому что человеку смотреть в глаза правде о том, что происходит в его стране во стократ тяжелее, если эта правда противоречит тому, чего бы он так хотел бы видеть. Например, свою державу, кому-то так хочется видеть великой и сильной. Так сказать в сиянии звезд и не на каком-то жалком флаге, а на варяге, что не сдается врагу и плывет себе по морю гордости и славы. Но только ничего из этого мертвым не понадобится, а если их еще и хоронить некому станет или скажем, нечего будет хоронить, то какая уж тут может быть слава? Но зрение у людей все же избирательное, и каждый больше видит, именно то что ему более всего по вкусу, а остальное они стараются просто-напросто не замечать. Потому что так устроена природа людей, я полагаю, что на заре цивилизации, когда не было столь многих важных и критичных для общего выживания факторов – это было более чем логично. Главное было заметить основную опасность, например: голодного саблезубого тигра, что желал тобой перекусить на дневной сон грядущий. И в то же время на каждую корягу, что могла попасться тебе под ноги, обращать серьезное внимание было как-то не с руки. Люди так и остались с теми же принципами, какие у них были еще в каменном веке. Одно лишь по настоящему изменилось, облегчились тяготы существования, а значит и была приобретена в качестве подарка от господина прогресса - сытая уверенность в вечном продолжении сегодняшнего благополучия. Чистая в своей естественной наивности душа была заменена урбанистическим холодным практицизмом более страшным в своей продуманной жестокости, чем самая суровая и изощренная в своем варварстве дикость. Чем больше сил по изменению мира накапливается в людских руках, тем больше дураки гордятся своей мнимой причастностью к этим новым мощностям. Потому что для них - это лишь способ на другом более высоком уровне утвердить свои гигантские амбиции, а о завтрашнем дне им думать как-то недосуг. Потому что, когда он наступит у нас будет еще больше сил, чтобы все изменить этот мир и только лишь еще к чему-то куда лучшему. Всю ничтожность наших знаний о нем может лишь почувствовать на своей шкуре мультимиллионер, заболевший неизлечимой болезнью. Однако о том, что весь наш мир может заболеть раком предстательной железы в результате человеческой деятельности, про то не думают, те, кто его переделывают в угоду своим амбициям, а не в связи с какими-то новыми потребностями человечества. Многое ведь развивается и усовершенствуется только лишь в угоду чьим-то устремлениям превратить всех без исключения людей в потребителей чьей-то успешной продукции. Смысл делания денег не в их количестве, а в том какой экономической властью будет обладать, тот кто их при себе имеет. Причем жадность часто невежественных или глубоко безразличных даже к судьбе своих собственных детей дельцов, имеет прямое отношение к пещерным или даже допещерным человеческим взаимоотношениям. Однако я не критикую цивилизацию, за то, что все, что она умеет это лишь потреблять и не более того. Но я точно знаю, кого будут уничтожать как крыс, если завтра начнутся резкие и не положительные изменения в условиях жизни на планете Земля. Я имею в виду, прежде всего ученых. Они сами не осознают, какую яму они роют, подкапываясь под столь естественный и вечный ход вещей и событий. Ведь ими же владеет жажда большого эксперимента, который, прежде всего, преумножит их величие, а лишь затем послужит во благо людей. И именно из-за первого, а не из-за второго они довольно часто и охвачены столь жгучим желанием выпить море глобальных знаний обо всей вселенной. Конечно не все такие, люди не все одним миром мазанные! Но можно говорить об общей направленности, а она не очень-то зависит от отдельных людей. При этом ученым совершенно невдомек то, что они еще слишком многого не ведают или же совершенно не понимают во всей полноте. Я прежде всего говорю не о знаниях, что где и как происходит. Подсмотреть-то можно, например и в женской бане, а овладеть знаниями – это, прежде всего, понять, как осуществляется взаимодействие между иногда совершенно различными факторами в живой природе. К примеру: какие-нибудь дикари могут подсмотреть за работой кочегара и сообразить, что ежели в топку паровоза кидать больше угля, то он поедет куда быстрее. Не могут же они знать о свойствах котла, если все что они только умеют – это подбрасывать в топку уголь. Как бы современные ученые не оказались на месте этих самых дикарей! Ведь выгода то явная, наш паровоз вперед летит, а вот, где и когда взорвется котел, про то будут знать лишь наши потомки, если конечно будут живы! Прежде чем проводить эксперимент, любой социальный или же научный, и не в каких-то там микроскопических масштабах, нужно хотя бы процентов на 80 знать все его возможные последствия. Просто так уж вышло, что многие экспериментаторы относятся к своему поколению как к мусору истории, который надо бы перемолоть, чтобы в будущем из него вышло что-либо более путное. Однако менять к лучшему можно только ныне живущих людей! Всякий кто замахивается изменять еще не родившиеся будущие поколения, может лишь изменить к худшему тех, кто живет уже сегодня. Смысл изменений всегда в их конечном результате, а не в том, как людей объединило воедино прекрасной сказкой о равенстве и братстве. Потому что для того чтобы сделать ее былью надо изменять не людей, а политическую систему. Ведь если правители, которые должны быть избраны народом, (а как же иначе) смогут жить по принципам равенства и братства, то и общество под них подстроится, но разве что очень, очень медленно. Хотя такой власти на данный момент было бы крайне тяжело управлять народом, но именно оттуда из центра и расползаются по всей стране миазмы зла. Например: в государстве Израиль в начале восьмидесятых годов заказное убийство стоило 100 тысяч долларов, а лет за десять до того почти всякое насильственное лишение жизни, ставило на уши полстраны. Сегодня можно кого-то заказать и за 4000 долларов. Доллар, конечно, немного упал, но основной аспект случившихся и не так вдруг перемен заключается в том, что крайне снизилась цена человеческой жизни потому как элита израильского общества стала прозападной, переняв все ее представления о том, что такое человек. Он может быть и чем-то вроде мухи, что почем зря жужжит и потому ее надо бы обязательно прихлопнуть. Именно так это и было с Игорем Тальковым. А его убийца, спрятавшись в Израиле в отличие от Григория Лернера был практически в полной безопасности. Просто все же еще зависит и от того, кто кому насолил и в суп сходил по малой нужде. От этого на сегодняшний день зависит столь многое, что об этом и говорить особенно не стоит и так все понятно. Цивилизация приучает к фактически рефлекторному подчинению властям, без раздумий и хотя бы беглой оглядки на собственную совесть. Человек может быть честным и порядочным до того как его засосала пучина государственной машины, все колеса которой смазываются одной лишь только коррупцией, никак по-иному она никак не сдвинется с места. Значит раз так, то верить, что эта машина, будучи искусственно реорганизована, может сделать резкий прорыв вперед - это знаете ли пристальный взгляд в зрачки своего собственного воображения. Причем, чем легче смотрится, тем дальше от реальности, а значит и от настоящей житейской пользы. Давно пора понять, что не так уж редко разница между достижимым и желаемым пролегает по минным полям обманутых надежд. Просто некоторые люди, перемахнув путем чтения прекрасных произведений художественной литературы через все пороги нашей нелегкой жизни, ходят по матушке земле не желая соприкасаться своим возвышенным нутром, ни с чем из того, что есть грязь и дерьмо. Можно подумать, что всякая нечисть может просто исчезнуть из-за того, что ее просто перестанут замечать. Как раз нет, настоящая идеальная чистота может проистекать только оттого, что кто-то будет ползать по всем темным углам, протирая коленки и выгребая оттуда всю завалявшуюся там безмерную мерзость. На сегодняшний день – это задача полиции или милиции. Однако лишь технический фактор, единственное, что может серьезно изменить обстановку, прежде чем – это произойдет в связи с реальным улучшением самой человеческой природы. Камеры слежения на каждой улице могут создать серьезные трудности всякого рода хулиганам. Маска на физиономии, если это не карнавал тоже ведь привлекают к себе пристальное внимание, кроме того камеры можно еще и так усовершенствовать, что и никакие маски здесь не помогут. Конечно, чтобы ограбить богатого ювелира преступники приобретут соответствующее дорогое оборудование, но простому хулиганью оно будет явно не по карману. Но все это возможно соотнести к положительным сторонам прогресса используемые, скажем, демократическим государством во благо своих добропорядочных граждан. Однако всякое государство тяготят заботы о сегодняшнем и насущном. А на все что касается будущего всего человечества ему довольно часто просто начхать. А ведь создавая новые модели машин, нужно было бы всегда вкладывать средства, прежде всего в уменьшение количества их вредных выхлопов в атмосферу. Однако проблема то в том, что все те губительные вещи, что люди причиняют природе не дают о себе знать незамедлительно, а только накапливаются как грозовые тучи на горизонте. Вот был бы среди высоколобых людей, что управляют нашей планетой, хотя бы один опытный капитан он уже давно забил бы тревогу. Только откуда же ему взяться, если он еще не появился на свет. А вот у наших предков как я о том думаю, ума и страха больше было, чем его есть у нас, их не очень далеких потомков. Потому как они верили во всяких духов, и могущественных богов. Поэтому строя лодки, а затем и корабли они сначала тщательнейшим образом изучили все повадки моря, прежде чем решиться отправиться в дальние путешествия. А рисковали те моряки лишь сами собой, а не своими семьями, что почти всегда оставались на берегу. Нынче же берега нет, вся планета превратилась в один полигон на котором, двуногие пока еще, слава Богу не двухголовые, пробуют создать себе самую роскошную жизнь, которая только возможна при помощи второй природы, которая сегодня активно вытесняет собой первую. Люди нынешнее ни в черта, ни в Бога (по своей внутренней сути, а не по внешним признакам) не верят, а за дьявола держат соседа, который подминает под себя их исконную зону политического влияния. А эти самые межгосударственные дрязги и разборки из-за территории могут привести к смерти всех людей сразу и переделить тогда можно будет один лишь один на всех гроб на колесиках технического прогресса. Человеческое бытие, как правило, не основано на взаимопонимании и довольно часто есть необходимость разбирательств, причем тот, кто оказывается сильнее и заносчивее, тот и прав даже в семейных отношениях. А если говорить о взаимоотношениях между правительствами, то там действуют те же самые принципы, потому что нет разницы между малым и большим, когда это касаемо психологии. Общая доминанта присутствует всегда и везде и лишь выражается по-разному в зависимости от характера человека. Под этим я подразумеваю, прежде всего, любовь, дружбу, неприязнь и ненависть. Они всегда возникают и застывают в одних и тех же формах добра и зла, лишь слегка видоизмененных чьей-то конкретной индивидуальностью. Развитие человека независимо от таких мелких по своим параметрам факторов как технический прогресс без того чтобы он был сознательно направлен на то чтобы сделать людей образование и развить и усилить в них чувство морали. Как же это можно сделать? Воруют же не для того чтобы попасться, а ради того чтобы получить от этого максимальные удобства и выгоду. В случае же, если кража немедленно обнаружиться и ничего кроме неприятностей – это никому и нигде сулить не будет, то никто ж тогда на нее никогда не пойдет. Точно также можно говорить и о воспитании хорошего путем прививания человеку правильных манер электрошоком, а не отсидкой в течении нескольких месяцев с такими же как он биндюжниками. Они же оттуда только гораздо хуже выходят, а вот дать хорошую порцию электрического тока - это не смертельно, но зато крайне поучительно. Уж лучше малец, несколько месяцев своей жизни просто не проживет, чем он приучится быть постоянной угрозой обществу. Все дело в том, что люди слишком жалеют свои красивые чувства, а вот если их что-либо конкретнейшим образом доводит до белого каления, то они стараются решить проблему обухом. Скажем, поставив человека к стенке или же заперев его как зверя в клетке. Вот животными из-за решетки люди на свет божий и выходят. Причем никто и не думает, что преступника совершившего ужасное злодейство можно при помощи той же науки просто сделать лежачим инвалидом. Надо будет лишь оставить саму возможность путем повторной операции возродить его к полноценной жизни, если все же выяснится, что он не был ни в чем таком виноват. Зачем же тогда все эти электрические стульчики и газовые камеры, где он может умереть быстро. А для более страшных преступлений террористического характера возможно еще и припасти психотропные средства, чтобы точно ошибки не было. Можно же, раз речь идет о злодее, совершившем что-то непомерно жуткое еще и позаботиться о том, дабы он до конца своих дней мучился и горел как в аду. Так нет же никто этого не сделает, потому что все это неэтично. Вот разве что, если это что-то личное, то врач может попросить коллегу немного ошибиться и человек, когда-то 40 лет, назад уведший чужую невесту будет все оставшуюся жизнь мучиться, а эскулапу это сойдет с рук, как и кому угодно другому ошибившемуся, выполняя свои непосредственные обязанности на что у него есть диплом и образование. Люди частенько припоминают друг другу старые обиды и оскорбления. При этом далеко не всегда, те кто преступают закон затем все же имеют с ним дело. Как говорится, если все как следует обдумать, то кражу или аферу можно сделать делом вполне законным и добропорядочным по отношению к не умеющим толком распорядиться своим имуществом лохам. Подобное поведение никак не преследуется государством, потому что не представляет для него никакой угрозы. Вот пока правительства всех развитых стран не научатся воспринимать интересы всех своих граждан, как свои кровные и близкие его сердцу интересы, никакого реального прогресса в духовной сфере человечество на практике не осуществит. Оно только тогда начнет жить по законам равенства и братства, когда не останется чужих проблем и все проблемы станут и впрямь общие. В этом по моим представлениям равенство и братство и заключается. А пока что нам лишь объединением в одно целое всех усилий можно будет отодвинуться от края пропасти, куда толкает людей бездумный технический прогресс. Вся беда с ним, что нет никакой защиты от лавины новой информации об окружающем мире. Теории строятся и рушатся, а практическое применение далеко не всегда основано на хорошо обоснованных данных. Господин эффект правит бал, а он может быть опасен в далекой, не завтрашней перспективе. Нам же было так важно вот именно сейчас, так сразу освоить, к примеру: все возможности мобильных телефонов. Вроде бы они не вредны для здоровья, но всякие там навороты, требуют значительного усиления излучения. Вот бы проверили лет этак за тридцать, причем очень основательно все последствия излучения, а уж потом внедряли бы все эти новшества. Но дело, то в том, что они стали возможны, а кто же будет отказываться оттого, что стало доступно? Вот так всегда манит человека северное сияние радужных надежд, но там наверху в ионосфере идет война солнечного ветра и магнитного поля. Это красиво, но мы же можем что-нибудь такое удумать, что на время как-то повредит магнитному полю Земли. Дыры в озоновом слое ведь человеческих рук дело! Я думаю, мы еще не на то способны, только вот как бы мы все вместе не сыграли в ящик из-за экспериментов научной детворы.

