Форум » История 1945-1953 ("День-М-2"), а также 1955-1959 » Хотел ли СССР отобрать Аляску? » Ответить

Хотел ли СССР отобрать Аляску?

Юрист: Наткнулся сегодня на статейку http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=191077

Ответов - 98, стр: 1 2 3 4 5 All

Закорецкий: Гость пишет: все равно у американцев пиписька больше - можете даже и не меряться Была бы меньше, даже бы и не мерялись.

Гость: Закорецкий пишет: кучи советских войск в Германии (восточной), Австрии (восточной), Венгрии, Польше, Корее (северной), Китае (северном) + куча советских военных советников "и т.д."? Я же специально пишу не о тех американских войсках, которые остались в Европе после окончания войны , а о тех, которые были переброшены ближе к границам СССР уже после войны. Именно для аналогии с попыткой размещения армии на Чукотке в 1948 году. P.S. Про пипиську писал какой-то другой Гость,видать надо зарегистрироваться

Закорецкий: Гость пишет: P.S. Про пипиську писал какой-то другой Гость,видать надо зарегистрироваться Это моя проблема или Ваша? Кстати, можете и не регистрироваться, а просто вместо "Гость" писАть что-то другое, например "Гость-2". (Кстати, так делал, например, В.Веселов, который так и не зарегистрировался). Гость пишет: Я же специально пишу не о тех американских войсках, которые остались в Европе после окончания войны , а о тех, которые были переброшены ближе к границам СССР уже после войны. извините, а чем же "после окончания войны" принципиально отличается от "уже после войны"???? А Вам напоминать не надо про то, что и до второй половины 80-х годов "голубой мечтой" любого советского офицера-прапорщика было уехать служить за границу? Например, в Германию (восточную) или в Южную ГВ ("Венгрия") или и т.д. Не надо? Ну и чем тогда там советские войска занимались? Блюли "завоевания социализма"?

Гость: Закорецкий пишет: Это моя проблема или Ваша? Ничья , забейте... Просто посчитал нужным сообщить... Закорецкий пишет: извините, а чем же "после окончания войны" принципиально отличается от "уже после войны"??? Ничем, зачем к словам придираетесь? Только потому что сказать по сути нечего? Закорецкий пишет: Ну и чем тогда там советские войска занимались? Блюли "завоевания социализма"? Точно тем же, чем занимаются американские войска на американских базах, раскиданных по всему миру. Если угодно, назовите это блюдением "завоеваний капитализма", только это уж очень утрированная формулировка. С "голубой мечтой" не надо в сторону тему уводить. Лучше объясните мне, зачем после войны в Японию было переброшено 2 воздушные армии? Неужто для защиты бедных японцев от советской агрессии? Чтобы Сталин не вздумал повторно Японию разгромить? Или американцы предвидели аццкий план Сталина по захвату Аляски?

Закорецкий: Гость пишет: Лучше объясните мне, зачем после войны в Японию было переброшено 2 воздушные армии? Неужто для защиты А Вы про "ровно 4-00 в воскресенье 25 июня" ничего не слышали? Вы не читали про мой разговор с бывшим летчиком МиГ-15, который сбил 6 амеровских самолетов? Вы не можете нам напомнить, в какой это войне? (Кстати, он жил в 10 минутах езды трамваем от меня).

Юрист: Гость пишет: то как расценить фактическое размещение сразу после войны двух воздушных армий США (5-й и 20-й) в Японии и двух воздушных армий (2-й и 8-й) в Европе? Гость пишет: Именно для аналогии с попыткой размещения армии на Чукотке в 1948 году "Территория не завоевана пока на нее не ступила нога солдата". Поэтому размещение воздушных армий и развертывание сухопутных войск (причем в районе где им долго оставаться просто невозможно) что назывется "две большие разницы" и ни какой аналогии здесь нет. Поэтому цель размещения сухопутной армии на Чукотке - это только подготовка вторжения и никак иначе, а размещение воздушных армий вблизи границ СССР-это фактор сдерживания и ничего более. Что же касается моего мнения относительно планов Сталина в 48 году, то мне не верится, что действительно хотели размещать армию на Чукотке и отбирать Аляску. Поначалу я всячески это подчеркивал. Лично мне кажется, что если какие-то телодвижения в эту сторону и были, то это скорее какая-то "легенда прикрытия" действительно необходимой переброски (хотя необходимость такой перерброски мне не известна) войск на Дальний Восток.

Закорецкий: Юрист пишет: действительно необходимой переброски (хотя необходимость такой перерброски мне не известна) войск на Дальний Восток. Например: ... 1.10.1950 г. посол Штыков шлет срочное послание Ким Ир Сена Сталину (от 29.09.1950), в котором Ким Ир Сен сообщает, что КНДР своими силами не сможет остановить войска США и Южной Кореи. В ответ Сталин посылает запрос в Пекин, “жуткий” запрос. Волкогонов пишет, что от него “веет холодом”. Вот цитата: “... США из-за престижа может втянуться в большую войну, будет, следовательно, втянут в войну Китай, а вместе с тем втянется в войну и СССР, который связан с Китаем пактом о взаимопомощи. Следует ли этого бояться? По-моему, не следует, т.к. мы вместе будем сильнее, чем США и Англия, а другие капиталистические европейские государства без Германии, которая не может сейчас оказать США какой-либо помощи, не представляют серьезной военной силы. Если война неизбежна, то пусть она будет теперь, а не через несколько лет, когда японский милитаризм будет восстановлен, как союзник США...” ....

Гость: Закорецкий пишет: А Вы про "ровно 4-00 в воскресенье 25 июня" ничего не слышали? Вы не читали про мой разговор с бывшим летчиком МиГ-15, который сбил 6 амеровских самолетов? Вы не можете нам напомнить, в какой это войне? (Кстати, он жил в 10 минутах езды трамваем от меня). Корейская война началась в 1950, а воздушные армии начали перебрасывать еще в 1945 году, так что довод не катит. Кроме того, у США были базы на Филиппинах, на Гавайских, Марианских и Каролинских островах. С этих баз в корейской войне участвовали: - с Филиппин 13-я воздушная армия - с Марианских островов 1 авиагруппа и 2 эскадрильи - с Каролинских островов тоже 1 авиагруппа и 2 авиаэскадрильи - с Гавайских островов авиадивизия. Так что если и считать, что Трумэн был провидцем и знал что через 4 года будет конфликт в Корее, США вполне могли обойтись существовавшими базами.

Гость: Юрист пишет: Поэтому цель размещения сухопутной армии на Чукотке - это только подготовка вторжения и никак иначе, а размещение воздушных армий вблизи границ СССР-это фактор сдерживания и ничего более. Вы в очередной раз демонстируете избирательность Вашей логики. Одна советская сухопутная армия на Чукотке для Вас - это обязательно агрессия, а не фактор сдерживания. Наверно она была какой-то "сверхударной", что ей вполне было по силам захватить Аляску. Зато переброска нескольких воздушных армий США к границам СССР, подкрепленная кучей планов ядерных бомбардировок (причем ни в одном плане эти удары не рассматриваются как ответные удары на действия СССР) - это всего лишь "фактор сдерживания".