maugli_2: Об российской истории болезни чистых рук Нет и никогда не было на этом свете большего зла, чем острое как нож желание совершать добро без знания, что именно необходимо для счастья данному взрослому человеку или же тем более целому обществу. Изречение мое. Какие бы жуткие мерзости ни происходили бы в мире они оправданы, если служат высшим идеалам и приведут человечество к его светлому завтра. Мысль, приписываемая мной возвышенным идеалистам. То есть людям, которые могли взять лопату и начать ковыряться в сырой земле только из под палки созданного ими горегосударства для всех жителей шестой части суши. Человечество за время своего пока еще не очень-то продолжительного, осознанного существования уже неоднократно силилось, совершенно не разбирая не путей ни средств, в одночасье изменить весь уклад столь нелегкого в их простом быту жития простых смертных. Причем каждый раз речь шла о неком кардинальном переустройстве всех общественных норм. Даже если разговор у сегодняшних историков и идет всегда об каких-то отдельных народах - так или иначе с точки зрения историка будущего, как я в том абсолютно убежден вся наша сегодняшняя локальность, станет одним лишь условным явлением. В точности, как и мы, сегодня не делим большие народы на мелкие племена, из которых они некогда состояли, в поседевшей от глубины веков стародавней древности. Но именно как раз, для того чтобы обратить народы в повальную зимнюю спячку в плане развития мысли в условиях тоталитарной диктатуры пролетариата, и было крайне необходимо разделить общество на какие-то там классы, социальные слои, которые якобы только и делают, что противостоят друг другу, в вечной и нескончаемой борьбе за их некое эфемерное более достойное существование. И исходя из этого самым прагматичным, а значит на все времена окончательным решением данной проблемы, было бы значит лишить всех благ того, кто их присвоил паразитическим, примитивным путем, так сказать, высасывая все соки из тех, кто создавал материальные ценности и всевозможные предметы культуры своим, а не чужим потом и кровью. А для этого был нужен вождь, который укажет, кого же именно нужно рвать на куски, и кому затем отдавать все награбленное в течение прошлых веков. Можно подумать, что, будучи перераспределено и растащено богатство может сделать народ счастливее? Конечно же, нет! Человек же не существует в некой нехорошей сказке, околдованный злыми чарами которую кто-то уж очень хотел бы сделать доброй былью. А живем мы в еще довольно таки примитивном мире всеобщего стяжательства и славы денежных поощрений. Приучить людей жить иначе, как-то совсем по-другому возможно лишь избавив их от всех нужд и забот современного мира. Да и залечив все раны, нанесенные их самолюбию, в течение всей их нелегкой жизни. Была ли у марксистов такая волшебная палочка, при помощи которой было бы легко все - это так на раз осуществить? А ведь простые решения всегда оканчиваются нелегкими последствиями, когда на их пути встают непроходимые пороги жизненных неурядиц. Все взять и поделить – эта мысль прочно пустила корни в мозгах людей любящих, чтобы все на свете было легко и просто, потому что так оно, видите ли, хорошо и правильно. Люмпены сами по себе, ни на что кроме как на звериное рычание не способны. Они могут лишь позаимствовать чужие обтекаемые мысли, потому что своих у них почти что нет, а те, что есть, касаются лишь межличностного уровня отношений, а никак не глобального общественного переустройства. Отобрать всю землю у помещиков, а затем поделить ее поровну между крестьянами собирались люди далеко не всегда ведавшие, где вершок, а где корешок. Оно вроде бы так было бы честнее, да только вот всеобщая справедливость вообще не имеет к элементарной логике жизни абсолютно никакого отношения! А главное, что все попытки ее навязать однозначно оканчивались одним лишь крахом. Потому что причина общественных связей залегает гораздо глубже, чем можно срыть, подкопавшись под чей-то поросший водорослями коррупции трон. Добрые и сердечные взаимоотношения между членами команды судна никак не помогут сохранить его на плаву, во время шторма. Да и с пассажирами надо тоже иметь хоть какой-то нормальный контакт. Они же хотя и не образованные, однако, в своем абсолютном большинстве вполне достойные люди и о об их проблемах хоть иногда также следует, самым конкретным образом призадуматься. Причем не в неком глобальном смысле, а в самом, что ни на есть житейском. Крайне важно присматриваться все ли вокруг в порядке в видимом глазу быту. Поскольку все мы плывем в одном житейском море, и никому не дано жить в своем закрытом чистом мире радужных, литературных грез. Причем этот водный бассейн может стать солоноватым не от одной лишь соли людского пота и слез, но и от бесчисленных смертей! Потому что судно российской государственности было утоплено чертями в глубоком омуте битком набитом лучшими представителями всех слоев общества. СССР стал государством утопленников, те, что выжили в этом безбрежном океане безвинно пролитой крови, стали тверже стали в своем безразличии к чужой боли и страданиям. Я не имею в виду всех и каждого, а общество в целом. Но где же была интеллигенция, когда все это происходило у нее на глазах? Отчасти быстро отчалила заграницу, а ряды тех что остались несколько поредели и прежде всего это касается тех ее представителей, которым было не все равно, что происходит в их стране. При этом ясно одно выступи она почти единым фронтом, а также оказав новому режиму посильное, пассивное сопротивление и очень многие беды Россию бы миновали и она была бы сегодня на совсем другом уровне в плане культуры и быта. Конечно надо учитывать хитрость большевиков и наивность, забитость народа, но это не более чем фактор создающий волну и ничуть не оправдывающий тех, кто вовремя не построил волнореза. Для того чтобы так сразу не упасть лицом в грязь новым баринам-паразитам нужно было, прежде всего измазать скверной своего зверского лицемерия физиономию всего старого общества, поскольку оно было, с какой стороны ни глянь, их выше и порядочнее. Этой цели и служили все эти лозунги и воззвания о всемерной пользе и о благе всего человечества. В сочетании с во всем противоположной красной пропаганде действительностью, они и создали в народе грязное чувство собственничества и полного отсутствия интереса к общественным делам, на добровольной основе. Моя хата с краю стало принципом жизни простого советского человека. Демагогия как орудие языкастых бездельников хорошо пришлось, кстати, именно потому, что российская интеллигенция обожала почесать языком о забор общественных трудностей и невзгод. При этом она изощренно избегала заглядывать за него, потому что хорошо понимала, какая же там клоака. А то, что творилось в русской деревне интеллигенции взахлеб говорившей о российской природе было совершенно неизвестно и по большому счету совсем же ведь безразлично. Акромя разве что в неком глобальном плане, передела всей земли поровну между теми, кто ее обрабатывает. Большевики действительно на словах обещали - это сделать, но им только, что и нужно было оторвать крестьянина от родной земли и старых корней, чтобы привести страну в большее сходство с теорией Маркса. Хотя потом массовый исход крестьян в город привел к тому, что всерьез могла возникнуть ситуация, когда работать на земле стало бы просто некому. Потому-то крестьян и превратили в крепостных до того, что они без особого разрешения в город, а иногда даже в соседнюю деревню и носа сунуть не могли. Хорошо еще, что не отменили право на первую брачную ночь со своей невестой. Все-таки у власти был не Берия, а Сталин! Не могу не признать за Сталиным некоторой порядочности. А вот окажись у власти другой человек и малолетних детей врагов народа тоже бы расстреливали или же по тихому топили бы в речке на закрытых объектах НКВД. Как раз в этом то и проблема общества, в котором темные страсти сочетаются с красивыми мечтами о чем-то пока еще несбыточном. Степень его падения зависит от душевных качеств верховного правителя, а не от ума, чести и совести нации, что не хочет видеть мир поверх радостных о нем мечтаний. Да, именно страх выйти за рамки своих обычных прекраснодушных взглядов на жизнь, помешал российским интеллигентам увидеть все несоответствие их аграрной страны бумажной теории - изначально созданной для совершенно иной модели государственного устройства. Хорошо развитое индустриальное общество – это то ради чего Карл Маркс высасывал из своего указательного пальца идею о коммунистическом рае. Однако соответствие этих планов марксисткой идеологии было лишь попутным ветром ледоколу коммунизма. Обошлись же и без Маркса в беспримерном освоении человеческими костями крайнего севера. Да и родной край стал чужим и бесхозным, потому что все вокруг свое было по одним лишь лозунгам, и разве что одна только коммунистическая партия могла искренне сказать - "все вокруг наше". Кроме того люди, оторванные от своих исконных занятий и родной земли теряют свой сельский человеческий облик и приобретают черты городских люмпенов. Кому ж от этого стало жить то лучше? А решать все проблемы разом не думая о последствиях своих действий, свойство не разума, а сердца, а оно часто бывает глупее некуда. Вот мелкие большевики и купились на зов своей наивной души как будто возможно построить новое более просвещенное общество на хорошо обглоданных костях старого. Беспочвенные идеи, основанные на вере в некое светлое завтра опаснее любого самого страшного оружия, потому что таково свойство человека, что если ему чего в голову втемяшилось, то он лоб расшибет, а все равно сделает по своему. Однако сейчас у него в руках уж слишком-то много сил оказалось, а ума никак не прибавилось. Один человек может оступиться и погибнуть из-за непродуманных устремлений его души к добру или же к злу – это не беда для всего остального человечества. Однако же общественными настроениями должен управлять разум, а иначе это общество, а то и все люди скопом могут вдруг попросту раз и навсегда перестать существовать. Придумывание красивых на бумаге идей равенства, свободы и братства основано на реальных факторах действительно возможных, но лишь в самом отдаленном будущем. Дай только Бог, чтобы оно действительно когда-нибудь наступило. Развитие цивилизации само по себе без понуканий и кнута когда-нибудь обязует людей прийти к именно таким общественным стандартам. Как же иначе они смогут выжить в мире, где у каждого человека занимающего самую ничтожную должность в управлении государством окажутся мощности несопоставимые ни с чем из того, что мы имеем на сегодняшний день? Но все же будущее всегда продолжение прошлого и если в прошлом убийства, смерть и кровь, то ничего иного и в грядущем ожидать, никак не следует. Если же прошлое – это созидание, труд, разумные требования по улучшению его условий, то оно действительно будет светлее, чем ушедшие в некуда века рабства и крепостничества. Я имею в виду развитие не отдельных личностей, а всех людей в целом. Но гораздо же легче внимательно вглядываться в бесконечную пропасть навсегда ушедших от нас эпох и рассуждать таким образом, что, раз мол, жизнь – это непримиримая война за существование, то искусственная возникшая надстройка эксплуататоров, паразитирующих на общем труде должна быть практически уничтожена. Но так уж распределяются роли в человеческом обществе, и как-то что-то в этом изменить, на сегодняшний день практически невозможно. Кто-то должен работать физически, и кто-то же просто обязан им командовать, а иначе не будет слаженно работающего общественного механизма. Причем для того чтобы каждый делал свою работу хорошо все должны получать за это достойное материальное поощрение. И тому, кто находится наверху и за все отвечает - обязательно и без всяких но, надлежит иметь с этого максимальную прибыль и удобства. А иначе он будет бездельничать и ловя на своем рабочем месте мух, наплодит таких же пауков на всех уровнях власти. У богатого должны быть в наличии его миллионы, для того чтобы бедному было, что есть и чем укрыться. Может конечно кто-то может и возразить, что раз так уж вышло, что в природе есть борьба за выживание, то так оно обязательно должно быть и в нормальном человеческом обществе? А ведь процессы, происходящие в живой природе неприменимы к разумным существам желающим быть выше грызни в обезьяньей стае за лучшее место с самыми вкусными плодами. И все же подобное явно наблюдается в научной среде, в зависимости от страны, где больше, а где меньше. Вполне возможно, что эти настроения, которые, кстати, не так уж и свойственны обществу в целом и выражают духовную возвышенность российских интеллигентов над всеми прочими жителями России? В случае чего все претензии к Рязанову он до того как перестроился на узкий кремлевский стандарт, писал свои картины маслом реальной действительности о своем, так сказать, темном царстве государстве. Может правда и выглядела местами гротескно и комично, но все, что было в "Гараже" истинная правда и фильм основан на реальной истории, разве что там людей никто на замок не запирал. Причем Данелия в своем "Осеннем марафоне" тоже на такие вещи явно намекает. Проблема России в том, что она до сих пор находится на перепутье между западом и востоком и ждать пока геологические процессы перенесут ее куда-то в другое место, придется уж слишком долго. Никакого века на это не хватит. Западную Европу в Россию не перенесешь и она там нужна впрямь как корове седло. То, что подходит и приживается лишь добавляет к уже имеющимся среднеазиатским недостаткам европейской дури для пустых голов. Я это не о нации говорю, и не дай-то Бог не о народе (или же о народах), а только о том, чем живут те у кого в карманах водятся большие деньжищи или же толстая задница сидит в высокопоставленном кресле. Они в какой-то мере и являются законодателями мод и общественных стандартов. И часто это им решать чему быть, а чему не быть и как людям жить особенно в стране, где есть лишь один твердый закон – волосатая лапа коррупции. Можно подумать, что ее можно убрать или же саблей обрубить, если сменить одних хозяев жизни на других. Да только из этого ничего путного не выйдет, потому что лишь перемены в самой сути власти, как и приучение бывших рабов к осознанию собственной значимости может хоть что-то изменить в будущем России. Однако коммунистам или любым другим фанатикам всеобщего благоденствия за счет устранения кого-то лишнего, мешающего всеобщему счастью все время мерещится тень дикой природы под кроватью, на которой они спят и видят новое более совершенное общество. Но это все от неверного восприятия невинной крови, без всякого греха, в дикой природе. Им же оно кажется варварской охотой на всех тех, у кого шкура слишком блестящая и шелковистая, а раз гад выделяется, значит, прострелим ему башку, пальнув не в бровь, а в глаз. И это простая истина, если конечно избегать демагогии и учитывать сам факт отсутствия у любых биологических видов классовой борьбы. Трутни не в счет! Это скорее пчелиная эмансипация. То есть сама оглядка на природу была чисто символическим явлением, возникшим так сказать, для отвода глаз. Оно служило оправданием для того, что существует лишь исключительно в человеческом обществе, а именно манипулирование людьми, во имя чьих-то личных, корыстных интересов, выдаваемых вождями толпы за интересы нации или общества. В принципе, люди много воевали между собой за место под солнцем еще в ту эпоху, когда у них и в помине не было никакой системы государственности. Марксистско-ленинская идеология как раз таки и подразумевала под собой стремление возродить старую племенную разобщенность на новой идеологической основе. Честность в осознании модернистских путей развития общества всегда вела к одному и тому же неутешительному выводу, что всякое новое требуется вводить как лекарство больному не в раз весь многомесячный курс, а постепенно при этом, внимательно следя за тем как пациент на него реагирует. Загаженное коррупцией и завшивленное казнокрадством и взяточничеством общество нельзя вылечить сразу и от всех проблем в целом! Процесс его оздоровления долог и тяжел в особенности в случае крайней запущенности его социальных недугов. Желание вылечить от всех душевных и социальных бед вот так за раз ничем в корне не отличается от скармливания тяжелобольному огромной горы самых лучших в мире лекарств. Причем думать, что вся беда в неких бациллах, отравляющих общественный организм – это не более чем при тяжелой форме цинги прописывать почти неподвижному пациенту яркий солнечный свет. Бациллой общества действительно по праву можно считать фашизм с его нововведениями при том же самом старом каркасе империализма. А старый мир как он есть не мог считаться инфицированным неким вирусом зла. Он же был естественным следствием развития цивилизации. Идя медленно в гору, Россия и без всяких понуканий пришла бы к нормальному цивилизованному существованию. Вот только тяжко было жить на Руси людям одухотворенных пламенем радужных и сладко пахнущих озоном идей. Их гортани буквально горели жаждой борьбы с хребтом закостенелости царского произвола. Они рвались вперед за свободу против засилья средневековой тьмы, неся в своем сердце свет яркого пламени сжигавшего еретиков на кострах инквизиции. Кроме того, созидательные процессы в обществе никак и никогда не могут быть обращены против целых сословий. Я не спорю, что если б кто в старой России был бы всамделишным вурдалаком, представителем неких сатанинских сил, то тогда и был бы смысл в их поголовном уничтожении. Однако, по моему глубокому убеждению, как раз таки большевики такими вурдалаками и являлись и очень жаль, что царский режим проявлял по отношению к ним такую тщедушную плюгавость. Даже бомбистов можно было, и пощадить, а вот их политических вдохновителей надо было топить в речке как котят. Однако ж те, кто боролись с «красной нечестью» во времена гражданской войны были не менее чем они - жестоки. И таким образом, уж, что тут поделаешь, вот удался бы антикоммунистический мятеж в начале 20 годов и это было бы очень даже хорошо, но только вот вырезали б всех коммунистов до единого, а там было немало хороших людей, всего лишь запутавшихся в сетях насквозь лживых посулов. А ведь отчасти именно бесчеловечная жестокость белых и стала причиной их поражения в гражданской войне. Неприкрытый садизм есть часть нецивилизованного бытия, ведь культурное существование еще заслужить надо, а от нелюбви к варварству и жестокости в крайне дикой стране черти то в красном омуте и завелись. Нелюбовь к грязи в условиях ее засилья может довести интеллигентного человека как то было с профессором Преображенским до вполне искреннего желания своими же собственными руками - повесить Швондера на первом же суку. А профессор был врачом и настоящим, а не липовым гуманистом. Впрочем, такие люди как Швондер могут довести до белого каления любого самого доброго человека. Но, однако ж, есть разница между поведением профессора Преображенского и действиями тех, кто понимает суть власти и что именно делает ее слабой и беспомощной. Убийство же жуткая уголовщина - почти всегда чреватое чувством нечистой совести, по крайней мере, у людей достойных. Иные пути решения проблем мешающих чьему-то нормальному существованию ведут к потере чувства внутренней чистоты, поскольку обязывают человека ввязываться в некие грязные склоки. А ведь гораздо ЛЕГЧЕ ни во что не вмешиваться, а вести свою интересную и полную радостных открытий жизнь. Однако желание заниматься одной лишь наукой со стороны ученых живущих в стране подверженной политическим потрясениям было делом преступным по отношению к своей нации. А уж если во что-то лезть, то не в одиночку- это делается, а сообща. Вот для этого и надо немного запачкаться от занятий все же не только интеллектуальной, но и общественной деятельностью. Польза от научных достижений для общества и есть то главное на что ученый должен тратить все свои силы без остатка. Познание само по себе не есть благо или же самоцель науки. Согласованность действий ученых и политиков именно и есть тот сплав, который столь необходим обществу. В случае ее явного присутствия в российском обществе - Швондера можно было бы убрать с должности, договорившись не с уличной толпой, а обзвонив по телефону 20 других профессоров и вместе они могли бы отстоять свои человеческие права перед новой грязной властью. Но каждый из них часто был всего лишь сам по себе и очень немногие кочевряжились, как это делал профессор Преображенский. Большинство же с подобострастной миной шли на большие уступки лишь бы им не мешали заниматься их любимым делом. А ведь безнаказанность действий власти в современном государстве как раз и начинается с такого вот тотального молчания интеллигенции. Кроме того, то о чем она толкует на словах - народ осуществляет на деле. А, что ж еще делать, когда кто-то у кого-то и впрямь застрял как кость в дыхательном горле? Может слова профессора Преображенского хоть в чем-то отличаются от действий уличной толпы, которая