Закорецкий: Гость пишет: США вполне могли обойтись существовавшими базами. Итак, одни США виноваты? Ладно, даю цитату поподробнее. Попрошу ее прокомментировать по-предложениям (как я комментировал статью В.Веселова). ------------------------- .... Советские историки долгое время практически не вспоминали речь Сталина. Но вот что написано о ней в журнале "ИСТОРИЯ СССР", N: 1 за 1991 г., стр. 161 (в статье М. Белоусова "М. М. ЛИТВИНОВ О МЕЖДУНАРОДНОЙ СИТУАЦИИ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СССР ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ"): — В США были крайне негативно восприняты утверждения И. В. Сталина в предвыборной речи 9.02.1946 о том, что "капиталистическая система мирового хозяйства таит в себе элементы общего кризиса и военных столкновений"... Как следует из записей Дж. Форрестола, в то время военно-морского министра Соединенных Штатов, даже известный своей либеральной репутацией член Верховного суда США У. Дуглас назвал речь Сталина "декларацией третьей мировой войны", а сам Форрестол неоднократно ссылался на нее в подтверждение своей мысли о том, что "сосуществование демократии и коммунизма невозможно". Однако, после речи Черчилля в Фултоне взаимодействие руководства США, Англии и Франции с СССР не прекратилось. Продолжался международный трибунал в Нюрнберге. Готовились заседания СМИД — Совета министров иностранных дел СССР, США, Англии и Франции по выработке мирных договоров с бывшими союзниками Германии. США сокращали свои вооруженные силы и ассигнования на оборону. Дж. Л. Геддис (США) в своей статье "О прошлом во имя будущего" ("ПРАВДА" за 31 октября 1988 г.) отмечает, что президент Трумэн "оптимистически смотрел на перспективы заключения соглашений со Сталиным". О том, что речь Черчилля в Фултоне не могла явиться началом "Холодной войны", прямо замечает доктор исторических наук Н. В. Загладин в своей книге "ИСТОРИЯ УСПЕХОВ И НЕУДАЧ СОВЕТСКОЙ ДИПЛОМАТИИ": "Конечно, речь Черчилля вызвала большой отклик в мире. Тем не менее представляется не совсем точным определять ее как начало (или официальное объявление) "Холодной войны". В Фултоне выступал экс-премьер, который ни до войны, ни после нее не скрывал своей антипатии к СССР... Необходимо было учесть, что взгляды Черчилля еще на выборах 1945 года отвергли большинство англичан, а присутствовавший в Фултоне Трумэн не согласился с оценками бывшего британского премьер-министра. Дистанцировался от них и лейбористский кабинет Великобритании" (с. 141) Дальше Загладин намекает на то, что важную роль выступлению Черчилля сделал сам Сталин и приводит его высказывания из мартовских номеров газеты "ПРАВДА" за 1946 год, например: "Несомненно, что установка г. Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР". И только в сентябре 1946 года мнение Трумэна изменилось до того, что "его надежды на сотрудничество окончательно рухнули". Тогда же Трумэн распорядился засекретить доклад своего помощника по военно-морским делам Кларка Клиффорда "с весьма критической оценкой того, как Советский Союз относился к своим обязательствам по соглашениям военного времени" (эта информация приведена в статье Дж. Л. Геддиса "О ПРОШЛОМ ВО ИМЯ БУДУЩЕГО") В книге "СССР-США ..." о докладе Клиффорда написано более подробно. Оказалось, что он тоже был рассекречен и напечатан в уже упоминавшейся книге "СДЕРЖИВАНИЕ. ДОКУМЕНТЫ ОБ АМЕРИКАНСКОЙ ПОЛИТИКЕ .... (1945-1960)". Ю. Жуков пишет: — Особый интерес представляет приведенный в этом сборнике доклад "Американские отношения с Советским Союзом", представленный президенту 24.09.1946, подготовленный специально созданным советом во главе с Кларком М. Клиффордом. Этот доклад был предварительно согласован с государственным секретарем, военным и военно-морским министерствами, Объединенным комитетом начальников штабов, директором контрразведки и с другими официальными лицами и ведомствами. Как ставился в этом докладе вопрос о развитии отношений с СССР после войны? Авторы начинают с сетований на якобы исходящую от Советского Союза угрозу Соединенным Штатам. Будто бы руководители Советского Союза считают, что "война с Соединенными Штатами и другими ведущими капиталистическими нациями неизбежна", и поэтому "увеличивают свою военную мощь", расширяют сферу советского влияния, готовясь к "неизбежному" конфликту. А дальше авторы доклада с предельной откровенностью излагают разработанную ими концепцию подготовки и ведения войны против СССР в порядке "ответа на советскую угрозу". О том, что сам Сталин заявил о неизбежности очередного кризиса в капиталистических странах с последующей войной, уже говорилось выше. Но он сказал это 9 февраля. Черчилль в Фултоне выступил 5 марта. В феврале в западной прессе печатались комментарии к речи Сталина. А у Трумэна надежды на сотрудничество с СССР почему-то "рухнули" лишь в сентябре! Происходило ли что-то в международной жизни в период с марта по сентябрь 1946 г.? Происходило! И даже не с марта 1946, а с 1945! Во-первых, возникли осложнения в отношениях СССР с Ираном, Турцией, Грецией и Италией. Во-вторых, в 1946 проходили заседания СМИД (с 25 апреля по 16 мая и с 15 июня по 12 июля в Париже), а с 29 июля по 15 октября там же в Париже состоялась мирная конференция с участием делегаций 21 страны. Проблемы в отношениях с Турцией возникли в начале 1945 года, когда 19 марта советское правительство денонсировало договор о дружбе и нейтралитете с этой страной от 17.12.1925 г, "как не соответствующего новой обстановке и нуждающегося в серьезном улучшении". ..... Турецкая сторона, естественно, забеспокоилась, захотела узнать причины такого отношения и предложила приступить к переговорам. Они проходили в Москве в июне 1945 г. Вопрос стоял о заключении нового договора о дружбе. Советская сторона в качестве предварительного условия предложила Турции вернуть Грузии и Армении их территории на Кавказе (области Карса, Артвина и Ардагана). Кроме того, советская сторона предложила пересмотреть в сторону усиления прав Советского Союза конвенцию по черноморским проливам, заключенную в 1935 г. в швейцарском городе Монтре. И только после этого Сталин был готов подписать с Турцией новый договор о дружбе. Но турецкое правительство не согласилось и пожаловалось в Англию к Черчиллю. Естественно, что эти вопросы стали предметом обсуждения на Берлинской (Потсдамской) конференции летом 1945 года. Но на ней Сталин добивался не окончательного решения по Турции, а хотя бы согласия и поддержки Англии и США к своим "справедливым" требованиям. В том числе для передачи этих вопросов на решение СМИД (Совета министров иностранных дел). Делегациям Англии и США советские территориальные претензии к южному соседу сначала объяснялись необходимостью заключения нового договора о дружбе. Затем Сталин попытался провести аналогию с Западной Белоруссией и Западной Украиной. Но союзники заявили, что "линии Керзона" на Кавказе нет. Тогда Сталин объяснил, что эти земли были потеряны в 1921 году из-за слабости Советского Союза. Но это была ЛОЖЬ! И Черчилль с Трумэном это знали. Наоборот, Турция в 1921 году находилась в очень отчаянном положении. В 1919-1922 годах велась малоизвестная Греко-Турецкая война. Страны Антанты пообещали греческому правительству значительные территориальные приращения за счет ее восточного соседа. В связи с этим греческие войска высадились в Измире и к лету 1921 года продвинулись вглубь Анатолии (центральная Турция) до реки Сакарья, почти до Анкары. Стамбул, естественно, тоже был оккупирован. В этих условиях в стране поменялась власть, которую взяло в свои руки ВНСТ (Великое национальное собрание Турции) во главе с Кемалем Ататюрком. Оно нуждалось в помощи, попытаться получить которую могло только в Москве, так как все остальные европейские страны или были ее противниками, или находились в состоянии побежденных, как и она сама. Москва помощь оказала — значительным количеством оружия, боеприпасов, техникой и деньгами (свыше 10 млн. рублей золотом). 16 марта 1921 г. в Москве был подписан договор между РСФСР и Турцией "О дружбе и братстве", а 13 октября 1921 г. были заключены договоры между Турцией и советскими республиками Закавказья. И как может понимать каждый, подробно знакомясь с той ситуацией, в тот момент от ее правительства в уплату можно было потребовать все, что угодно. Почему Ленин этим не воспользовался — вопрос особый, рассматривать его здесь не будем. Как-то очень давно, в начале 70-х годов, я случайно оказался рядом с картой СССР в присутствии школьного учителя истории. Проведя рукой по границе на Кавказе и просто так спросив о потере Карса, я вдруг услышал от него странное мнение, что Карскую область Ленин отдал сам. И эту мысль он чем-то аргументировал, но детали я уже не помню, однако основная идея запомнилась. Как бы там ни было, получив помощь и остановив в 1921 г. греческие армии, турецкие войска перешли в наступление и к концу 1923 года освободили страну (23.10.1923 они вступили в Стамбул). А в декабре 1925 г. между СССР и Турцией был заключен новый договор "О дружбе и нейтралитете". Зная такую историю, несерьезно заявлять, что в 1921 году Турция воспользовалась чьей-то слабостью. Это напоминает о провокации. И возникает вопрос: зачем Сталину потребовалось в 1945 г. осложнять с ней отношения? На него советские идеологи отвечать не хотели. Тем более, что 30 мая 1953 года (уже после смерти тирана), советское правительство отказалось от своих требований к Турции. В том числе и по поводу проливов (признав Конвенцию в Монтре). А что в ней не нравилось Сталину? Конвенция разрешала контролировать проход кораблей по проливам только Турции. При этом, мирные суда могли свободно проходить в любое время. А военные Советский Союз мог проводить свободно только в мирное время. В случае войны это зависело от решения турецкого правительства. После смерти Сталина такие условия вполне устроили Советский Союз, но при его жизни после 1944 года этот порядок оказался почему-то недопустимым. Сталин сравнивал его с правами японского императора и добивался пересмотра, в том числе с помощью размещения на проливах советских войск. Западные союзники на такое решение не согласились. А настойчивые претензии СССР по этим вопросам потом вылились в создание в Турции американских военных баз, которые, в свою очередь, послужили причиной для обвинения США в агрессивных действиях против Советского Союза. Так кто кого провоцировал? Кроме того, оказывается, что на Потсдамской конференции Сталин пытался рассмотреть еще и вопрос о Танжере — городе и порте на северо-западе Африки, у входа в Гибралтарский пролив. В 1940 г. он был захвачен Испанией. Сталин предлагал сделать зону Танжера международной, отобрав его у Испании. Хорошим поводом для этого было бы обвинение правительства Франко в пособничестве фашистам. Но западные союзники в Потсдаме на это не пошли. Они признали, что у СССР могут быть претензии к Франко за то, что тот послал на восточный фронт "Голубую дивизию". Но они заявили, что против англо-американских сил он никаких враждебных действий не совершал. А также, на Потсдамской конференции советской делегацией неоднократно поднимался вопрос о "подопечных территориях", под которыми подразумевались колонии Италии в Африке. К тому времени все они были оккупированы Англией (в результате боев). Причем, Черчилль