вешала, расстреливала всех подряд? Я лично принципиальной разницы не вижу. А надо ж было такое удумать - умнейшему человеку своего времени веревку с петлей преподнести. Столыпин был одиноким представителем разума в безумной стране, а один в поле не воин. Вакханалия противоречивых мнений довела страну до полного маразма и выворачивания морали наизнанку. Вся вина Столыпина перед либералами заключалась исключительно в том, что он защищал старую каргу, царскую власть, олицетворявшую собой века темного прошлого. Куда ж им было понять, что корни веками сложившихся отношений нельзя выдернуть из земли навалившись на них всем миром, как очень известная в русском фольклоре семейка напустилась на бедную репку. Как оказалось именно таким макаром наоборот станет намного легче, сажать в темницы, и очень многих в сырую землю закапывать. Но об этом тогда никто вообще даже и не думал. Это уже потом страну прибрали к рукам, те кому не понадобилось веков для ее превращения в вотчину подлинного зла из-за того что горшок то всегда был готов и находился под рукой его то всего-то, что надо было лишь в печку засунуть. Но руки большевики могли бы и обжечь, если бы не радостные вопли либералов наконец-то дождавшихся столь благостных перемен. А потом шило все же вылезло из мешка и стало настолько наглядным, что даже подслеповатому взору российской интеллигенции его было уже невозможно не заметить. Правда после конца великих репрессий об этом всем легко забылось, и воспоминания остались только об одной злой године, как будто она хоть чем-то существенно выделяется на общем фоне массового террора. Вот тогда всего-то что и оставалось всяким там завзятым либералам, это перешептываться, часто оглядываясь по сторонам. А ведь все всегда начинается с неприятия кого-то на личном уровне! Царь не удружил интеллигенции замшелостью своего трона, и они поддержали его исчезновение с политической сцены своей страны. Как будто на его месте почти тут же не объявится новый царь, (свято место пусто не бывает) самозванец и не важно как будет впредь называться эта должность. Привык же мужик, что он за барином, а на троне в столице сидит царь батюшка. А кто он такой им это было знать без надобности. Из его сознания – это и сегодня никак не вытравишь. Причем воры и люмпены лучше всего чувствуют, кто и где сейчас главный. Как впрочем и мелкое начальство знает из директив спускаемых сверху, где и кого надо приваживать и ублажать, а на кого окрысиваться и хватать за горло железной хваткой. И эти инструкции включают в себя и явные намеки, когда все же стоит идти в обход, пуская в действие всевозможные интриги и делая всякие там мелкие пакости до крайности, утомляющие большого человека. А ведь более всего Швондер допек профессора именно закулисными интригами. Они же так никого и не украшают! Однако если взглянуть на ситуацию с другой стороны. Вот не пошел бы Преображенский на принцип, а наоборот отказался бы не от двух, а от трех комнат и журнальчиков прикупил бы штук десять, то тот же Швондер был бы ему другом, товарищем и братом. В конце концов, не в спальной же ему пришлось бы оперировать. А кроме того, ему нужно было говорить с Швондером в ласковой и подобострастной манере. Ведь все навороши, любят к себе большое уважение. Но вести себя, так как это доподлинно мог себе позволить профессор Преображенский у многих российских интеллигентов просто не хватало духу и известности, а тех немногих кого на это все же хватило, большевики шлепали без долгих и продолжительных дискуссий. Вина российской интеллигенции как раз в том и состоит, что она не смогла осознать, что добро должно быть с кулаками, а наивность и неопытность в сопротивлении злу есть зачастую больший порок, чем само зло. Потому как именно оно и служит всемерному его укреплению и засилью во всех темных углах и коридорах. А на свету у него всегда пребудет добродушная физиономия того, кто умеет облить морду сиропом для правильного пиара у народонаселения. Делается еще один шаг и вот уже кривда объявлена высшей правдой под обильное хлопанье и возгласы восторга. Всегда же можно поставить человека на место, ведь у каждого оно есть и если вор рецидивист становится главой крупной промышленной компании, то - это не только его вина, но еще и того кто этому не воспротивился. Российская интеллигенция состоит в своем большинстве из благородных, возвышенных и справедливых людей. Им всего лишь неведомы пути и первоисточники зла. Они опередили свое время, свили себе гнездышко в неком отдаленном будущем, сегодня существующем только лишь в виде чертежей, отображенных на просвинцованной целлюлозе. Им до сих пор не хватает жизненной умудренности и опыта столь свойственных западноевропейской цивилизации. Ведь там ученые и деятели культуры намного более искушеннее в делах развития общества, чем это было и так поныне и остается в сегодняшней России. По утверждению Булгакова Россия отстала от них лет на двести. Я считаю, что хотя с его смерти прошло уже довольно много времени тот же самый временный промежуток сохраняется и до сих пор, если не сказать хуже. А между тем тамошние интеллигенты не выделяются так из толпы своей духовностью и надменностью, как это имеет место в России. При этом нужно еще указать на тот факт, что обладая таким светлым и высоким умом каким обладает российская интеллигенция, пускаться во всякие там политические авантюры было преступлением по отношению ко всему миру и к еще не родившимся гражданам будущего общемирового содружества, управляемого одним мудрым правительством. Эксперименты по улучшению человеческой породы грязная игра, в которой просто нет и не может быть никакого успеха. Природу надо не перехитрить, а понять все ее законы и правила и лишь тогда в полном соответствии с ее логикой сделать что-то до чего у нее либо пока еще так и не дошли руки или же у нее, не иначе как не было к этому абсолютно никакого резона. А играть в богов более всего хочется тем, у кого зуб на Творца за то, что он не создал этот мир совершеннее и краше. И все же профессор Преображенский всего лишь гений мечтатель, желавший непременно так сразу осчастливить все столь разноликое человечество. Злодеи умеют внушить таким людям, что их открытия послужат только добрым и справедливым делам. Гении слишком горят желанием самовыражения, и они всегда немного не от мира сего. Средняя масса интеллектуалов гораздо более чем они в ответе за существование в прошлом наихудших режимов за всю историю человечества. Именно эти люди теперь, когда все их усилия оказались потраченными впустую нашли себе оправдание в виде Шарикова Полиграфа Полиграфовича, как будто - это он единственная причина всех бед и несчастий их многострадальной державы. Судя по книге и фильму профессор Преображенский, Шарикова не очень-то сильно ненавидел. Я даже думаю, что ему его было в чем-то немного жаль – это же он сам с ним все сотворил. Никто ж его не уплотнял, требуя поместить в его квартире начальника очистки города от вредных животных. Причем сам факт иронии Булгакова над тем обстоятельством, что профессор из самых наилучших намерений по отношению ко всему человечеству, вывел себе такого вот все же не до конца и во всем мерзкого типа, совершенно ускользнул от пристального взгляда большинства его внимательных ко всему остальному читателей. Мне вообще кажется, что кому-то совершенно непонятно, что Шариков – это английский лорд по сравнению с тем быдлом, что воспитала и выпестовала советская власть. Просто кому-то ж надо было найти некий образ для коллективной неприязни к простому и грязному гражданину безо всяких идей и понятий о чем-то светлом и высоком. Представления человека о зле всегда были связаны с некими стереотипами, выработанными в виде антител против чужих, не своих. К сожалению, все слои российского общества до сих пор отчасти пропитаны ядом старого противопоставления друг другу разных социальных слоев. Испокон веку - это было удобным способом держать и не пущать народ в удобных для власти рамках рабства и покорности. Вот так и вышло, что люди возненавидели свою державу и когда прогнили вожжи, а кучер не смог удержаться в седле всплыли все противоречия столь долгое время накапливавшиеся в обществе. Если веками не чинить канализацию, то ничего удивительного, что в один прекрасный день ее просто напросто прорвет и уберут все дерьмо, те у кого душа самая грязная и сердце наихудшее из тех, что только бывает в природе. Булгаков все же был не прав обратив данные слова против Шарикова или же этот бесстрашный человек все же побоялся сказать всю правду. Очеловеченный пес не был обладателем наихудшего из всех человеческих сердец, чтобы стать таким человеком надо познать все многообразие книг и сделать из них выводы удобные чьему-то низменному сознанию. Речь идет о выборочном подходе к тому, что есть в книгах. Волк Ларсен Джека Лондона может быть отличным примером такого вот избрачного восприятия литературы. Такие люди знают обо всех наработках высокого разума и используют их в своих гнусных целях. А их принадлежность к цивилизованному обществу делает их гораздо хитроумнее и изощреннее. В момент всеобщего хаоса и противостояния всех против всех у них самая светлая голова в общей тьме и неразберихе. Именно в связи с этим у власти и оказались самая сплоченная из-за своей полной беспринципности группировка. Причем вожди революции были только лишь горлопанами, а за их спинами как суфлеры в театре сидели совсем другие личности. Я так думаю, что как следует, закрепившись, большевики пустили их в полный расход. А поначалу всеми этими людьми руководило разве что одно ярко проявленное желание, залезть ногами на бархатную парчу бывшего царского трона и как следует вытереть об нее свои грязные колоши. Однако только лишь власть была благополучно отхвачена у глупых лохов интеллигентов ее начали лихорадить внутренние раздоры, окончившиеся тем, что новый царь стал единственным вершителем судеб в новом государстве. Однако ж все равно в больших государственных делах он не был свободен, так как должен был следовать постулатам марксисткой идеологии. А придумана она в тиши кабинета, вдали от всякой реальной жизни. И была она рождена в тяжких муках мучительных раздумий сыном крещеного еврея, у которого в роду была целая плеяда выдающихся раввинов. Карл Маркс как Колумб открыл свою Америку, где всякому будет хорошо, надо лишь новый мировой потоп устроить, утопив весь мир в крови. Я даже допускаю, что в самом начале революции, среди руководства коммунистической партии хватало людей, что пусть и своим мерзким, грязным, свиным нутром хотели России только хорошего. Но ситуация была таковой, что у них нашлось множество врагов, что хотели лишить их жизни и столь вожделенной ими власти, вот они и начали душить Россию железной пятой своей бездушной идеологии. Ведь для того чтобы так сразу не упасть с трона идеалистам, незаконно пришедшим к власти, пришлось опираться на многотонные костыли террора. А потом уже и до нового намного более кровавого, чем прежде царя было совсем недалеко. Люди, что видят этот мир в одних исключительно черно-белых тонах всегда жаждали (и тем живут и теперь) совершить некий акт справедливости, возмездия за перенесенные ими или кем-то другим несчастья и способны на большее зло, чем любой из злодеев идущих к своей мелкой, заветной цели. Им не понять, что человек не должен уподобляться собаке, что кусает палку, только потому, что ей ее больно ударили по голове. Надо было глядеть в корень проблемы, а не искать виноватых среди тех, кто олицетворял собой лицо неправедного государства. А дабы перемены в стране носили реальный, а не поверхностный характер необходимо постепенно поменять всю структуру власти как таковую. А для этой задачи требовалось найти множество честных людей, которые действительно будут способны изменить сложившиеся в стране веками каноны властвования хоть до какой-то степени, но все же реально к лучшему. Никогда не следует замахиваться на большие и резкие достижения, связанные с кем-то другим, незнакомым по прошлым совместным высоким достижениям. Это касаемо, как отдельных личностей, так и уж тем более целого народа. Чтобы исправить те проблемы, которые нагромождались столетиями, требуются усилия всех слоев общества в течение многих и многих десятилетий, но главное же, чтобы все это происходило на разумной основе. Любые социальные потрясения связаны с сотрясением всех основ общественного здания, причем при этом рушится все самое хрупкое. Потому что идет процесс выворачивания на изнанку всех моральных и нравственных принципов, на которых основано цивилизованное общество. Во имя предотвращения подобного сценария власть должно идти на самые крайние меры! Государство в таком случае просто обязано не стесняясь в средствах попросту пустить народу кровь, если в этом есть такая уж крайняя необходимость! Ведь накопившиеся страсти все равно выйдут наружу и людей тогда погибнет разве что только гораздо больше. Поэтому действия временного правительства во время октябрьского переворота надобно охарактеризовать как явную мягкотелость на общем фоне разнузданной жестокости. А до этого котел общественного недовольства остужали и выпускали из него пар за счет массовых бесчинств, а вот тут за это и расплатиться то пришлось. До революции роль козла отпущения играли во всем всегда виноватые евреи. А самым наихудшим из всех возможных путей для власти будет изыскать себе слабое звено в обществе и выпускать за счет него всю накопившуюся в нем безмерную злобу на безмерные неудобства его существования. В принципе немалое участие евреев в русском бунте было обусловлено лишь ответной реакцией на целый век гонений и погромов. Царизм в России заплатил самую дорогую цену за поиски легкой отдушины для накопившегося в российском обществе крайнего недовольства угнетением, засильем рабства, казнокрадства и взяточничества. Силы реакции, как я в том убежден, использовали террор для своих идеологических целей: они хотели вернуть страну к ее «славному прошлому». Ведь террористов, то ловить, возможно, и так, что их дело будет в целом процветать, а силовики будут просто разводить руками, мол, не поймали мы этих гавриков, вовремя вот и все. Может и Бен-Ладену удалось им задуманное только потому, что кому-то в ЦРУ нужен был повод для оправдания захвата новых территорий?

maugli_2: Информация о готовившихся актах террора не непосредственно же к самому президенту на стол от агентов поступает! Точно также и с намного большой долей определенности можно сказать и о том, что реакционные силы в России хотели, чтобы сама сложившаяся ситуация принудила власть вернуть все на круги своя к старой столь вожделенной ими абсолютной тирании. Однако царь и его приспешники оказались людьми слабыми и им не хватило мужества не для каких конкретных мер по предотвращению дикого хаоса. А холоп понимает свободу от рабства либо как то, что его бросили на произвол судьбы, либо как полное отсутствие всяких ограничений для его похоти и жажды мести за все его прошлые унижения. Надо же было делать выбор или тирания, или же демократия. Если же был бы выбран демократический путь, то нужно было делать далекоидущие шаги, а не только вываливать из пыльного сундука с царскими коврами, завалявшуюся там идею народного парламента. Прежде всего, надо было менять законы, приводя их в частичное соответствие с европейским законодательством, а не созывать Думу, состоящую в своем абсолютном большинстве из одних лишь длинноязыких горлопанов. Общество должно было быть подготовлено к переменам, очищено насколько - это возможно от старой коррупции. Но Николай Второй почти ничем от Брежнева, не отличался. Во время правления последнего царя государство было довольно-таки обстоятельно из шиком разворовано и раскурочено впрямь как улей после визита медведя. Война принесла любителям легкой наживы дополнительные дивиденды. Тыловыми крысами было разворовано немало из того довольствия, что первоначально предназначалось для воюющих на поле брани солдат. Кроме того, вполне возможно, что к тому же кем-то специально был организован голод в городе Петрограде, дабы подготовить благодатную почву для бунта. Злые силы как хотят, крутят и вертят страной, у которой нет высшего разума, способного на решительное им противостояние. Воровство и взяточничество есть неотъемлемая часть обыденного существования любой государственной машины. Коррупция есть смазочный материал для всех ее частей. Однако самым наихудшим проявлением дикой коррупции и без того насквозь проржавевшей государственной машины могла быть лишь только попытка разобрать страну по винтику, чтобы собрать ее вновь в другом, улучшенном виде и качестве. Причем подобные устремления не могли осуществиться, даже в самой что ни на есть малой мере без поддержки некоторой части духовной элиты. А главное, что у каждого кто стремился развалить сложившийся веками монархический строй были к тому свои причины и представления, о том, что должно было прийти на смену проклятому царизму. Но говорить то нельзя совсем уж, что не поподя потому что это означает позволить литься рекам крови. разве можно было призывать к бунту, потакая ему из принципа – это государство, мол и так нашей кровью сплошь пропиталось? Если же, мол, досыта напоить его собственной кровью, оно так только быстрее развалится и на его руинах, возникнет столь вожделенное царство свободы. Россия при Николае Втором превратилась в грязный омут, где черти выели печенку многим Прометеям от голозадой босоты. Однако мне кажется, что одного крена в левизну никак бы не хватило и война бы тут не помогла, да хоть две войны. Наличие сильного правого реакционного крыла также сыграло довольно решающую роль. Противоречия сталкивают лбами всех кому они свойственны и тогда, те у кого их нет и быть не могло в связи с их полной и безграничной беспринципностью смогли прибрать всю власть себе. К тому же революционеры были до такой степени слепо аморальны, что даже брали деньги у иностранных держав, которые хотели взорвать Россию изнутри, учитывая лютый и крутой нрав ее народа. Можно сказать, что Ленин с товарищами был «бандеролью» от Кайзера начиненную динамитом, что находился между ушей добрейшего дедушки Ульянова. Вот кто был истинным врагом народа и всего человечества! Вместе со своими приспешниками он закартавил о светлом будущем, в котором не будет всех бед настоящего. Надобно лишь расстрелять всех несогласных с нашей единственно возможной правдой. Человек для большевиков не значил ничего вне его классовой принадлежности и готовности служить правому делу уничтожения прошлого во всех его ипостасях нигде и не в чем, не отделяя хорошего от плохого. Откуда же большевики могли взять столь беспощадные и прямолинейные принципы? Я так думаю, что здесь не обошлось без светлых голов мыслителей ставших на путь соглашательства с бывшими каторжанами. Не будь у них таких розовых мечтаний о небесно чистой власти после крушения царского зловредного режима - Страны Советов просто не существовало бы в природе. Вера в добро и свет, принесенные на острие штыка была неотъемлемой частью мышления российского интеллигента. Конечно же, он бы с великой радостью одарил бы кого угодно всеми благами восприятия мира через светлые образы большой литературы. Однако ж, что же можно сделать с теми, кто их не приемлет и руками и ногами упирается, отказываясь приобрести все те прелести западной цивилизации, что так дороги сердцу каждого культурного и развитого человека? Так мы их заставим, мы приведем их силой к всеблагой цели духовного совершенства. Чествовать человечность власти, что идет на любые жертвы среди населения лишь бы добиться лучшего будущего для детей так много страдавших до этого сельчан могли только люди невнимательно читавшие Достоевского. Он как-то сказал, что любая самая красивая идея ничего не стоит, если из-за нее умер хотя бы один ребенок. Как всегда у людей такого плана, каким был воистину великий писатель Федор Достоевский на лицо было явное передергивание и идеализирование действительности. Но дети, погибшие в сельских котлах и переварившиеся в желудках у тех, кто остался в живых во времена голодомора убили в них что-то чрезвычайно важное и невосполнимое в течение нескольких поколений. Я имею в виду искусственный голод, устроенный большевиками в 20ых начале 30 годов. Это не стихийное бедствие было нужно большевикам, только лишь, для того чтобы разрушить старую сильную деревню и тем самым обезопасить себя от всех будущих мятежей. Уничтожение самой опасной для власти, как и самой слабой в социальном смысле прослойки населения сопровождалось пароксизмом восторга со стороны российской интеллигенции. Конечно, никакой прагматичный палач не начнет с самого сильного - его то он прибережет на потом, до тех славных времен, когда уже большая часть общества будет стоять на коленях и благословлять божьего помазанника за его великую доброту по принципу «чур меня». Однако когда большевики преступили к уничтожению села на их пути могла стать одна лишь интеллигенция, но ей совершенно не было никакого дела до какого-то