специально подчеркнул, что ВСЕ колонии Италии были освобождены именно войсками Ее величества, на что получил от Трумэна ехидное замечание уточняющим вопросом: "ВСЕ?" (видимо, вспомнив об американской помощи Англии). Но дальше президент США не проявил интереса к этой теме. Черчилль был удивлен, что эта ситуация еще кого-то интересует из присутствующих и подробно обсуждать ее отказался. В конечном итоге, вопрос об итальянских колониях был передан на решение мирных переговоров, которые проходили в 1946 году (и на которых дольше всего СССР "бился" именно с Италией!). Если соединить одной линией черноморские проливы, север Ливии и Танжер, то видна забота Сталина о свободном выходе в Атлантический океан. Но для чего это ему потребовалось после жесточайшей войны? Ради престижа? О чем тут спорить, если для мирных судов проблем не было — плавай, где хочешь. Проблемы могли возникнуть только с военными кораблями и в военное время. Но в Атлантический океан можно пройти и из Балтийского моря (но тоже по ряду проливов). Заботил ли Сталина этот путь? На Потсдамской конференции ситуация с северными проливами не рассматривалась, но есть двухтомник "ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ СССР", том (книга) первая, 1917-1950 (М., 1967). В ней дается краткий перечень разных событий, в т.ч. даты подписания различных договоров. Просматривая как-то статьи о 1946 годе я наткнулся на сообщение о подписании в июле-августе двух договоров между СССР и Данией (по торговле и мореплаванию). Сами по себе эти сведения, конечно, ничего не говорят. Но следом за ними напечатано сообщение ТАСС 3 сентября о протесте советского правительства против попыток вмешательства правительства США в торговые переговоры между СССР и Швецией о заключении долгосрочного торгового соглашения (подписано 7 октября 1946). "Ага!" — подумал я, — "видимо, Сталин отрабатывает обеспечение выхода в Атлантический океан из Балтийского моря! Но тогда должен быть и договор с Норвегией!" И точно, следом в книге идет информация о подписании 27 декабря 1946 соглашения между СССР и Норвегией о товарообороте и платежах... Так что же беспокоило Сталина в середине 40-х годов? Установление долгого и прочного мира на Земле? Следующим значительным событием в международной жизни после Потсдама оказались Парижские мирные переговоры, вспоминать о которых советские историки не любили. Руководителем советской делегации на них был Молотов, США — госсекретарь Бирнс, Великобритании — Бевин, Франции — Бидо. В книге Роя Медведева "ОНИ ОКРУЖАЛИ СТАЛИНА" (Москва, "Политиздат", 1990) приводится интересное воспоминание дипломата Чарльза Болена: -... Молотов был великолепным бюрократом.... Он выдвигал просьбы, не заботясь о том, что делается посмешищем в глазах остальных министров иностранных дел. Однажды в Париже, когда Молотов оттягивал соглашение, поскольку споткнулся на процедурных вопросах, я слышал, как он в течение четырех часов повторял одну фразу: "Советская делегация не позволит превратить конференцию в резиновый штамп",— и отвергал все попытки Бирнса и Бевина сблизить позиции. Рой Медведев добавляет: "В том смысле, что он неутомимо преследовал свою цель, его можно назвать искусным дипломатом. Он никогда не проводил собственной политики, Сталин делал политику; Молотов претворял ее в жизнь". Юрий Жуков тогда был на этих заседаниях в Париже как специальный корреспондент газеты "Правда". В своей книге он подробно не перечисляет, какие вопросы обсуждались, что предлагалось разными делегациями; только отмечает, что переговоры проходили "крайне медленно. Буквально по каждой статье обсуждавшихся проектов мирных договоров вспыхивали острые разногласия... Газета "Вуа де Пари" сообщила, что США намерены положить в основу своей политики идею "разделения мира на два лагеря" — одну группу государств возглавят они, а другую — СССР. Люди прекрасно понимают, что разделение мира на два лагеря чревато самыми опасными последствиями вплоть до развязывания третьей мировой войны с использованием атомного оружия... Кто-то за кулисами опять пытается добиться срыва переговоров, чтобы в дальнейшем открыть путь к сепаратным соглашениям западных держав и зависимых от них государств о послевоенном урегулировании. А это означало бы разрыв сотрудничества с Советским Союзом и возврат к той напряженной международной обстановке, какая существовала в 20-е и 30-е годы... В ходе дискуссии на заседаниях [мирной конференции] и в процедурной комиссии происходит размежевание: кто с кем и кто против кого. На одной стороне делегации СССР, Украины, Белоруссии, Югославии, Польши, Чехословакии, ... на другой — США, Англия, Франция и страны, которые посылали на Западный фронт военные контингенты.... 23 сентября 1946 должна была возобновить работу в Нью-Йорке первая сессия Генеральной Ассамблеи ООН. Ее пришлось отложить... В Люксембургском дворце напряженно, порою целые сутки напролет, работали комиссии, которым было поручено рассмотрение проектов мирных договоров. Лишь 7 октября 1946 г. [они] с многочисленными поправками, уточнениями и добавлениями были переданы на пленарные заседания. Заключительный этап длился еще 8 дней. Он проходил в той же напряженной атмосфере противоборства между США и их сторонниками, с одной стороны, и Советским Союзом и поддерживавшими его делегациями — с другой... На конференции не смогли договориться лишь о мирном урегулировании с Италией. Это сделали на третьей сессии министров иностранных дел в Нью-Йорке (4.11-12.12.1946). В итоге мирные договоры со всеми бывшими союзниками гитлеровской Германии в Европе были подписаны в Париже 10 февраля 1947 года". (Продолжение следует)