там зажиточного крестьянства. Советская власть тогда была еще слабой и даже допускала некоторые прения, и я думаю, что взглянуть на ситуацию трезво интеллигенции помешало то самое вино прекраснодушия, бродившие в умах у тех, кто смотрел на жизнь, да и сейчас смотрит сквозь массивные розовые очки любви к возвышенным искусствам. А чужое прекрасное творчество не должно затмевать у человека разум выкрашивая весь этот мир в розовые тона, а где он не розовый там он мол черный. Как прямое следствие революции черные вороны стали носиться по городам и весям вбирая в себя, и часто безвозвратно самых лучших людей. Вроде бы речь идет обо всем известных истинах, одно только до сих пор неверно понято - Шариков и ему подобные ведь не из яйца ехидны вылупились. Можно сказать, что они производное первоначального общественного зла. Но возможно поставить вопрос и по-другому. Зачем же российской интеллигенции было клевать на крючок комиссаров и строить муравейник коммунизма? Ведь крестьянин, превратившийся в городского жителя, и ничего от этого не выигравший довольно часто, ну никак не мог ни стать люмпеном. Миллионы народных масс без вины прошедшие через систему советских концлагерей вернулись из них так до конца и не оттаяв за все свою дальнейшую жизнь от вечной мерзлоты духовной согбенности перед воистину антинародной грязной властью. Так как сама атмосфера в этих лагерях никак не способствовала укреплению общественного здоровья нации. Я считаю, что российское общество от идиотских экспериментов до сих пор еще страдает чахоткой общественного насилия. Причем идеи то сами по себе не являлись тупой и дикой глупостью! Самое обидное, что люди, столь яро призывавшие к изменениям в не очень-то простых человеческих взаимоотношениях были во многом правы, но справедливость в их речах выражалась в чисто абстрактном виде. До ушей им было как-то не достать, чтобы притянуть реальную действительность к тому, чтобы она была таковой, каковой бы им того так хотелось. Вот поэтому-то они ее и решили притянуть за то, что ниже живота находится. А чем больше зла тянется, вверх пытаясь побороть другое зло, тем больше его становится вокруг. Делать нечего и добро должно спускаться за злом и отыскивать его корень вбивая в него осиновый кол, а сколько не борись с головами многоголовой гидры только сам еще большим злом и станешь. Белизна белых ручек сама по себе взывает к тому, чтобы найти кого-то другого, кто будет творить эту самую высшую справедливость. Ценность доброй и славной души для этого мира катастрофически падает от ее желания решить все проблемы путем насилия над общим несовершенством всего общества. Да, действительно насилие важнейший фактор, когда кто-то пытается сделать этот несовершенный мир еще гораздо хуже, чем он есть сейчас. В таком случае агрессивность по отношению к злу есть добро и те кто случайно попал под топор всего лишь платят самую дорогую цену за всеобщее благо, что является случайностью, а не закономерностью. А вот человеческие жертвы во имя лучшего чем сегодня будущего есть культ сатаны, что часто привлекает души мишурным блеском несуществующей реальности. Человеческие качества разумного существа - это не слюни о красивом и высоком, а прежде всего умение сохранить честь и достоинство несмотря ни на какие обстоятельства. Детство нашего общего духа не может создавать великие чувства, а только их прообразы в виде чертежей, которые не повзрослев в жизнь не воплотишь. Проблема российской интеллигенции как раз и заключалась в том, что там хватало вот таких наивных, простодушных людей, что искренне поверили, что можно всего добиться так сразу без слез и кровавого пота, потому что то, что хорошо, оно же и разумно и правильно. В научно-исследовательской деятельности они совершенно не придерживаются данного принципа, более того там они готовы лезть из кож вон, потому что в этой реальности все чисто и красиво. А в общественной жизни такие люди всему на свете более всего верят, да и возвеличивают - всякого рода крикливые воззвания. Все оттого, что весь мир они мерят той же меркой, что и себя. Вот лозунги и превратились в главное оружие против засилья старого зла, как будто добро заключено в намерениях, а не в прагматичном подходе к сложившейся ситуации. Честность у идеалистов, затаилась глубоко внутри - вдали от посторонних глаз и стала прикрываться всякими там куцыми полуправдами. Конечно, легче всего лгать, говоря лишь часть правды, а другую значит тщательно припрятать даже от самого себя. Ведь тогда голова будет намного меньше болеть за всякие там заботы о своем ближнем и гораздо больше сил останется для мыслей о главном высоком и чистом. Именно из-за этого и наблюдалось явное отторжение интеллигенции от всего, что было связанно с ее неумытым и невежественным народом. Часть российских интеллектуалов воспринимали все проблемы своего народа как Анна Австрийская «Если у бедняков нет хлеба, пускай едят пирожные. Другая же часть считала, что всему причина власть, которая угнетает простой народ, а вот дадут крестьянам землю, а рабочим фабрики и заводы и тогда-то и грянет всеобщее благоденствие. Однако хуже всего - это состояние подвешенности над пропастью радостной лжи о том, что этот мир вполне возможно изменить к лучшему простым на то желанием к осуществлению того, что так давно хотелось бы иметь. Зло довольно часто – это не какие-то конкретные люди, а только их плохое воспитание, старые отжившие свое - общественные отношения. Любовь к чистому от грязи вокруг не лечит! Как раз наоборот некоторая нелюбовь к грязи в сочетании со старанием от нее все же как-то избавиться даже, если это не сулит чистых рук и ничем незапятнанной совести и есть причина процветания западного общества. Хотя конечно тут также сыграло роль появление на старой политической карте мира совершенно нового государства без древних устоявшихся тысячелетиями взаимоотношений. Возникновение на открытом Колумбом континенте общества без замшелых корней королевской власти со временем повлияло и на старый свет. Однако основная причина бед 20 столетия заключалась в том, что возникла теоретическая база для будущего мироустройства. А ведь так часто бывает в науке сначала возникает ничем не подтвержденная идея потом ее как-то теоретически обосновывают, а лишь затем стараются найти ей некое практическое применение. На данный момент идея свободы осуществила себя на практике в условиях "проклятого капитализма" Равенство до некоторой степени существует в странах северной Европы. А братство возникнет не раньше, чем через тысячу лет, но прийти к нему можно только позитивными изменениями в обществе без всякой пролитой крови. Насилие есть неизбежный фактор, когда нужно остановить того, кто толкает автобус с детьми в пропасть будущего тоталитаризма. В такой ситуации уже не до сантиментов. А если кто думает, что в процессе падения общество сумеет отрастить себе крылья, то я могу заверить, что если что и отрастет так только рога и копыта. Я вообще в том уверен, что любой ученый назвал бы чушью попытку из голой теории искусственно созданной левитации прямо так сразу приступить к ликвидации всего физического труда связанного с подъемом тяжестей. Ничего хорошего из этого конечно же выйти никак не может! Вполне возможно, что лет через сто шестилетний ребенок будет управлять большой игрушкой созданной по принципам еще пока не известного нам эффекта ликвидирующего гравитацию. Однако ж, в том случае, когда интенсивное его использование приведет в качестве побочного фактора к разряжению атмосферы, то подобное изобретение надо бы для начала как следует доработать, а лишь затем пускать в массовое производство. Но зачем же ждать, когда все так плохо и сама сложившаяся ситуация требует от людей незамедлительных изменений?! А ведь грязная смерть лезет из всех углов и щелей, когда человек вместо того, чтобы смотреть в лицо неприятной ему действительности во все глаза глядит на ее поротую и снедаемую злом спину. Пропитанная как губка европейским человеколюбием российская интеллигенция боялась крови и хотела сохранить за собой право на девственную белизну своих мягких рук, когда дело касалось усмирения народа старым реакционным правительством. Позиция Понтия Пилата очень удобна из-за честной и детально прочувствованной до самых глубин сердца уверенности в своей непричастности к злу наводнившему все вокруг. Однако шумно втягивать в себя воздух с ароматными духами добра кем-то начертанных, картинных образов означает потакать угнетению своей нации. Россия в 20 столетии влачила свое существование в кандалах отчасти лишь потому, что люди с воспаренной от благостных мыслей и чувств душой не воспринимали мир таким, какой он есть, на самом деле. Еще до прихода к власти большевиков превративших Россию в одну большую вотчину дьявола во плоти было немало людей просвещенных и умных, что хотели отравить крысу царизма ядом всеобщей смуты и неповиновения. Всякая акция ультралевых экстремистов вызывала в них бешенный восторг, поскольку соответствовала их желаниям о скорейшем переустройстве старого костного мира. Империя была катарактой на глазу у всех тех, кто видел в ней лишь старое гнилое полено. Как будто свеженького Буратино, возможно, сделать из старого прогнившего бревна. Потому как мало желания и рвения нужно еще понимание и хорошо обдуманное стремление рассмотреть всю сложность и несовместимость европейских взглядов на жизнь и столь явственной в своей дикости российской действительности. Среди апостолов красивых европейских идеалов ярко выделялся Федор Михайлович Достоевский. Человек хорошо знакомый с уголовной средой. Он был великим писателем, но самим отрицанием смертной казни как меры воздействия на дикое общество вполне возможно предотвратил узаконенную гибель многих смутьянов и истинных врагов народа. Ведь могли же убить Ленина и его сподвижников, а не царя и его семью. Европейцы сегодня стали такими цивилизованными, что смертная казнь стала для них прямо таки смертным грехом, опять же – это наверное тоже отчасти влияние Федора Михайловича. А между тем в средневековой Европе казнили за любой пустяк. Сибири у них не было, так они высылали каторжников на новые заморские земли. На лицо было естественное развитие общества, хотя и в Европе его пытались как-то ускорить, что не к чему хорошему, как и понятно, привести не могло. Подпитываясь как алкоголик из горла водкой абстрактными рассуждениями о том, что мир прекрасен и удивителен российская интеллигенция сдала в аренду свой мозги тем, кто не имел абсолютно никакой совести. Все дело было в том, что слишком много книжной пыли витало в затхлом воздухе старой империи. Вот она и проникала в легкие и глаза людей и без того плохо понимавших жизненные реалии своей страны. Привычка носить розовые очки она же от близости европейской цивилизации возникла. Все вокруг сплошная азиатчина, зато рядом дворцы высокого духа европейской внешне ярко выраженной культуры. Из глубины российского омута было никак не разглядеть, что все это внешний лоск, а под ним та же звериная сущность, что и у диких племен - предков современных европейцев. Попытка сделать Россию европейской державой не более чем мечтания, тех, кто сроднился с чуждой русскому духу культурой. У России же есть своя - особый духовный настрой и он намного лучше чем европейская холодность и сдержанность. Просто за близость к природе приходится дорого платить. Ведь цена душевной простоты сплошное воровство и оборванность из-за вечного грабежа теми из своего народа, кто более других ушлый и хитрый. Сама честность становится предметом торговли, когда вокруг все без разбору продается и покупается на корню оптом в розницу и на вынос. Старую привычку к взяточничеству и кумовству не истребить никакими полумерами, сменой вывески или хозяев. Но чтобы это понять надо было смотреть на саму жизнь, а не на бороды гениев теоретиков всеобщего счастья и процветания. Чудовищная несправедливость всех этих столь благородных затей заключалась, прежде всего, в том, что всякое непродуманное и заранее несогласованное действие никак не может привести хоть к сколько-нибудь существенному улучшению положения вещей. Обратная же сторона попыток искусственно создать новую незапятнанную грязью стяжательства и угнетения жизнь всегда выглядела весьма плачевно. Причем речь может идти только о чьих то конкретных планах по переделке этого мира учитывая минимальные (у отдельной личности) к этому возможности. Когда же речь идет о далеко идущих последствиях в результате изнасилования (без кавычек) общества путем прививания ему совершенно не свойственных ему общественных норм, то подобное явление никак иначе как катастрофой и не назовешь. Ведь для того чтобы взлететь мало одного желания нужны еще конкретные к тому возможности. А для того чтобы их заполучить надо еще шагать и шагать по долгому пути самоусовершенствования. Причем у нынешнего поколения вообще нет шансов хоть сколько-нибудь приблизиться к тем жизненным принципам, которые так смачно расписаны впрямь как жития святых на старинных иконах, в прекрасных литературных произведениях. Чертеж и готовое рабочее изделие всегда разнятся не только по времени, но и по многим практическим наработкам во время обкатки и отладки при переходе от теоретических выкладок к железному каркасу станка или машины. В общественной жизни все еще гораздо сложнее! Человек не может быть частью машины работающей на светлое завтра ему надо, чтобы ему стало хорошо сегодня иначе он будет работать на голом энтузиазме самообмана. Российская интеллигенция виновна в том, что она поддерживала в народе идеалистические настроения по отношению к светлому будущему. Часть ее была слишком привязана к березкам, а к своему народу она относилась весьма с прохладцей и поэтому в трудный для родины час, она и не встала на борьбу с проклятым большевизмом. Нежные чувства по отношению к отчиму дому и стране не могут целиком ассоциироваться лишь с березками и ручейками! Свой народ надо тоже уважать, причем не неким абстрактным образом, как массу серого вещества из которой только еще предстоит вылепить людей достойных всякого уважения. Важно понять, что глупость народная не есть некое природное качество, а производное от его забитости, униженности и непосильного труда. Уважение к простому человеку и старание максимально облегчить его повседневный труд, искреннее опасение за его здоровье, безопасность не имеют под собой ничего принципиально общего с братанием академика и дворника. А в тоже самое время Россия родина розовых слонов прекраснодушия и болтливых попугаев оголтелого популизма. Реальность же говорит о том, что внутри одного народа человек человеку должен быть как компаньон, коллега по работе, а не как безвестное насекомое в большом улее. Именно безликость толпы в восприятии интеллигенции и является тем фактором, что превращает народ в бесформенную массу тупых люмпенов, у которых все интересы – это только девка, да бутылка. А ведь сельский житель видел не один лишь завод, да свою квартиру. Природа же сама по себе проявляет себя источником некоторой духовности. Город должен был создать ее в неком ином виде, причем доступным всем и каждому. В таком виде, чтобы человек мог почувствовать, что о нем проявляют явную заботу. А мироощущение, что люди – это всего лишь винтики в большом механизме – это ни какое-то там изобретение сталинизма. Можно сказать, что сначала возникла бесчеловечная система взглядов, а уж потом она была во всей полноте использована новой властью. Фактически, нужно было только покрепче закрутить все гайки старого хорошо смазанного механизма, так что большевики заново велосипед не изобретали. Они воспользовались старым, хорошо обкатанным ходом для въезда своей буденовской тачанки в древний Кремль. Дай народу, того, что он больше всего в данный момент жаждет, и толпа будет носить тебя на руках. Потому что так повелось с древних времен, что сегодняшнее облегчение тягостных мук для народа важнее всего на свете. Поэтому любые логические доводы, высказанные в противовес никакого влияния не окажут. Ведь из кремня человеческой глупости искру разума некому не высечь. Конечно, народ за нос долго водить нельзя, и когда он вконец обнищает он обязательно не раз попробует прошлого кумира с трона скинуть. Вот тогда и окажется решающим фактором, на чьей стороне окажется интеллигенция и силовые структуры. В российской ситуации интеллигенция до некоторой степени позволила новой власти сесть народу седалищем на душу. Может подобные высказывания, и покажутся кому-то крайне грубыми, но учитывая чудовищный конечный результат других слов просто нет. И вскоре, после того как народ понял, что никакой земли ему и в жизни не видать по всей стране прокатилась волна крестьянских бунтов. 20 век отличается от прежних эпох большей чем прежде просвещенностью и соответственно большей близостью интеллигенции к власти. А из этого следует вывод, что у нее были силы посодействовать ликвидации власти князей из самой, что ни на есть грязи. А ведь она должна была ощутить, что не может быть и речи о поддержке такого до самого нутра лживого правительства. В старом доиндустриальном мире, где была меновая торговля, и даже паровозы еще не ходили у интеллигенции в жизни общества была весьма скромная роль. Современное государство не может обойтись без интеллектуалов, как каждый отдельный человек не может обойтись без воздуха. И это так не со вчерашнего дня повелось. Выходит, что мысли, настроения и чувства интеллектуальной элиты общества служат базисным постулатом отношения государства к своему народу. Учитель, офицер в армии, инженер на производстве являются коленчатым валом в отношениях между народом и его правительством. Когда народ чувствует, что его благополучие, безопасность на производстве, как и зарплата, никому не интересны в качестве темы для обсуждения, он становится на дыбы. Благородные доны государственной думы просто переступили через рабочего, а ведь народная песня «Дубинушка» уже давно предупреждала о последствиях такого пренебрежения. Разговоры о передаче земли в руки крестьянства и были как раз теми задушевными беседами о том, чтобы все так взять и поделить и не надо думать, что месье Шариков сам додумался до таких мыслей. Такие как он могут рассуждать только на мелком личном уровне, а не всех остальных им глубоко наплевать. Война с грязными проявлениями власти при помощи пускания ей крови – это все равно, что делать операции грязным кухонным ножом. Кровь голубых кровей заливает собой всю империю без различия званий и общественного положения. Причем брат убивает брата, а сын отца. Заплатив за короткую свободу от старого ига такой ценой общество создает себе ярмо покрепче чем прежнее и новый царь как бы он впоследствии не назывался посрамит дела изуверов прошлых времен. Борьба с иноземным игом здесь совершенно непричем. Потому что власть внутри одного народа зависит от всех ее компонентов, а не только от тех, кто в данный момент находится при деньгах или унаследовал от своих предков политическую власть. Корень проблемы бесправия народа находится не в его угнетенном и униженном состоянии, а в его неготовности отстаивать свои права и правильно понимать свои обязанности перед своим государством. При явном неимении этих столь важных факторов нельзя затевать никаких переворотов. Ведь только при сплоченности всего народа в единое целое и возможно попытаться создать некое новое более прогрессивное государство. Любая попытка государственного переворота без единого к этому порыва всех слоев общества только низведет государство до более низкого и древнего этапа его развития. Данный аспект подтвержден столь множеством примеров, что спор о том, что могло быть хоть как-то иначе – это даже не гадание на кофейной гуще, а над кровавой бездной напрасных человеческих страданий. Многое из того, что произошло с Россией в окровавленном от пяток до макушки 20 столетии можно было избежать, если бы не склонность российской интеллигенции к чванливому чистоплюйству своего горделивого самовозвышения над окружающим ее миром. Достичь чистой как само небо духовности возможно лишь в мире, где вся нечисть будет выметена изо всех углов и таким образом ей вроде бы уже будет негде и никак не спрятаться. Конечно же все равно останутся люди, которым придется иметь дело с проявлениями тьмы, но их будет очень немного. Вот только для осуществления данного плана потребуется еще много столетий. А лучше будет говорить о четвертом тысячелетии от рождества Христова, когда и наступят эти благостные времена. Но что делать, если хочется уже сегодня ощутить на себе всю благость существования в мире, где нет столь многих нехороших факторов, что так присущи нашей современности? Как там было у Высоцкого « Не нравился мне век и люди в нем и я зарылся в книги». Однако шекспировский Гамлет хорош на театральной сцене, а в реальной жизни желательно ощущать всю невозможность повторить репетицию и лучше подготовиться к выступлению. Ведь в нашем насущном бытии всякое действие необратимо и чего-то переиграть, если вышло плохо уже не выйдет.

maugli_2: Цунами тоталитарной идеологии Мои дети не смогут жить в мире без национал-социализма. Фрау Геббельс. Имеющееся на данный момент времени, в этом пока еще до того диком и несовершенном мире, мораль и культура, это не более чем жесткий, хотя и в очень четко очерченных самой людской сутью рамках, совершенно непрочный “хитиновый каркас”. Он служит всего лишь одним только внешним скелетом для неразвитой, стиснутой в тисках трудностей жизни человеческой природы. Отчасти именно из-за этого моральные постулаты всегда так предельно суровы в речах их непреклонных блюстителей. Причем - это говорится не о ком-то конкретном, как о скажем, хороших или же наоборот крайне вредных и плохих людях, а о человеческой популяции в целом. Хотя конечно и нельзя так огульно и без разбору высказаться сразу обо всем разноликом человечестве, а только об абсолютном большинстве его рядовых представителей. И эта чистая правда без всяких примесей и известна она каждому, кто хоть когда-нибудь об этом серьезно задумывался. А, следовательно, никому из страдающих как от иссушающей жажды оттого, что в этом мире нет быстрых как ураганный ветер перемен к лучшему - не следовало бы отнекиваться от этой жизненной аксиомы. Не стоит и пытаться, так с ходу без долгих раздумий переустроить общество по более разумным и справедливым стандартам. Ведь для этого надо было стремиться не к мелким и поверхностным, а глубоким и внутренним изменениям в самом людском естестве. А для того, чтобы это можно было хоть как-то осуществить не на словах (какие они не были бы красивые), а на деле в пример все же стоило бы брать не каких-то отдельных выдающихся личностей или же тех, кто хоть в чем-то, но возвышается над общей массой обывателей, а обычного серого человека. Ведь он же совсем и ни в чем и близко не похож на кого-то, кого можно вот так взять, да изменить в одночасье. Пройдет еще не одно тысячелетие, пока не сольются в некое единое счастливое для всех людей (как личностей) целое: мечты сегодняшних идеалистов и повседневная реальность наших крайне отдаленных как далекие звезды потомков. Когда их сегодняшний свет дойдет до нас дети матери Земли станут уже иными или же их не будет вообще. Хотя, действительно к чему же это отрицать такой простой и естественный факт, что стремительный ход развития творческого сознания у отдельных личностей во многом схож с неким низвергающимся горным потоком. Причем он реален в своей истинной и явственной природе, а не в созданной в чьем-то богатом воображении сути. Этот «водопад возвышенных чувств» нисходит в наш мир с недоступных взору почти всех «царей природы», вершин духовности. Однако же простым людям совсем не свойственно ни с того ни с сего вдруг карабкаться куда-то вверх, дабы зачерпнуть от него хоть малую толику, их ведь и на равнине совсем неплохо кормят. Так что не имеет абсолютно никакого значения, сколько еще усилий, кем и когда будет предпринято, чтобы приучить к «альпинизму», слепую и самодостаточную в своих низменных и приземленных устремлениях толпу. Потому как она, при любом раскладе, далее своего любимого корыта уйти никуда не сможет, да и не захочет. Кинематограф и музыка, что глубоко затрагивают сердца многих людей, способны придать человеческой натуре чуть большее совершенство и чистоту помыслов. Подобные вещи иногда в действительности могут в каких-то отдельных случаях, немного посодействовать, изменить к лучшему отдельно взятую личность. Поскольку они придают человеческой душе все же несколько большую восприимчивость к высоким нотам необыденных частот, отличных по своему звучанию от обычной суеты простых житейских проблем. Все вышесказанное в не меньшей, а может быть и в куда большей степени относятся и к сокровищам художественной литературы. Но нельзя навязать простым людям привычку к чтению книг, можно только сделать – это для них более комфортным и удобным занятием. Этой цели и могут послужить аудиокниги. Однако - это даже не вопрос, что все же больше оказывает влияние на человека, прочитанная ли книга, уведенный ли фильм, или то, как вели себя и продолжают вести себя в настоящем его отец и мать? А кто вообще решил, что человеческое общество цивилизованно? Почти вся современная человечность и духовность - это плод стараний, довольно малочисленной группы интеллектуалов. Культура, в случае всеобщего катаклизма, что не дай-то Бог сотрет с лица матушки Земли все ее современное политическое устройство и часа не устоит под натиском орд переодевшихся и остепенившихся из-за навязанных им законов общества дикарей. В случае, возникновения новой политической нестабильности в одной из технически развитых стран: процесс деградации культуры и возникновения новых врагов народа может занять не более короткого как миг в истории человечества - одного десятилетия. И все те же великие достижения человечества, что потенциально реально могут приблизить человека к высокому и чистому с гораздо большей легкостью смогут привить ему любовь к самым грязным нечистотам себялюбия. Они же в прошлом посодействовали укоренению в нем беспочвенной веры в то, что хватит и того, чтобы толпа громко кричала халва, и у всех во рту сразу станет сладко. Коммунистическая и нацистская идеологии, создавшие в чьих-то близоруких глазах, заманчивый проект по ускорению политического и духовного преобразования рода людского, ставили во главу угла отсутствие у человека души. Они признавали лишь наличие у него интеллекта, проявляющего себя в основных инстинктах присущих даже живущим в сообществе насекомым. При этом они подчеркивали его звериное родство, классовое или же этническое - никакого значения не имеет. Главной их целью было сплотить людей по принципу наши и не наши, а всех чужих значит в расход оптом и в розницу, как злобных вредителей более достойным, чем они сами представителям всего остального человечества. Все это было лишь скользким от крови прикрытием главной задачи для всех подходящих для этого хомо сапинсов найти себе кумира, лучшего из людей и сделать его высшим существом, перед которым все остальные должны молча склонять головы и колени, в жесте чрезвычайной преданности и любви. Современный диктатор, в своих собственных глазах - видится себе чем-то вроде муравьиной королевы, от которой зависит жизнь и судьба всего остального муравейника. Его мысли и чувства всесторонне выражают некое глобальное общее мнение, и устремления души всей его нации, так что никак не может быть никакого другого мнения или чувства. Речь идет о наработках разума перевернутых вверх дном и использованных во имя старой как мир идеи идолопоклонства в его новой интерпретации, невозможной к осуществлению без новейших технологий ранее не существовавших в природе. Разумеется, что к идеальной диктатуре, человечество пришлось бы очень долго приучивать и, скорее всего даже не одну тысячу лет. Поскольку «вымести мусор» восприятия себя как центра вселенной никак нельзя никакой даже самой тщательно продуманной пропагандой с самого нежного возраста. Единственным способом к быстрому переустройству психики в этом направлении было бы лишение детей их родителей, но это тоже заняло бы немало времени, поскольку нельзя же было бы - это проделать сразу же с большей частью общества. Дети врагов народа, отнятые у своих родителей, постепенно могли стать значительной прослойкой общества новой коммунистической или же фашистской эры. Причем нацистский режим был изначально мягче коммунистического и это не просто слова, а исторический факт. Именно поэтому он и проиграл битву за существование! Кроме всего прочего - это объяснилось также и его кратковременностью, как и большей чем в России культурой немецкого народа, а не чем-то лучшими качествами его вождей. Нацисты не успели, как следует развернуться и показать себя всей красе, вот и все. При этом их злодеяния наглядны и поэтому столь хорошо известны широкой общественности. Но некоторые до сих пор говорят, что, мол, не вышло ничего путного из коммунизма-нацизма только потому, что не так взялись за дело, а вот если б все было, как надо был бы сейчас рай на земле. Однако для настоящих, а не липовых изменений в человеческой натуре нужно нечто большее, чем простые к тому благостные намерения, выдаваемые вождями за желание масс. Поскольку душа человека заполнена до краев им самим, то все, что с ним можно сделать - это приучить его видеть в окружающих людях таких же полноценных разумных существ, как и он сам. Это и есть развитие в нужную сторону естественного для каждого человека эгоизма. Однако существует еще и такая возможность, что кто-то принудит людей видеть человека исключительно в самом себе, а остальные значит, будут обязаны стать сменными частями большого механизма все шестеренки, которого закрутятся только лишь для того, чтобы было хорошо лишь ему - великому вождю. Для того чтобы осуществить сей проект перестройки человеческой психики было необходимо лишить человека всех его моральных устоев, а для этого мало было отобрать у него веру в Бога, надо было также отменить само наличие у него души. Совершенно безразлично, что именно представляет из себя душа человека, высшая ли - это деятельность коры головного мозга или нематериальная субстанция, связанная с некими сверхъестественными силами для принципиального факта ее существования - это никакого значения не имеет. Важно лишь, то, что она есть и начисто отрицать ее существование почти всегда означает прямое и бесповоротное попрание всех основных нравственных принципов, выработанных человеком в процессе развития культуры. Лезущая во все углы и щели демагогия коммунизма-нацизма была нужна властителям лишь затем, чтобы крепко-накрепко укрепить у каждого человека в мозгах восприятие высшей диктаторской правды как единственного образа мышления способного формулировать какие-либо выводы в любых проявлениях интеллекта. Неразумная и необоснованная концепция замены веры в Бога, обязанностью, неким табу первобытных племен, есть не более чем закамуфлированная в красивый наряд, тенденция вернуть человечество к его первобытным истокам. Именно тогда и наблюдалось такое вот железное подчинение воле вождя, и оно было, безусловно оправдано самими условиями существования первобытного человека. А ведь именно возвращение к дикости каменного века в ее цивилизованной интерпретации и было предложено обществу в трудах Маркса и Ницше. Поскольку изменить людей в лучшую сторону - взорвав храм их старой веры и создав им взамен новую религию, не более чем утопия псевдогениев теоретиков. Воинствующий атеизм во истину та же религия, он вполне явственно олицетворяет собой религию неверия в Бога. Абсолютное отрицание Бога как данности сотворившей этот мир сама по себе невольно приводит к мысли о возможности быстрого переустройства мироздания. Особенно - это касается простых и невежественных натур, почти начисто лишенных знаний о физической природе вселенной. Они способны разве что сменить одну веру на другую, но не изменить свой принципиальный подход к жизни. И даже если б какая-то жалкая горстка философов и представляла бы из себя настоящих великих гениев - это тоже мало что могло бы изменить. Потому что нет, и не может быть одного или нескольких великих умов способных принести благо сразу всему человечеству. Прогресс сам по себе не благо, а лишь удобство и не более того. Настоящую великую пользу может принести исключительно только один могучий коллективный разум, а он вырабатывается столетиями глубоких раздумий с постоянной оглядкой на практическую сторону жизни. Перевоспитать все человечество или даже не очень большую его часть в духе братской любви к ближнему, на данный момент задача просто немыслимая, а не только совершенно невыполнимая. Зато до крайности легко совершить довольно простой по своему элементарному осуществлению обратный процесс деградации общества к старым традициям абсолютной монархии. Причина этого в том, что инерция мышления - это балласт от которого невозможно избавиться по мановению некой волшебной палочки, всего лишь выдуманной чьей-то богатой на красивые мечты фантазией. Прошлое тянет нас как магнитом своими устоями и удобством переложить на кого-то другого ответственность за все на свете, и не о чем таком большом и главном никогда более не думать самому. Основное желание обывателя - это благополучное и сладостное потребление всего того, чем его могут одарить жизнь и цивилизация. Простые люди никак не могут толпой, устремиться к высотам возвышенной духовности, так как они в корне не имеют и понятия о том, что это такое и с чем его едят. Потребление, однако, затрагивает все слои общества, а не является признаком принадлежности к некой серой массе обывателей. Человек создан самой природой с теми же функциями организма, что и всякая другая божья тварь. Причем разные размеры, форма тела, врожденный уровень интеллекта почти ни на что и никогда не влияют. Воспитание человека расставляет все точки над i. Ленивый гений может так и не оставить после себя ни малейшего следа в истории, а имя скромного труженика будет греметь в веках. Серая масса слишком заброшена, предоставлена сама себе и потому способна разве что к слепому подчинению верхам. Творческие люди в любые древние времена были всего навсего светлячками в темном небе неизведанного и непройденного. Цивилизация создала новые возможности для развития человеческой личности, принципиально отсутствовавшие в эпоху каменного века. Новый мир, однако, создавался на давно обглоданных костях старого. Ничего нового кроме неизвестных ранее технических средств по усовершенствованию жизненных удобств и умерщвлению живых людей появиться просто таки никак не могло. Большую чем в первобытную эпоху человечность в фундамент нового дома с центральным отоплением ничем не заложишь. Устои общества в целом меняются лишь с переменами в политическом климате. Причем нужно учесть, что художники или ученые тоже нуждаются не только в пище духовной, но и в простой физической. Хозяева жизни, кто бы они не были, всегда создают социальный заказ. Изображение ли животных для ползунков, еще не научившихся вылезать из пещеры или же ядерную бомбу для устрашения идеологического противника, главное, это то, что он всегда есть и так будет и далее. По крайней мере, в обозримом будущем. Важно лишь то, что между ядерной бомбой и пещерной живописью не пролегла та глубокая пропасть, что отделяла обезьяну, впервые научившуюся делать самые примитивные каменные орудия от наскальных рисунков наших не столь уж далеких предков. Расстояние - это было уж слишком мало, чтобы люди хоть сколько-нибудь иначе начали видеть окружающий мир и все в нем происходящие. Человек, сформировался как вид разумного сообщества, в холодных пещерах (вдали от огня), и его представления об окружающем мире и людях, что плотно обступают его со всех сторон сверхпрочной нитью связано с этим его прежним бытием. Что же касается некого иного чем сегодня, светлого завтра, то его еще только предстоит создать тяжким интеллектуальным трудом, будущих многих и многих последователей наших нынешних головастых ученых. А наше вчера более чем объективно доказало, что светлое будущее, может стать лишь мрачным как грозовая туча прошлым для нескольких последующих поколений. Некоторым горе мыслителям, которым оно грезилось, уже где-то на горизонте, похоже совсем не было никакого дела до элементарных законов биологии. Всякий вид может трансформироваться в нечто новое или же приобрести какие-либо другие, чем были ранее привычки, только в течение бесконечно длинной цепи часто сменяемых" особей" звеньев. Высшие млекопитающие в этом вопросе отличаются разве что тем, что они способны к самообучению в очень скромных пределах и могут приобретать необходимые для жизни навыки, беря пример с родителей. А тех в свою очередь приучили к жизненным устоям и реалиям, их родители и эта канва тянется из прошлого в грядущее бесконечной раз и навсегда проложенной тропой. Создание условных рефлексов путем прививания животным нужных навыков, совершенно не подходит, когда речь идет о человеке. Человеческая психология безмерно сложнее психологии животных, и поэтому создание нужных условных рефлексов у человека - это занятие в основном для одних лишь его родственников, а не для кого еще, хотя все же трудно отрицать воспитательный эффект телесных наказаний, обширно применяемых в школах 19 столетия. Но этот метод может быть применен только к отдельным в чем-либо сильно провинившимся личностям, а не ко всему обществу в целом. При этом нужно отметить, что при всем нравственном неудобстве телесных наказаний, когда это происходит где-то на стороне, каждый готов наказать кого-то за недостойное поведение по отношению к самому себе, а ведь человеческие задатки закладываются еще в детском возрасте. К примеру: побил ученика учитель указкой по рукам за то, что он бил девочку на уроке и можно надеяться, что его будущей жене перепадет несколько меньше. Причем наказания ни за что или же неоправданно жестокие все же до некоторой степени меньшее зло, чем принципиальное отсутствие наказаний вообще. Даже словесные порицания имеют смысл, когда речь идет о людях не лишенных представлений о совести. Однако перевоспитание общества, в смысле серьезных перемен в его моральном облике - это непосильная задача для всего лишь какого-то одного поколения мыслителей. Слишком много факторов так вот сразу изменить никак нельзя. Люди чрезвычайно любят постоянство, и любые резкие, откровенно навязанные им изменения в их жизни весьма однозначно воспринимают в штыки. Итак, поскольку человеческая психика, пусть и в довольно разной степени (смотря о ком, идет речь) отличается от психологии животных, все рассуждения о быстром культурном улучшении рода людского совершенно неуместны. Действительно в животном мире иногда возникают мутации, и когда они носят положительный характер их черты оказывают благотворное влияние на будущие поколения какого-либо вида. В случае же неудачи погибает лишь один, выбракованный самой природой индивидуум, что никак не влияет на будущее популяции в целом. В 20 веке были предпринята попытка выбраковать всех недостойных жизни с чьей-то полуграмотной точки зрения наций. Евреи, цыгане и инвалиды были только первыми клиентами нацистских душегубок, если бы планы Гитлера сбылись, он бы уничтожил все не арийские расы. Причем исключительно по собственному разумению о ком именно собственно идет речь. Всех, кроме тех несчастных, что нацистский режим превратил бы в рабов для самых черных и грязных работ, как и чем черт не шутит, содержал бы в качестве домашнего скота. Низвести простого человека до животного уровня не так уж трудно для этого надо всего лишь в течение продолжительного времени его плохо кормить и перегружать работой. Но никак нельзя заставить его «уцепиться за подножку трамвая» спешащего в светлое будущее. Поскольку не трамваи, ни самолеты нас туда доставить никак не смогут. Никаким искусственным путем, невозможно навязать человеку то, что он должен был осознать сам во взрослом возрасте или же мог получить в виде постоянного потока информации в его легко трансформируемое детское сознание. Промывание мозгов и чтение морали толпе пустое сотрясение воздуха, поскольку речь не может идти о чем-то вроде пересадки собаке, человеческого гипофиза. Ничего полезного не выйдет из прививания простым людям представлений о неких высоких духовных материях. Провести такую операцию с одним - даже совсем юным человеком, ой как не просто. И самое главное - это почти лишено всякого смысла. Он может понять и осознать контуры и внешние схемы, но это все ровно останется лишь наружным придатком к его настоящей, истинной натуре. Что же касается попытки «пересадки гипофиза» всему обществу, то подобный социальный эксперимент – это жестокое кощунство над всяким здравым смыслом. Подобная гнилая идея могла зародиться разве