Закорецкий: (Продолжение) Кстати, об Италии. Конечно, в связи с участием итальянских войск в восточном походе немцев, у СССР к этой стране могли быть разные претензии. Но судя по вышеприведенному описанию, во время переговоров было что-то такое, на что Запад согласиться не мог. Это, видимо, касалось судьбы итальянских колоний в Африке. Загладин в своей книге подтверждает, что еще в 1945 году на конференции в Потсдаме Сталин внес предложение об установлении режима опеки над колониальными владениями Италии в Африке (что не исключало предоставление соответствующих территорий СССР). И замечает, что к этому вопросу советская дипломатия, несмотря на более чем прохладную реакцию Запада, не раз обращалась и впоследствии. "Последствием" как раз и оказались переговоры по мирному договору с Италией. Зачем Сталину потребовались колонии на южном берегу Средиземного моря? Возможно, что в том числе и для усиления давления на Турцию, чтобы та согласилась на размещение советских войск на Босфоре и в Дарданеллах (с обоснованием более гарантированного обеспечения снабжения советских войск в Ливии). Однако, колонии в Африке Сталин так и не получил. Но в начале 1946 года возникла конфликтная ситуация вокруг Ирана, в северной половине которого находились советские войска с 1941 года. Краткий обзор этих событий приводит Загладин в своей книге на стр. 140-141. Дело в том, что советские и английские войска, находившиеся в Иране для предотвращения его захвата державами "Оси", должны были быть выведены. Когда угроза миновала, причин для их задержки не было. Если бы Советский Союз не планировал чего-то в этом регионе, то и никаких осложнений возникнуть не могло. Но в декабре 1945 г. (еще при присутствии советских войск) в иранском Азербайджане было сформировано национальное правительство, провозгласившее автономию и готовность признавать только те мероприятия центрального тегеранского правительства, которые не противоречат ее законам. Кроме того, стали выполняться реформы народно-демократического типа, включая частичную передачу крестьянам помещичьих и государственных земель. Одновременно и неожиданно национальную автономию провозгласил иранский Курдистан, где начались сходные реформы. Обращаю внимание на похожесть ситуации в Иране в этот период на будущую ситуацию в Корее. Это же явно видно! О каком мире во всем мире идет речь, если уже в 1946 году Сталину не терпелось создать очаг напряженности! К счастью, развить его тогда ему не удалось. Западные державы вовремя оценили возможные последствия, правильно увидев за ними подготовку СССР к расчленению Ирана путем "воссоединения" Азербайджана и создания независимого и союзного Советскому Союзу курдского государства. Учитывая, что Курды проживали и в Турции (к которой у СССР были территориальные претензии), и в Ираке, находящемся тогда в сфере влияния Англии, Лондон расценил политику СССР как создающую угрозу основным районам нефтедобычи на Ближнем и Среднем Востоке. Вопрос об Иране был поставлен дипломатией Запада на Московском совещании министров иностранных дел в декабре 1945 года, а затем внесен на рассмотрение ООН. Со стороны США по тайным каналам последовала первая в истории угроза применить ядерное оружие, если СССР не будет уважать территориальной целостности Ирана. Для справки: 9 июля 1945 Закавказский военный округ был поделен на два: Бакинский (Азербайджанская ССР и Дагестанская АССР) и Тбилисский. Кризис вокруг Ирана достиг наибольшей остроты в марте 1946 года (когда и прозвучала речь Черчилля). Но затем советские войска стали оттуда выводиться. Однако, полного отказа от намеченных планов не произошло. В апреле СССР подписал с Ираном соглашение о создании смешанного советско-иранского общества по разведке и эксплуатации нефтяных месторождений в Северном Иране сроком на 50 лет. В июне центральное правительство Ирана подписало соглашение с представителями демократической власти иранского Азербайджана о предоставлении этой провинции местной автономии. (6.05.1946 Бакинский и Тбилисский военные округа вновь объединили в один Закавказский военный округ). "Запад не замедлил нанести контрудар. В августе в Ирак были переброшены крупные силы британских войск, которые для оказания моральной поддержки развернулись вдоль границы с Ираном. Центральному правительству этой страны США срочно предоставили военную помощь. В конце 1946 года иранские войска вступили в иранский Азербайджан и Курдистан, ликвидировав их автономию. В результате в 1947 году Тегеран расторг заключенное с СССР соглашение о совместной эксплуатации нефтяных ресурсов" (книга Загладина, с. 142). Но эскалация напряженности, в ходе которой фактически уже намечались линии фронтов третьей мировой войны, продолжалась. В 1946 еще больше обострились отношения СССР с Турцией. В ноте от 7 августа 1946 г. Советский Союз уже не предлагал, а потребовал от нее пересмотра режима черноморских проливов на основе соглашений только черноморских держав. Правительство Турции в очередной раз отвергло пункт о совместной обороне. В ответ советская дипломатия усилила нажим на Анкару. 24 сентября 1946 г. правительство СССР потребовало ускорить пересмотр режима прохода кораблей через черноморские проливы. Естественно, что такие действия Советского Союза сильно напоминали политику СССР в отношении Финляндии накануне Советско-Финской войны 1939 года. Кроме того, озабоченность у правящих кругов стран Запада вызывали события в Греции, где коммунисты, отказавшись принять участие в выборах, организованных под контролем англичан и американцев, начали в конце 1946 года вооруженную борьбу за власть. Было хорошо известно, что повстанческие силы получают помощь из союзных СССР Болгарии и Югославии. Для рассмотрения этого вопроса в декабре 1946 г. была создана комиссия Совета Безопасности ООН, но она не пришла ни к каким результатам. Таким образом, осложнение мировой обстановки сразу после войны произошло не столько из-за "кризиса капитализма", сколько из-за участия в них СССР, из-за того, что Советский Союз их "подталкивал". Но это можно было делать только целенаправленно. И главным "архитектором" такой политики был Сталин. Однако, его ставка на кризисы в капиталистическом мире с последующими мировыми войнами не была послевоенным изобретением. Это был стержень всей политики советского руководства со времен 20-х годов. Особенное значение он стал принимать с середины 30-х, к концу которых он стал вообще определяющем условием деятельности СССР как внутри страны, так и на мировой арене. В 1991 году в журнале "ЗНАНИЕ-СИЛА" (N: 6 и 7) была опубликована статья кандидата юридических наук М. Бу-роменского "АВГУСТ 1939: ПОВОРОТ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО". В ней автор объясняет, что в августе 1939 года во внешней политике Советского Союза никакого изменения не произошло (в связи с подписанием советско-германского договора): "... На самом деле договор о ненападении 1939 года не был результатом какого-то неожиданного поворота во внешней политике СССР... Искать поворот — значит искать другую политику. Договор же явился естественным продолжением внешней политики СССР двух предшествующих десятилетий и знаменателен лишь тем, что, начиная с него, она стала откровенно безнравственной. После был договор с Германией о дружбе и границе, были совместные с вермахтом военные парады на захваченных землях, поздравления Гитлеру по поводу взятия европейских столиц. Только 22 июня 1941 года положило всему этому конец..." Буроменский пишет, что Сталин вообще отрицал мирный путь осуществления социалистических революций. А возникновение революционных ситуаций обязательно связывалось с войнами, особенно мировыми. Соответственно, вся внешняя политика СССР заключалась в "балансировании над пропастью". Причем, она находила продолжение и во внутренней политике по подготовке собственного населения к возможному участию в грядущих боях. Так, уже в "КРАТКОМ КУРСЕ ИСТОРИИ ВКП(Б)", впервые вышедшем осенью 1938 года, заявлялось, что мировая война уже началась! Воевали в ней фашистские правящие круги Германии, Италии и Японии против капиталистических интересов Англии, Франции и США. В том числе объяснялось, что и испанская война велась фашистскими государствами против Англии и Франции! А много ли изменилось в этом вопросе в 1945 году? Одна группа агрессивных государств понесла поражение. Но капиталистическая система осталась. Причем, капиталистическими продолжали быть основные промышленно развитые страны: Англия, Франция, США, Италия, Япония, большая часть Германии. Т.е. задача, которую хотел решить Сталин хотя бы в Европе, так и не была решена. Поэтому и не было причин изменять предвоенную внешнюю, да и внутреннюю политику. А для этого надо было СОЗНАТЕЛЬНО отказаться от политики сотрудничества с США и другими западными союзниками, установившейся во время войны. Что и активно делалось. Причем, уже тогда находились люди в СССР, которые смогли сделать именно такой вывод. Например, бывший в 30-х годах нарком иностранных дел СССР и бывший посол СССР в США в 1941-1943 годах Максим Литвинов, который в июне 1946 г. еще числился заместителем министра иностранных дел СССР. В уже упоминавшейся статье М. Белоусова "М. М. ЛИТВИНОВ О МЕЖДУНАРОДНОЙ СИТУАЦИИ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СССР ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ" (в журнале "ИСТОРИЯ СССР", № 1 за 1991 г.) говорится, что 21 июня 1946 посол США в Советском Союзе У. Смит послал совершенно секретную телеграмму N: 861.0016-2146 Государственному секретарю Соединенных Штатов. В ней он сообщал, что 18 июня корреспондент американского агентства "Коламбия Броадкастинг Систем" Хотелетт взял интервью у Литвинова. Но так как Литвинов был весьма откровенен, то Хотелетт не стал использовать полученную информацию для печати, а передал ее американскому послу. Вот некоторые цитаты из этой телеграммы: "Обсуждая международное положение, Литвинов сказал, что в перспективе нет ничего хорошего, и, по его мнению, разногласия между Востоком и Западом зашли слишком далеко и их нельзя будет примирить. На вопрос о причинах он ответил, что, с его точки зрения, в основе лежит идеологическая концепция, преобладающая здесь [в СССР], согласно которой война между коммунистическим и капиталистическим мирами неизбежна... Он сказал, что является сторонним наблюдателем и доволен своим неучастием... Хотелетт спросил, не стало ли бы меньше подозрений, которые, судя по всему, в большей степени мотивируют советскую политику, если бы Запад неожиданно уступил и согласился со всеми требованиями русских, скажем, в вопросе о Триесте, итальянских колониях и т.д. [на переговорах СМИД и мирной конференции], не привело ли бы это к смягчению напряженности. Он сказал, что это привело бы к тому, что Запад потом столкнулся бы со следующей серией требований... Литвинов по своей инициативе высказал мысль о том, что внутри тоталитарного государства ничего нельзя сделать, чтобы изменить его... В конце разговора Литвинов подчеркнул, что он является частным лицом и высказывает свои личные взгляды". [В июле 1946 г. его освободили от работы в МИД]. Таким образом, к сентябрю 1946 года у президента США Трумэна уже было достаточно информации и о направленности внешней политики СССР, и о практических действиях советских руководителей и дипломатов. Но прошло еще несколько месяцев, как он открыто выступил со своей оценкой действий Советского Союза в своем послании конгрессу США от 12 марта 1947 (которая затем получила название "Доктрины Трумэна" и которую советская пропаганда долго использовала в качестве доказательства агрессивности США и необходимости "ответных мер" СССР). Основное место в своем "Послании" Трумэн посвятил ситуации вокруг Греции и Турции и охарактеризовал ее как создающее угрозу безопасности США. Он заявил, что бездействие со стороны Вашингтона будет иметь далеко идущие последствия как на Востоке, так и на Западе. Президент просил санкции конгресса на выделение помощи Греции и Турции, включая посылку в эти страны американского гражданского и военного персонала. Таким образом, впервые было зафиксировано, что интересы безопасности США требуют "сдерживания" СССР и союзных ему сил. ...........