что в умах лишенных представления о том, что человек не есть высшая субстанция духа, а скорее слегка поднявшееся над животным миром существо предельно далекое от всякого совершенства. Но речь идет лишь о простом и естественном состоянии человека. Привитые в детстве правильные навыки в корне изменяют состояние его души. И этот процесс нельзя заменить ничем иным, чем-то на него похожим, в особенности, если все это будет иметь место в зрелом возрасте. В принципе, почти вся интеллигентность и культура, по сути, прививаются в течение детских лет, а не является признаком «голубых кровей» их обладателя. Отталкивающая все чужеродное высокомерность таких людей не служит укреплению дела науки и искусства среди масс простого народа. Пролетарская революция произошла в стране, где разрыв между интеллигенцией и народом достиг своего апогея, а тем самым и были реально созданы все условия для тюрьмы народов усиленного режима. Разделяй и властвуй - это старая как мир уловка диктаторов. Есть еще одна очень древняя уловка завоевателей – согнать часть народа с его родной земли. Затем поселить на ней чужаков и тем самым разрушить ту связь, которою создает у человека чувство собственного достоинства, поскольку он укоренился на родной земле, освященной памятью его предков. Выселение лучших людей, прозванное большевиками раскулачиванием было тем же, что и в древности способом ослабить народ, для того чтобы он не восстал против своих поработителей. Но древние правители занимались только переселением лучшей части народа с родной земли, они ведь не отправляли людей помирать, скажем, в безводной пустыне. А 20 век был самой жестокой из всех эпох цивилизованного мира. Рабы не мы – это чья-то злая шутка. Человек перестает быть рабом, когда он приобретает право голоса, то есть волю говорить все что ему вздумается, разумеется, что только в разумных пределах. Новая большевистская власть, прежде всего, позаботилась о том, чтобы никто не мог и рта раскрыть, а того, кто все же пытался это сделать тут же затыкали пулей из нагана. Какие же тогда «Рабы не мы» раздельно – в букваре советской политической жизни – это словосочетание писалось слитно. Люди, смотревшие в этот букварь видели совсем другие буквы, чем те, что им давали зубрить на уроках по устранению российской неграмотности. Сам Маркс был безграмотен во всех вопросах, которые касались реальной жизни, а не пустого мудрствования высосанного из пальца. Одной из самых ложных предпосылок марксизма было мировоззрение, рассматривающее человечество как большое стадо, которое должно забодать всех своих прежних пастухов и вечный рай на земле будет буквально под боком от имевшего место во времена Карла Маркса прозябания общества. Такая трактовка, являлась ничем иным как слепым простодушием наивных теоретиков. Хотя это еще большой вопрос были ли они столь наивны. Как говорит поговорка: что посеешь то пожнешь. Наивность сеятеля не знающего, какой урожай пожнут те, кому доведется его собирать, не свидетельствует о его прозорливости и мудрости. Однако легче предположить, что дело было не в одной лишь наивности, но и в изначальной заложенной еще в теории колоссальной жестокости, направленной против существующих в нашем мире общественных устоев. Причем фашизм – это ответная реакция старого мира на попытку его уничтожить. Реакция вполне естественная и закономерная, поскольку третий закон Ньютона действует не только по отношению к физическим телам, но и в случае внезапных и сложных политических преобразований. Итальянская и германская буржуазия готовы были продать душу дьяволу и римский папа против этого нисколько не стал бы возражать лишь бы он избавил их от нависшей над ними красной опасности. Это было что-то вроде лозунга «Буржуазии всех стран соединяйтесь». Все чего вообще можно было ожидать от успешно навязанного извне интернационализма - это способности стереть с лица земли старые традиции культуры и воспитать людей, отлученных от обычаев их праотцев. Именно этого всеми силами и добивались в Советском Союзе. Оторванные от своих корней люди - это люмпены, у них мало принципов, они лишены коллективной памяти предков, придающих любому народу, общую совесть. Мораль, основанная на старых обычаях, в древние времена обладала свойствами закона, и пренебречь ей было весьма и весьма проблематично. Исключением могло стать только наличие больших денежных средств, да и то молчаливое осуждение - давало свои плоды. Цивилизация приучила людей видеть вокруг себя иные символы, чем были им привычны в доцивилизованный период; сострадание стало намного реже стучаться в сердца людей. Воланд не зря хотел показать москвичам шоу с отрыванием головы именно в большом зале варьете. Полное равнодушие к чужому горю - это следствие цивилизации. Поскольку человек в ее стесненных условиях, разучился видеть вокруг себя живых людей. Сложилась ситуация, при которой народные толпы превратились в шевелящуюся серую массу, кроме тех отдельных, что представляют для каждого из нас некий свой личный интерес. А в древности люди знали всех, кто жил от них по соседству. Куда же нам тогда до свободы, равенства и братства, если мы едва замечаем друг друга. Ясно, как день, что когда-нибудь после тысячелетий культурного развития человечество действительно придет к такому вот мироустройству. Однако же это будет не чудом из чудес, а одним лишь следствием естественного развития отдельных личностей, потому, что именно так, и никак иначе оно и может когда-либо произойти. Культура и ее рост в некотором смысле зависят от технического прогресса, к примеру, чтобы наслаждаться прекрасным голосом Окуджавы (светлая ему память) достаточно нажать на кнопку 150 лет назад такое было бы просто невозможно. Но старое зло не спит, точно так, как и деятели искусства, творящие для нас новый мир при помощи своего высокого таланта. Речь не идет только о служителях высоких материй продавших душу сатане, но, и обо всех проявлениях человеческого духа. Практически любое новое направление культуры и разума, любая модернистская форма мышления немедленно оккупируется старым злом, потому что оно спит и видит свое естественное продолжение в современном просвещенном обществе. Зло всегда любило маскироваться под добро, а с приходом новой эпохи и более сложных человеческих взаимоотношений его коммуникабельность в этом вопросе возросла в полном соответствии с новыми техническими возможностями. Внешне выраженная высокая культура может служить грозным оружием в руках негодяя. Нет такой области человеческой деятельности, которую нельзя было в совершенно одинаковой степени использовать как во имя зла, так и ради самых чистых и благородных целей. А конечный результат определяется не намерениями и поставленными задачами, а средствами, при помощи которых они были достигнуты. Цивилизация порождает варваров с чистыми руками, отличающихся еще большей чем у их предшественников изобретательностью по использованию в своих темных делишках тупоголовых, услужливых исполнителей. Таких цивилизованных подонков отличает полнейшая беспринципность и холодный расчетливый ум или же горячее, но до крайности глупое сердце. Последнее объективно доказало себя чем-то как это не прискорбно - гораздо худшим, чем первое. А само по себе возникновение почвы, для большей чем в прошлом жестокости основано на разделении функций между палачами. Одни чувствуют себя крайне легко по причине полной непричастности к физическому процессу уничтожения людей, а другие всего лишь получили приказ и честно служа родине, его выполняли и не более того. Возникновение подобных проявлений у цивилизованного человека объясняется отчуждением от природы и проистекающего в виде следствия из-за этого умерщвления естественных для древних людей качеств. Причина тому все та же. Цивилизованный человек, имеет другие привычки, он чище от проблем совести неразрывно связанных с его моральным обликом в глазах окружающих его людей, чем это было у его далеких предков. Поскольку не близость к Богу или к вершинам власти облегчают ему тяготы моральных неудобств в плане осуществления тех или иных действий, а мнение о себе как о создателе всего сущего, что его, так или иначе, окружает. Человеческая сущность, не меняется от перемены составляющих элементарный быт людей компонентов. Скорее наоборот, быстрые как вихрь перемены затормаживают процесс развития человеческой психологии. В конце-то концов, должен же был человек хоть за что-нибудь уцепиться в этом столь быстро изменяющемся мире. Сердце у людей всегда и во все времена остается одним и тем же, однако чувства, что его заполняют, являются переложением окружающей человека действительности. Любовь к ближнему, сострадание к страждущему, все это предметы воспитания, причем за редким исключением отдельных гениальных учителей, его фактически невозможно преподать в школе. Сознание человека формируют его родители, хотя их и нельзя обвинить во всех тех проступках или же хвалить за все те достоинства, что имеются у их детей. Среда, в которой живет каждый отдельно взятый индивидуум, создает в нем все его отрицательные и положительные качества. Конечно, книги могут оказать на него определенное влияние, но крайне незначительное и, кроме того, любовь к ним тоже прививается той же самой средой или чаще всего родителями. Однако, при этом неоспорим тот факт, что влияние литературы строго ограничено желанием читателя, хоть чему-то через знакомство с ней научиться, а затем и применить на практике. Без такого искреннего желания, как и конкретного разъяснения, что именно там следует искать - человек в книге ничего кроме красивых картинок не разглядит. А они не смогут сделать его выше, а только несколько разборчивее в средствах к достижению своих целей. И это притом, что это еще будет зависеть и от явного желания воспринимать жизнь с ее вечной суетой как данность, связанную с миром книг некой неразрывной цепью. Человек достает с полки книгу и уходит в другой, красивый мир – это непорядок. Между этими двумя ипостасями бытия должна быть своя твердая связь. Тогда можно рассчитывать, что и другие люди далекие от мира книг научатся вести себя хоть как-то иначе. Ведь просто нет смысла видеть в холеном и пахнущем одеколоном дельце, человека принадлежащего нашей современности. Иногда это тот же дикарь способный убить человека, только за то, что тот наступил ему на ногу. То, что этому мешает - это лишь законы общества, в котором он живет, а не какие-то там моральные постулаты. Цивилизация и культура не порождены друг от друга, они во все времена развивались раздельно и довольно часто вступали между собой в открытую конфронтацию из-за разительного несоответствия их духовных устремлений. Культура при этом несла крайне тяжелые потери и, прежде всего в нравственном облике ее апостолов. Великий человек окружен со всех сторон почитателями его таланта и вместе с дифирамбами в свой адрес он слышит и множество довольно искренне высказанных мнений возвышающих его в противопоставлении с кем-то другим. Подобные заявления, ласково тешат его самолюбие, и он по неволе начинает придавать им какое-либо важное значение. Как, само собой разумеется, (понятно), что темные силы всегда с радостью брали на вооружение те случайные промахи гениев, которые те имели несчастье совершить. И это уж не говоря о таких талантливых, но извращенных натурах как Маяковский и Вагнер. И, конечно же, не было заслуги цивилизации в том, что после лихолетий тяжелых времен культура возрождалась и занимала прежнее место в сознании людей. Все устремления цивилизации, все ее мысли и чувства всегда были направлены целиком и полностью на потребление. Причина этого была в том, что цивилизация - это украшенная новыми перьями и замшей дикость, а культура, точно как и человеческий мозг на 75% состоящий из воды, на тот же самый процент состоит из совести. Одна из причин, почему в 20 столетии у старого змея Горыныча вместо трех старых голов: жадности, хитрости, предательства их выросло девять, была в том, что совесть у многих культурных людей была отчасти вытеснена идеалами, вынесенными из произведений искусства. Этот процесс начался во времена эры просвещения и носит совершенно правильный, но крайне преждевременный характер. Поскольку, сначала надо овладеть основными принципами творческого сознания, а уж потом вытеснять совесть красивыми на бумаге представлениями об окружающем нас мире. Это довольно схоже со старым лоском аристократичности противопоставляющей себя серой массе простолюдинов. Но только оно являет собой нечто безмерно более сложно составленные эмоции напополам с непомерными амбициями. Вот у старого зла новые головы и отрасли Я могу назвать их по именам, первые три остались на старом месте к ним добавились: хвастовство красивыми мечтами, фанатизм, переходящий в экстаз, готовность умереть во имя мутной, невидимой взору идеи, боязнь власти как таковой, узколобое верхоглядство, лакейство перед общим мнением. Замена простой житейской совести суждениями, вынесенными из произведений искусства, это путь, ведущий к подмене реалистического восприятия мира, идеалистической верой в чудо. А она не более разумна, чем попытка заменить синее небо, выкрашенным в тот же цвет потолком. Как должно быть понятно, мучаясь от жажды увидев на линии горизонта прекрасный оазис нельзя ринуться туда тут же и сломя голову - не разбирая дороги. Да, действительно - это реально существующий объект, а не плод чьего-то воображения, Но до него слишком далеко идти, а если поторопиться, то так еще возможно всем человечеством в раз превратиться в груду черепов из фильма Терминатор 2. Среднему интеллигентному человеку, еще так далеко до тех небес творческого восприятия, в реальности доступного лишь единицам из миллионов, а что же тогда говорить о простом честном народе. Именно по этой причине, некоторые великие деятели современного искусства столь одиноки и кончают жизнь передозировкой ужасных наркотиков. Это происходит, от того, что их искусство потребляют как вкусный пирог, а автору его произведения достаются кровавым потом из всех пор кожи его организма. Мысль о том, что человеческий мозг нужно держать в идеальной чистоте от окружающей нас всех грязи и заполнять его искусством, не более чем чистоплюйство людей не понимающих, что чисто не там где убирают, а там где не сорят. Это может подтвердить любой дворник. Наш мир полон скверны и прежде чем заполнять душу до краев искусством надо додуматься, как искоренить грязь в нашем столь несовершенном человеческом обществе. Любой архитектор вам скажет, что прежде чем перестраивать старое обветшалое здание надо тщательнейшим образом вникнуть во все недостатки его конструкции. Конечно же, можно этого и не делать, а начать перестраивать так на глазок, лишь бы побыстрее его вид стал более ласкать глаз, чем то было раньше. Вопрос лишь в том, не рухнет ли оно в процессе его столь необходимого переустройства. Когда же это попытались проделать с российской империей, то крушение было не иначе как совершенно неминуемо, поскольку «верхние этажи» не имели почти никакой связи с фундаментом. Ясно как божий день, что, кося головы тысячеголовой гидры последствий зла человечество не добьется никаких сколько-нибудь положительных результатов. Для его настоящего искоренения необходимо ликвидировать не людей им отягощенных, а причину его возникновения. Сделать - это чистыми руками, также легко как найти в большой грязной луже маленькую иголку «кощеевой смерти» без магнита. А таким магнитом может быть разве что твердое осознание, что именно там следует искать, прежде чем разгребать голыми руками те горы мусора, что достались нам от прошлых времен. Вот для этого надо хоть как-то знать простой народ, а не отчуждаться от него как черт от ладана. При этом находилось достаточно таких больших

maugli_2: Но дело даже не в этом - любую страну на земном шаре можно довольно быстро усовершенствовать технически, политически, когда за это дело берется страна с развитой демократией. Но никак невозможно в считанные годы изменить к лучшему этические принципы, сложившиеся веками. Нерушимость оков стереотипов мышления невозможно побороть простым промыванием мозгов. Эра милосердия может наступить только после веков материального благоденствия и правильного воспитания детей и молодежи. Нельзя расставить частокол красивых принципов и сказать народу от сих до сих, и чтоб далее никуда. Каждый человек должен осознать все сам без внешнего давления, если к этому конечно не принуждают крайние обстоятельства. Ведь все привитое извне, слетает с человека в момент истины, когда у него есть выбор или он хороший человек или же он подлец готовый на все, дабы спасти свою драгоценную шкуру. В человеческом обществе все либо да - либо нет и нужно уметь делать правильный выбор, как и знать о необходимости его сделать. Неверный выбор или отсутствие умения его осуществить - является невежеством, а оно приводит к неразумным поступкам. Сознательная воля, направленная во зло свойственна лишь людям развитым, толпа же всегда готова разорвать на куски или ставить памятники при жизни тому, кому укажут. Страны демократии в этом смысле ничем от всех остальных ни в чем в корне не отличаются. Речь не идет о скудоумии народа, а его невежестве и ограниченности, поскольку человек, как и всякое высшее млекопитающие приобретает все социальные навыки от родителей и его способность выучить что-то совсем новое в зрелом возрасте часто ограничено до нуля. Однако изменение в области материальной культуры и быта новые веяния из другого более развитого мира разлагают старые сложившиеся традиции. Понятное дело, что в том случае, что европейцы не проникли бы почти во все уголки планеты, то в них до сих пор бы процветало людоедство. Однако тут речь идет о крайностях и о первобытном строе общества, а такие люди в большинстве своем наивны как дети. Устоявшиеся традиции цивилизованного общества, отнюдь не так легко изменить. Но новое поколение людей, не помнящих старого злого прошлого, кроме как по рассказам старших изменить гораздо легче. Американцы видоизменили внутреннее устройство японского общества и тем же самым образом изменят лицо Афганистана и Ирака. Да, конечно западная массовая культура - это сладкая, но лишенная витаминов жвачка для незрелых умов. Она действует разлагающе, приучает к потребительскому подходу к жизни. С другой стороны именно полное отрицание свойств потребления, как естественного фактора свойственного человеческой натуре и послужило его усилению и преумножению. Имеется в виду государство, где все направленно против потребления, а наоборот ярко подчеркивается вечное служение во благо общества в целом. В то время как даже у самых возвышенных натур все их стремление отдать свою жизнь за родную страну во время кровопролитной войны зиждется на самом элементарном эгоизме. При попытке поднять мораль выше этой вполне естественной для человеческого сознания ступени оно реагирует тем, что, возвышаясь душой выше чем ему это дано, создает многоликость одного и того же эгоизма. В своих высших формах он проявляет душевный энтузиазм совершить великий подвиг интеллектуального мученичества во имя всего общества. А на неком бытовом уровне он готов разорвать в мелкие клочки все, что тормозит приближение того светлого будущего, что грезится ему в розовых лучах восходящего солнца. Дело может обстоять еще хуже, у такого человека может быть две души одна во имя вселенского добра, а другая мелкая и подлая сидит внутри и командует парадом, когда надо расправиться с тем, кто доставил какие-либо неприятности или же когда сильно чего-то хочется, а его нельзя. Настоящая высокая духовность должна зиждется только на естественном человеческом эгоизме. Возвышение над ним также противоестественно, как и попытка превратить все общество в единый организм с общими устремлениями и желаниями.

maugli_2: Про то, как враг народов войну выигрывал. А мы войну и без того сего выиграли… Одна из любимых фраз вождя народов. Всем мне кажется, хорошо известен столь популярно изложенный и незамысловатый, как впрочем и всякая наглая ложь, подход к тому, как и при каких обстоятельствах, для непобедимого Советского Союза началась Вторая Мировая война. А ведь она была развязана гитлеровской военщиной, не только против СССР как страны, но и против ее бесчеловечного режима, что впоследствии столь скоропостижно (в глазах некоторых) почил в лету. Разница между народом и государством при тоталитаризме совершенно критична и абсолютна. Тем более, если такая власть ожидала от своих действий на международной арене одних явлений, да вот удача стерва изменила, оказавшись женщиной донельзя ветреной. И вот тогда сталинская клика, выпачкавшись в своих же собственных экскрементах, предпочла спрятать все концы в воду, опустив свой народ лицом в зловонную лужу его не более чем совершенно надуманной глупости и невежества. Хотя вековая история европейских войн как раз таки доказывает, что все было совсем иначе! Именно Россия сломала хребет доселе непобедимому Наполеону. Осада Севастополя как в 19 веке, так и 20 стала образцом мужества и военной дисциплины, без которой такие совместные подвиги (в отличие от геройства отдельных храбрецов) просто невозможны. Зачем же тогда было надо так без устали глаголить о некой пресловутой неподготовленности войск к выполнению возложенных на них боевых задач? Может все же - это было сделано лишь для того, чтобы свое седалище перед историей и человечеством прикрыть за развязывание чудовищной войны, принесшей бесчисленные жертвы и страдания. Именно так подлая советская власть и сделала, выставив народы своей страны в качестве дураков, малоспособных к ратному делу. В принципе, да - все это одни лишь только слова, а факт неготовности к войне, мол, был на лицо и написан большими красными буквами на лбу у советской армии, которая, судя по всем известной песне, была всех сильней. Одно лишь разве что остается весьма странным и крайне трудно объяснимым. Скажем, очень трудно поддается разумному логическому анализу трактовка, из которой следует, что единственная возможная война, в которой якобы когда-либо могла принять участие Красная армия имела бы место только на чужой территории и малой кровью. Значит ли это, что сама возможность чьей-то удачной агрессии была заранее исключена и не предусмотрена? Это же критический идиотизм! Еще и потому, что моральные установки, которые человек получает в армии, влияют на его боевой дух, когда на его страну наползает тень великой беды. Трудно поверить, что Гитлер, мог вот так по-свойски воспользоваться столь глубокой наивностью всегда и во всем прозорливого Сталина. Ему вроде, как и впрямь, удалось напасть, на совершенно неподготовленную ни с какой точки зрения к обороне страну. При любом раскладе, винить в этом надо ее политическое руководство, а не народ и техническое оснащение армии. Дело было совсем не в этом, а в неготовности к отражению агрессии, потому что она была не предусмотрена. Говорит ли это о гениальности нацистского фюрера сумевшего обвести вокруг пальца кавказского бандита я так не думаю. Скорее это говорит о том, что бандит не ждет от облапошенного фраера каких либо агрессивных действий. Но Гитлер был не один его клика не состояла из одних профанов неспособных к логическим рассуждениям. Гитлер с самого начала был крайне далек от всякой политической осторожности, его действия всегда были поступками авантюриста. И все же у него было так заведено, что не он армии давал советы по стратегии военных действий, а она ему, и пока все у него шло гладко - это приносило свои плоды. Еще и потому что он не ломал старый уклад и его офицеры были людьми, знавшими военное дело, а не любители вилять хвостом как это было при дворе злосчастного Кобы уголовника. В СССР и так в результате переворота немалая часть опытных российских офицеров оказались в эмиграции, не важно в нищете или достатке, но не там, где их образование и навыки могли пригодиться на службе их родине. Кроме того, Сталин давал армии конкретные указания к действию, и его бесчеловечная воля стоила многих миллионов жизней, которые можно было сохранить при другом более разумном руководстве войсками. Вот что и предопределило успехи немецкой армии на советской территории. Трофейное советское оружие стало залогом к такому большому успеху. Слепые, захлебывающиеся напрасной кровью, контрудары по противнику, а также включительно и до самого последнего солдата удержание некому ненужных рубежей, вот то, что приблизило поражение СССР в войне, как и безмерно, отдалило победу над фашизмом. Во всем этом была виновата власть, а не народ, но российской власти всегда было легче и удобнее перекладывать все беды со своей больной головы на народную здоровую. А ведь с самого начала военных действий все, что остается это говорить о провале дипломатического корпуса не сумевшего предотвратить подобное развитие событий. Кроме того, подготовка к войне прямая обязанность государства, а не народа, что как пионер должен был быть всегда и ко всему готов. Может она всего лишь была не готова к тому, что фраер нож достанет, приставит его к горлу и начнет шарить по карманам? Такое в жизни иногда бывает! В принципе необходимость в таких сравнениях в буквальном смысле имеет под собой вполне реальную историческую подоплеку. Как Сталин, так и Гитлер залезли на такой высокий трон, который и не снился властителям самых темных веков абсолютизма не принадлежа в своем низменном прошлом ни к одной из элит высшего общества. Оба они хотели власти над миром, и победил тот, кто сумел выжать из своего народа больше пота и крови на войне за их великие ничтожества. Ни один из них не доверял другому - это все фантазии тех, кому хочется видеть историю через пенсне научно обоснованного бреда. Сама постановка вопроса о том, что Гитлер вероломно напал на Сталина не имеет под собой никакой реальной основы. Имела место игра в карты, где каждый старался обжулить партнера и Сталину - это почти удалось, и он просчитался разве что в чем-то одном - он слишком поздно понял, что не весь западный мир состоит из одних лишь жадных дураков и лохов. Вот поэтому и сгорела в адском пламени его мечта о мировом господстве диктатуры пролетариата. Это все не басни в стиле дедушки Крылова и не повторение якобы лжи Виктора Резуна. Если была опасность войны, то должны были быть приняты соответствующие меры, а не только подписаны какие-то ничего не значащие бумаги. А это в свою очередь говорит о том, что если б кто в Стране бессмысленных Советов так сильно боялся, что на него нападут, то вполне естественно, что не стал бы от этого бедствия защищаться какими-то там липовыми договорами. Они ведь и не могли быть ничем иным, кроме как филькиной грамотой с такими вот самозваными, как Гитлер диктаторами. Для того чтобы практическим путем защититься от чьего-либо нападения надо, прежде всего, наращивать свою обороноспособность. Причем под обороной я имею в виду, прежде всего заминирование мостов, шоссейных и железных дорог. Рытье траншей, возведение полосы препятствий и так далее. Готовность в случае необходимости отступать, а это на войне, что поделаешь, иногда случается, как и наличие стратегических планов на этот счет. Ничего из вышеизложенного сделано не было. Прибывающие на границу войска траншей не рыли, новых полос препятствий не возводили, а наоборот разбирали и демонтировали старые. То есть делали вещи противоположные здравому смыслу, в том случае если бы советский режим и впрямь готовился к обороне своих рубежей. Что само по себе не оставляет место для сомнений в том, что Советским Союзом 70 лет правили дураки не способные на самые простые умозаключения. И это первое, что приходит на ум, уже исходя из того, как падали, словно спелые яблоки и груши к ногам Гитлера, страны западной и восточной Европы. А значит, линию обороны надо было как можно быстрее максимально укреплять, а не наоборот. Как все же было хорошо, дабы бы оно так и было. Потому что б тогда отъявленный уголовник Джугашвили, свалился бы с трона, так и не докурив, усевшись на нем свою первую же трубку. Но все же с горечью вернувшись к исторической правде необходимо признать, что Советским Союзом, правили очень умные люди, прекрасно разбирающиеся в хитросплетениях политических интриг. Это ведь сама идеология в полном соответствии, с которой они были вынуждены жить создавала все те трудности, с какими столь хорошо знакомо сегодняшнее старшее поколение. Потому что она не давала возможности поставить в нужных местах светлые головы, что подняли бы экономику на должный уровень. Коммунистическая идеология со всеми ее постулатами хозяйствования была удавкой на шее экономического развития СССР как страны. Однако ж вновь вернемся ко временам великой беды. Одной из самых удачных интриг большевиков на международной арене был приход к власти национал-социалистов в Германии. Целью Сталина было, прежде всего, как всегда виртуозно использовать Гитлера в том же виде и качестве, за рубежом, как он использовал Ежова, Ягоду и других внутри своей собственной державы. Пусть Гитлер, мол, набедокурит, а я потом приду, как в старые добрые времена делали русские цари "жандармом Европы" и смело закручу ему руки за спиной. А заодно и приберу к рукам весь континент, гордо подняв над ним красный флаг. Только вот Гитлер в последние оставшиеся ему месяцы до абсолютного поражения вдруг осознал, что русские танки скоро попрут на Берлин. Если поверить официальной пропаганде, в те враки, что Сталин так ужасно боялся Гитлера и, исходя из этого никак не мог бы на него напасть, то возникает резонный вопрос, почему же тогда надо было собирать все самолеты на приграничных с германской границей аэродромах? Может, это было сделано какими-то неразумными низшими чинами в погонах, а главному сатрапу всего-то навсего не сочли нужным доложить? Действительно, не каждый же самолет в Советском Союзе, во времена правления гения всех времен и народов, перемещался с места на место по прямому приказу из Кремля. Но столь массовая переброска военной техники могла произойти лишь по личному приказу СТАЛИНА. 97 процентов военной авиации уничтоженной на аэродромах, в самом начале войны - фактор невозможный для объяснения, никаким иным образом, кроме ее абсолютного сосредоточения в непосредственной близости от вероятного удара противника. После войны во всех этих "ристалищах" по перекройке исторической правды было записано, что 800 самолетов было уничтожено на земле, а четыреста в воздухе. Что же это получается? Ведь это же на учениях, так можно точно решить в округленном виде, что и как, а в реальности оно так быть никак не может. Особенно не однажды, ладно бы один раз круглое число вышло, но дважды повторившись такая информация не выдерживает никакой критики, но в старые времена ее просто и быть не могло. Сегодня же появились уточнения, хотя они всего лишь следствие новых времен, а не изменения тактики морочить народу голову по прежнему скрывая роль их собственного государства в развязывании самой страшной и жестокой войны в истории человечества. А на самом же деле самолеты просто не могли взлететь, и их уничтожали целыми эскадрильями, прямо на земле. Как уже было сказано выше, большевистский режим не был властью дураков, он был до крайности прагматичен, когда речь шла о его больших государственных, олигархических интересах. Самолет – это не трактор с его медлительностью и даже те тихоходные по современным меркам машины нужно было держать подальше от границы и до нее им было бы не более чем час или два лету. Опять же с целью опорочить пресловутый советский народ все модели самолетов Исаевцами приравниваются к самым старым образцам, имевшим малую дистанцию полета. А все дело в том, что надо же как-то "замазать известкой" и тем обелить участие Советского Союза в войне с Германией в качестве неудавшегося агрессора, а не славного победителя фашисткой орды. А все же просто никакого внезапного нападения в помине не было, а имел место упреждающий удар со стороны противника. Подобная возможность не была предусмотрена Советским Союзом только потому, что, если для рака ползти назад занятие естественное, то для советского “красного аллигатора” подобный маневр был слишком трудоемок, и совершенно не соответствовал его врожденной хищнической функции. Став из охотника добычей Сталин, повел себя как загнанная в угол чулана крыса. Причем лозунг "ни пяди родной земли", превратился в выложенную человеческими телами - широкую дорогу на Москву. Очень даже легко - наглядно представить себе обширную панораму того, что бы вышло у Гитлера с захватом огромных территорий европейской части СССР, если бы знаменитая линия Сталина, не была бы перед самой войной, зачем-то вдруг разобрана. Причем некоторые поборники Исаевского вранья сегодня рассказывают басни про то, что, мол, линия была плохая, мол, и при Сталине тоже воровали! Да - это истинная правда, когда речь шла о любом гражданском строительстве. А вот украсть чего-то с важного стратегического объекта было бы тяжелее, чем сев на ядро прокатиться до Луны. Линия Сталина была чудом фортификационного искусства, и ее уничтожение было чудовищным разбазариванием средств и человеческих усилий. Зачем же все же это было сделано? Наверное, Сталин, так тряся, стуча зубами из-за близости возможного нападения Гитлера, что со страху все минные поля разминировал, чтобы, если Гитлер, зайдет в гости на блины, не дай то Бог какой-нибудь фриц на мине подорвется. Ведь этим Сталин создал бы явную провокацию, ведущую к ужасной агрессии. На самом деле, все было иначе и геноцвали Сталину одноименная линия, мешала вести его собственные войска, через совместно созданную вместе с герром Гитлером границу. Только вот не вышло с бравым походом на Берлин. Поскольку Гитлер в последний момент опомнился, и нанес удар первым. А сама армия у Советского Союза была отменная, да и воевать умела. Все дело было в том, что получила она прямой и неожиданный удар в лоб, а вслед за ним идиотский приказ «ни пяди родной земли» потому и отступала, неся огромные потери, бросая в спешке оружие, которым в последующих сражениях враг разил наповал тот народ, что его создавал, живя фактически на бобах. Вместо более ли менее организованного отступления вышло бегство, так, как армия, получившая прямой удар в лоб, в точности, как и боксер должна отойти к канатам и занять оборонительную позицию, стараясь отдышаться. Попытка со стороны боксера лезть на противника, после того как он пропустил прямой удар в лоб или в челюсть обязательно окончится нокаутом. Основополагающим обстоятельством, приведшим к тому, что этого не произошло со страной Советов был, прежде всего, героизм воинов, защищавших свою родину от чужого ярма, дабы свое было еще крепче. Ценой огромных и невосполнимых потерь, в лютую стужу, солдаты Красной армии перешли в контрнаступление и это при 30 градусных морозах. Немцы, понятное дело при таких условиях вести эффективные боевые действия не могли. Да и высшее командование германского Рейха видело в своих солдатах не только патроны и снаряды, которые можно было запросто в любом количестве пустить в расход, как это зачастую происходило в легко редеющих рядах Красной армии. Так что произошло вот что, пока немцы под Москвой завязли, у Красной Армии было время, чтобы немного оправиться, подтянуть резервы из тылов и начать свой долгий путь до Берлина. Вопрос то вот в чем, а должен ли он был быть таким уж длинным? Ведь отсутствие планов по отступлению войск и переходу от наступления к обороне целиком лежит на совести политического руководства страны. А дело было в том, что советская идеология проникала во все щели, без нее нельзя было не на толчке посидеть ни цигарку раскурить - она фактически преследовала советского человека по пятам. А по началу люди еще не приучились на нее не обращать никакого внимания, как на пустую вывешенную, на стенах аппликацию. А сколько ее было во всех деловых объяснениях! То был практически возврат к европейскому средневековью во имя единения общества под флагом красного молоха. В военной области - это отражалось, прежде всего, в психологических установках на то, что гнилой капитализм скоро сам загнется или же мы ему в этом еще и поможем. Сама возможность его атаки на развитое социалистическое общество была в корне исключена из мира всяких вероятностей. Контрудар с уходом в глубокий тыл противника было идеологией проникшей в военное дело, где ей вовсе было не место, а особенно на современной войне, где присутствует крайне важный технический фактор, то, что бравые конники в расчет принять не могли. А все потому что у них исключительно прямая кишка хорошо работала, потому что жрали они от пуза, а на месте головы зияла рванная дыра с обрывками из красного кумача. Каким же местом им было догадаться, что современную войну не бравадой выигрывают, а точным математическим расчетом. В 41 по причине бестолкового в военном деле высшего командования за первые дни войны немцы прошли расстояние, которое им было почти также легко преодолеть, если бы на их пути никто бы и не встретился. Приказ не отступать, не при каких обстоятельствах, "стоять насмерть" привел как это вполне естественно к рассечению красной армии на отдельные фракции с их дальнейшим почти полным уничтожением. Причем в 42 году тоже было немало окружений и по той же самой причине. А ведь вполне может быть, что если б трусы из политбюро дали немцам немного поближе приблизиться к своим бесценным шкурам и тогда бы кадровая армия, не была почти целиком выведена из строя в самом начале войны. Неважно, погибали ли солдаты, оставшись без патронов, пытаясь, взять вверх над гитлеровцами голыми руками или же они оказывались в плену, они уже не участвовали в обороне своей страны. Хуже того, более миллиона советских граждан перешли на сторону врага и воевали против своего же народа с оружием в руках. Мировая история не знала такого массового предательства. Причем такое доверие к солдатам вражеской армии было бы дикой глупостью в любой другой войне! Но если все же задаться вопросом, кто кого предал, то получается, что солдат отдали на заклание и съедение фрицам большевики, во главе с Иосифом - Иудой, Сталиным. Армия была брошена под ноги врагу, как трусливый мясник бросает кусок мяса, голодному бродячему псу. На, мол, рви его, глотай, обжирайся, главное меня не трогай. Этот факт надо отнести к величайшему предательству своего народа со стороны большевиков. Страх за собственную шкуру они выдавали за большую тревогу в сердце об родной им советской земле, мол, потопчут ее фашистские злодеи, а нам этого допустить никак нельзя. Мол, надо ее защищать, до последней капли крови. Вот только не земля важна в военном деле, а удобный с точки зрения обороны плацдарм. В случае же, если позволить врагу взять себя в клещи, а затем и обойти со всех сторон, то солдаты остаются без питания, так как враги им кушать из своих окопов не принесут. Орудия, тоже остаются без снарядов и раненых, нечем будет бинтовать. Подобное положение было обусловлено четкими указаниями, не отступать ни при каких обстоятельствах, а не оставлять заданную позицию на войне вполне может означать - позволить более умному врагу, обойти тебя с флангов и превратить армию в беспомощную, загнанную в угол крысу. Воистину, Сталин мог бы сказать, что государство это он, а его мысли и чувства – это мысли и чувства его армии. Властелин страха шестой части суши, впервые испытал не параноидальный, а истерический страх и заговорил со своим народом на равных. Братья и сестры, должны были лечь костьми, но не допустить коварного врага к своему великому вождю. Это им исподволь внушалось во время политзанятий. За родину! За Сталина! Это градация ценностей: за Сталина было важней и миллионы людей, захлебывались этим криком под ливнем пуль. Ведь их посылали на смерть, так как людей в Красной армии ценили значительно меньше чем боеприпасы. Самой главной задачей армии в начале Великой Отечественной войны исключительно с точки зрения ее военачальников было бы оттеснить врага к границам Советского Союза. Результатом подобной дикой стратегии стали многочисленные окружения всех родов войск и их планомерное уничтожение фашистскими частями. Солдаты выбирались из этих окружений по сплошному бездорожью, хотя по приказу могли бы отступать по главным магистралям, оставляя фрицам «подарки» в виде мин. Далеко не всегда их можно все найти и обезвредить. Причем отступающая по приказу армия - это боеспособное войско, а не сброд, блуждающий по лугам, да болотам. Отступая можно ведь и отстреливаться, при этом, неся врагу немалый урон - это только если драпать так чтобы пятки сверкнули можно уронить честь и достоинство своей армии. Однако, возможно, что кто-то думает, что это все война, что же она сделала подлая... и поэтому солдаты попадают в окружения целыми дивизиями, батальонами, армиями? Но это не совсем так. Насколько мне известно - это могло произойти лишь тогда, когда над военными специалистами сидел на троне некий божок и любые его слова были священны для его подданных. Так было в Германии, так было и в Советском Союзе. Если быть точным, древняя, а не современная история войн действительно знала внезапные окружения, но они производились в течение очень короткого времени и у тех, кого окружали времени, чтобы отступить, просто не оставалось. И все ровно они пытались прорваться с боем из этих засад, поскольку обильно пропитать свою землю кровью можно лишь на радость врагу. Задача войска, потерпевшего поражение в битве отступить собраться с силами и лишь вслед, затем вновь вступить в бой. Современная война – это совершенно иное дело, чем война древняя, так как прогресс относится ко всему, в том числе и к военному делу. Однако в кое-чем принципы, остаются все теми же. Например: драться за родную землю до последней капли крови не отступая ни на метр, ни при каких обстоятельствах - это смертельно опасная глупость, которая может привести только к поражению вследствие потери армии. Войны, в которых никто не наступает, и никто не отступает это войны на истощение противника. В таких случаях, тоже желательно отвести части подальше от границы, чтобы не подвергать жизнь солдат ненужной опасности, а то потом, когда война перейдет в более активную фазу, защищать родину, станет попросту некому. В условиях активных боевых действий, одна сторона продвигается внутрь чужой территории, а другая соответственно отступает. Все это, в конечном счете, не отражается на конечном итоге войны. Военных, которым никто не указывает, что им делать, не так-то просто поймать в западню, замкнув кольцо вокруг крупного воинского соединения. У всякой армии есть разведка и ее задача докладывать о действиях противника. И всякий здравомыслящий командир взвода, которого окружают с флангов, попросит у вышестоящих офицеров, право отойти в тыл. Для того чтобы, не оказаться в ситуации, когда сзади у него окажутся, не свежие силы для подкрепления, не подводы со снарядами и ящиками с патронами, а противник, который раненым до пленения, даже стакан воды не подаст. Эта ситуация разлагает дух солдат, они начинают чувствовать себя брошенными на произвол судьбы. Пока еще здоровые, не раненые бойцы начинают задумываться, а стоит ли воевать за страну, которая бросает своих воинов в тылу врага, устраивая отстрел тех из своих же солдат, что были вынуждены отступать не по приказу свыше. Презрение к смерти на пустой желудок, не выкажешь. Отступающие в разброд, а не по плану советские части не были помехой врагу. Вышло наоборот: ситуация в которой оказались бойцы Красной армии, ясно давала понять о размерах разгрома. Именно это прискорбное положение дел и послужило основным фактором, превратившим армию Власова в столь мощный инструмент. Власовцы воевали с искренним воодушевлением. Учитывая, что народу свой самый передовой в человеческой истории строй любить было совершенно не за что, не так и уж мало солдат легко и безвольно попросту перешли из одного окопа в другой, повернув оружие против своих. В конечном итоге, вместе с прильнувшими к первым добровольцам военнопленными - власовское движение и приобрело свою чудовищную массовость. А вот не было бы этих окружений вызванных идиотским приказом, а отошли бы наши части в тыл и тогда красное знамя над Рейхстагом, оказалось бы года на два раньше. Передав немцам заботу о снабжении своей армии продовольствием Сталин фактически одолжил ее Гитлеру и тот не преминул воспользоваться столь щедрым подарком. Но если, кто думает, что предателям в случае успеха нацисткой Германии по уничтожению большевизма в России было бы обеспечено светлое будущее, то это грубая ошибка. Невозможно договориться с бандитами, будучи иной, чем они породы. Они попросту использовали власовцев, как нужный им до поры до времени инструмент. После победы Германии в войне уцелели бы только те, кто активно поддержал геноцид против своего народа. То есть отборная сволочь. Остальные либо отправились в крематорий за активные возражения против уничтожения своих сограждан, либо стали бы домашним скотом высшей арийской расы. Однако зачем же было так отстаивать каждую пядь родной земли, когда она столько раз попадала в руки врагов и ничего с ней от этого не сделалось? А все дело было в том, что так уж вышло, что землю в Советском Союзе берегли, куда пуще, чем при царе батюшке. Потому как, земля принадлежала хозяину, во владении которого было много лесов полей и рек, а жизнь солдатская стоила значительно меньше чем тот участок земли, который могло занять его бренное тело. Как известно, в Советском Союзе, и в мирное время, не стеснялись хоронить людей штабелями, а в начале войны вообще так, вопрос, не стоял, надо ли хоронить погибших. Поскольку в неразберихе стихийных, а не запланированных отступлений этим заниматься было просто некогда. Всякая война чревата кровью, но путь к настоящей победе прокладывают трупами врагов, а не своих воинов. Красная армия не считалась с человеческими потерями, не только потому, что товарищ Сталин желал, как можно дальше отодвинуть от себя линию фронта, но и потому, что он панически боялся того народа, который он поставил на колени. Война была удобным способом беспрепятственно уничтожить и тем обескровить народные массы, до которых не могли добраться «ежовые рукавицы» сталинских палачей. Может кому-то этот тезис покажется выдумкой автора. Однако уж такова историческая правда, страной Советов правили изуверы, видевшие свое благополучие в забитых и отупевших массах народа. Человека, который безропотно ходил в атаку, и черпал смерть своих товарищей, большой деревянной ложкой было легче одурманить посулами светлой жизни. Жизнь и свобода разнятся по шкале человеческих ценностей. И, несмотря на то, что опиумный дым мнимой свободы от царской власти был уже развеян люди множество раз смотревшие смерти в глаза, больше всего ценили то, что они все-таки остались живы. Что же касается красивых обещаний, то на войну можно было списать временное отсутствие обещанных коммунистических благ. Разумеется, что когда гитлеровские войска были под Москвой, о том, что хорошо бы при помощи войны решить свои внутренние проблемы Сталин, скорее всего даже и не помышлял. Тогда действовал иной принцип смерти. Надо, мол, отдать свою жизнь во имя спасения страны и это было важнее смерти врага только из-за того, что советский солдат сам по себе был предназначен к гибели как снаряд, бомба или пуля, а уж принесет ли это вред врагу, дело десятое. А было это так, потому что солдат в Советской армии было много, и жалеть их не было ни малейшего резона. Они ведь для того и были рождены матерями на этот белый свет, чтобы их враги убивали. Подобный подход к делу был нетипичен для немецкой армии, и, не столько исходя из того, что солдат там было меньше. Ефрейтор Гитлер был злейшим врагом всех неполноценных с его точки зрения народов, но своему народу он был друг, товарищ и брат. Правда, чисто в интеллектуальном смысле, а не сердцем, поскольку откуда же могло быть сердце у такого кровавого вампира. А товарищ Сталин был врагом всех народов земли. Он воевал со своим народом при помощи фашистских пуль, посылая своих солдат на явную смерть, ради каждого клочка земли на безымянной возвышенности, который можно было разбомбить и с воздуха. Каждый немецкий солдат при этом становился чем-то вроде снайпера в тире, даже если он и стрелять, то толком не умел. Не попал в одного, попал в другого, цепь же широкая, а не разреженная. Солдаты шли, а не ползли, и не старались вжаться в почву, ища себе укрытие за каждым камнем. По представлениям красных командиров, то была бы трусость, а за малодушие в советской армии карали расстрелом на месте без всякого разбирательства. Может, кто подумает, что так было всегда, мол, когда в древнее времена брали крепости нападавшие лезли на стены, и погибали в великом множестве. А во время Второй Мировой войны, мол из уважения к памяти предков, каждую природную возвышенность, надо было брать так, чтобы она была усеяна телами солдат и тем самым последующие шагали бы по телам своих раненых и погибших товарищей. В древности между тем воевали не так. Солдаты под прикрытием лучников и больших щитов засыпали ров вокруг замка. На крепостную стену лестницы ставили, как правило, после того, как она была основательно обстреляна из пращей. Пользовались тараном для пробивания стен и башней, которую приставляли к стене крепости, чтобы иметь возможность без лишних хлопот забраться на самый верх стены. А советские военачальники, шли к победе над врагом, укладывая «кирпичи солдатских жизней в китайскую стену обороны своей страны от тевтонских кочевников» завоевателей. Большевики в течение всей Второй Мировой войны прикладывали максимум усилий, чтобы обескровить свой народ. Конечно, они были бездарными, трусливыми интриганами, включая товарища Сталина, чья буйная молодость не в счет, однако они были расчетливыми людьми, и когда перелом в войне уже произошел, они ни в чем не изменили тактику и все также требовали добиваться победы в каждом сражении, фактически любой ценой. Тут прослеживается явная последовательность действий, а не простое слепое как у крота стремление не считаясь не с какими потерями, побыстрее покончить с войной. Советская власть всегда стремилась прижать свой народ к ногтю. Она панически боялась утратить контроль над ситуацией в обществе, как это случилось с царизмом, и одна из причин, что могла привести ее к краху была бы утрата веры народа в мифический коммунизм. Сильный народ был опасен, а так как он значил для его правителей, не больше чем домашний скот для нерадивого хозяина, его без всякого счета и гнали на убой. Пропорции потерь в живой силе между воюющими сторонами были непомерно высоки для нормального ведения военных действий. Потери Советского Союза после войны стали тайной в несгораемом сейфе, спрятанном в надежном месте и под усиленной охраной. Фактически немецкий солдат заменял исполнителя НКВД и, хотя и платил за это своей жизнью, но нес смерть, по меньшей ¬мере, 14 советским солдатам. Подобное соотношение не было следствием трусости солдат красной армии, а проистекало из того простого факта, что верховное командование Советской армии было кровно заинтересованно положить как можно больше своих. От этого зависела сохранность шкуры генерала и потому подстегивало, как шпоры лошадь. Конечно, не все генералы подходили к этому делу с душой. Холуйская сущность была далеко не у всех советских военачальников. Но все вынуждены были принимать во внимание директивы из ставки верховного главнокомандующего. Сталин был истинным космополитом, он желал стать властелином вселенной. В его понимании отдельные люди, не значили ровным счетом ничего. Даже его товарищи по партии не значили для него ничуть не более чем шахматные фигуры на доске. Смерть или жизнь одного ли человека или миллиона людей были для него медяком, упавшим в грязь, нагибаться за которым, было ниже достоинства настоящего абрека. Люди, которые окружали великого вождя, смотрели на мир его глазами именно по этому принципу он их всегда и отбирал. Он, конечно же, давал им возможность спорить с собой, и даже не соглашаться, но они все равно были лишь тенями его демонической личности. Война пошла не по тому плану, как это было заранее намечено, а это требовало значительной передышки перед последующим наступлением на мировой капитализм. Советской власти не была нужна только одна жалкая шестая часть суши для настоящего укоренения ей был необходим весь остальной мир. Гитлер, помешал осуществлению этого замысла, напав первым. Однако Суворов, которого я очень уважаю, ни в одной своей книге не упоминал о том, что военное и политическое руководство нацисткой Германии не состояло из сплошных дураков, купившихся на новый большевистский брестский мир. Я говорю о пакте Молотова-Риббентропа. Гитлер был слишком самоуверен и спесив, чтобы поверить в нападение Сталина. Однако его диктатура не была такой же всеобъемлющей, каковой была абсолютная власть Сталина, и когда советские приготовления к войне стали слишком явно прочерчиваться в донесениях разведки, Гитлер, повернул свою армию на восток. Также Суворов, ошибочно считает, что немецкие генералы сделали глупость, что вступили в войну с Советским Союзом очень широким фронтом - от Баренцева до Черного морей. В подобном ведении военных действий был заложен глубокий прагматизм, целиком нацеленный против советской военной доктрины. Она (доктрина) была построена на массовом прорыве, с уходом в глубокий тыл противника. Именно поэтому в штабисты и не брали тех, у кого стрелочки на военных картах в разные стороны расходились. Но для прорыва нужно было собрать большую группу войск, а как их соберешь, когда линия фронта растянута на несколько тысяч километров, а оборонительной войне советских военачальников никто толком не обучал. Значит, пока не ударили морозы, и Красная армия не смогла, наконец, осуществить то, чему она была столь тщательно обучена - перевес в войне был явно на стороне Гитлера. А что бы было, если б Гитлер начал бы войну на два месяца раньше? Ведь это могло переменить весь ход мировой истории и наихудшим образом! Неготовность к войне - это не гибель Помпеи. Это преступная халатность, или же чудовищное злодейство, за которое весь состав политбюро надо было расстрелять, даже если они все, что они делали так это тихо дремали в креслах и в упор не видели надвигающуюся на страну опасность. Но это же было совсем не так. Члены политбюро эту опасность запланировали и организовали. Именно поэтому страна для отмазки согласно красной пропаганде и оказалась в виде исключения к чему-то все же не готова. А на самом-то деле Вторая Мировая война, по крайней мере, отчасти началась именно из-за того, что коммунисты понимали, что Советский народ не будет жевать ту же самую ботву вместо обещанной морковки в течение нескольких поколений. Большевикам надо было поставить на колени весь мир, отделить террором зерна от плевел, а там и маску можно было бы сбросить. Советский режим был властью оккупационной для своего же народа, так сказать, впервые в ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ истории прибравший к рукам не одну лишь территорию шестой части суши, но и полную доверчивости славянскую душу. Муссолини и Гитлер это верные последователи товарища Ленина и полярность идеологии объяснялась одной только необходимостью поймать волну прибоя, которая способна вынести на берег власти. А взаимная ненависть двух противоположных по своей идеологии режимов объясняется явственной как божий день неприязнью к конкуренту на мировое господство. Сталин был хитрее, он не атаковал свободный демократический мир, а нао



полная версия страницы