Юрист: Гость пишет: Вы в очередной раз демонстируете избирательность Вашей логики. Нет никакой избирательности, напротив, я пытаюсь смотреть на положение вещей непредвзято. Одержать победу одними бомбардировками (пусть даже ядерными) невозможно, а не ставя цель победить разве можно планировать агрессию? С другой стороны, как Вы себе представлете сдерживание США, путем размещения армии на Чукотке? Использовать эти войска не предполагая десант на Аляску невозможно. Хотя одной, да и десяти армий для вторжения на американский континент явно недостаточно.

Гость: Закорецкий пишет: Итак, одни США виноваты? Ладно, даю цитату поподробнее. Попрошу ее прокомментировать по-предложениям (как я комментировал статью В.Веселова). Если бы в этих двух длиннющих постах (я так понимаю это из вашей книжонки?) хоть раз была упомянута Аляска - обязательно прокомментировал бы. Посмотрите на название топика и кончайте флудить.

Гость: Юрист пишет: Нет никакой избирательности, напротив, я пытаюсь смотреть на положение вещей непредвзято. Юрист пишет: Одержать победу одними бомбардировками (пусть даже ядерными) невозможно, а не ставя цель победить разве можно планировать агрессию? Вы американцев за дураков принимаете, если считаете, что они только бомбардировками хотели ограничиться? Я так понимаю, в ...-цатый раз просить Вас ознакомиться с планчегами бесполезно? Вот как описывает "Дропшот" Яковлев в книге "ЦРУ проив СССР": "Общая стратегическая концепция" плана выглядела следующим образом: "Во взаимодействии с нашими союзниками навязать военные цели Советскому Союзу, уничтожив советскую волю и способность к сопротивлению путем стратегического наступления в Западной Евразии и стратегической обороны на Дальнем Востоке. Первоначально: защитить западное полушарие; вести воздушное наступление; начать выборочное сдерживание советской мощи приблизительно в пределах зоны: Северный полюс - Гренландское море - Норвежское море - Северное море - Рейн - Альпы - о. Пиава - Адриатическое море - Крит - южная Турция - долина Тигра - Персидский залив - Гималаи - Юго-Восточная Азия - Южно-Китайское море - Восточно-Китайское море - Берингово море - Берингов пролив - Северный полюс; удержать и обеспечить важнейшие стратегические районы, базы и коммуникационные линии; вести психологическую, экономическую и подпольную войну, одновременно подвергая беспощадному давлению советскую цитадель, используя все методы для максимального истощения советских военных ресурсов. В последующий период: вести координированные наступательные операции всеми видами вооруженных сил"[38]. В первый период войны планировалось сбросить на Советский Союз свыше 300 атомных и 250 тысяч тонн обычных бомб, уничтожив до 85 процентов советской промышленности. Были детально расписаны задачи по подавлению советской ПВО, против советских наземных, морских и воздушных сил. Во втором периоде продолжается наступление с воздуха и изготавливаются к действию наземные силы НАТО - 164 дивизии, из них 69 американских. Устанавливается контроль над морскими и океанскими коммуникациями и т. д. На третьем этапе с запада переходят в наступление 114 дивизий НАТО, с юга (с высадкой на северо-западном побережье Черного моря) 50 дивизий, которые уничтожают Советские Вооруженные Силы в Центральной Европе. Эти действия и продолжающиеся массированные бомбардировки советских городов принуждают СССР и его союзников к капитуляции. В войне против СССР всего задействуются до 250 дивизий - 6 миллионов 250 тысяч человек. В авиации, флоте, противовоздушной обороне, частях усиления и пр. еще 8 миллионов человек. В общей сложности для выполнения плана "Дропшот" предусматривалось использовать вооруженные силы общей численностью в 20 миллионов человек[39]. В последний, четвертый период буквально любовно выписанный в плане "Дропшот", - "дабы обеспечить выполнение наших национальных целей, союзники должны оккупировать" Советский Союз и другие социалистические страны Европы. Общие потребности оккупационных войск определялись в 38 дивизий, то есть примерно 1 миллион человек в наземных войсках. Из них 23 дивизии несут оккупационные функции на территории Советского Союза. Территория нашей страны делится на 4 "района ответственности", или оккупационные зоны: Западная часть СССР, Кавказ - Украина, Урал - Западная Сибирь - Туркестан, Восточная Сибирь - Забайкалье - Приморье. Зоны подразделялись на 22 "подрайона ответственности". Оккупационные войска распределялись по следующим городам: в Москве - две дивизии и по одной дивизии в Ленинграде, Минске, Мурманске, Горьком, Куйбышеве, Киеве, Харькове, Одессе, Севастополе, Ростове, Новороссийске, Батуми, Баку, Свердловске, Челябинске, Ташкенте, Омске, Новосибирске, Хабаровске, Владивостоке. Из пяти воздушных армий, предназначенных для оккупации всех стран социализма, четыре дислоцировались на территории СССР. В каждую армию должны были входить пять-шесть боевых групп, одна группа транспортных самолетов и одна штурмовая группа. В Балтийское и Черное моря вводилось по оперативному авианосному соединению. Особо подчеркивалось, что сильное насыщение оккупационных сил авиацией "должно дать зримое доказательство мощи союзников" советским людям. Памятуя о том, что оккупантам придется выполнять карательные функции, план "Дропшот" предусматривал дополнительное обеспечение войск транспортом всех видов для придания им высокой мобильности[40]. Как в предшествующих планах агрессии, так и в плане "Дропшот" война против Советского Союза и оккупация носили ярко выраженный классовый характер. Необходимость войны определялась "серьезной угрозой безопасности США, которую... представляет характер советской системы... Юрист пишет: С другой стороны, как Вы себе представлете сдерживание США, путем размещения армии на Чукотке? Использовать эти войска не предполагая десант на Аляску невозможно. Еще раз повторю - Аляска, это единственная часть территории США, доступная для сухопутных войск СССР. Другая просто недоступна из-за отсутствия океанского флота, стратегической авиации, десантных средств и т.п. У США все это присутствовало на базах, расположенных в достаточной близи от границ СССР в количестве, может и недостаточном для 100% осуществления планов, но неизмеримо большем чем у СССР. И в СССР и в США это отчетливо понимали, поэтому и была попытка разместить армию на Чукотке. Для этого же и строились всякие ледовые аэродромы, разрабатывались всякие десантные подлодки и т.п. Потому что без этого ответного удара со стороны СССР просто не будет. Да, может быть будет захвачена вся Европа - сухопутных войск у СССР для этого хватит, но территория США от этого доступнее не станет. Юрист пишет: Хотя одной, да и десяти армий для вторжения на американский континент явно недостаточно. О! Кажется первая непредвзятая мысля.... А то уж я думал Вы как закорецкий всерьез полагаете, что Сталин был такой идиот, что планировал получить кусок тундры взамен на 300 атомных бомб на свою башку

Закорецкий: Гость пишет: обязательно прокомментировал бы Понятно. Действия СССР рассматривать НЕ БУДЕМ принципиально. А зачем? И так "понятно", что Сталин боролся за мир всеми средствами! А падлючие враги только и "точили ножи". И кто этого не знает? Один только Закорецкий в истерики кидается. А что тогда было и как я (Я!!) знаю гораздо лучше того же товарища Литвинова (бывшего в то время Зам. министра иностранных дел СССР). Гость пишет: Если бы в этих .... постах ... хоть раз была упомянута Аляска - обязательно прокомментировал бы. .... Первоначально: защитить западное полушарие; вести воздушное наступление; начать выборочное сдерживание советской мощи приблизительно в пределах зоны: Северный полюс - Гренландское море - Норвежское море - Северное море - Рейн - Альпы - о. Пиава - Адриатическое море - Крит - южная Турция - долина Тигра - Персидский залив - Гималаи - Юго-Восточная Азия - Южно-Китайское море - Восточно-Китайское море - Берингово море - Берингов пролив - Северный полюс; удержать и обеспечить важнейшие стратегические районы, ..... Западная часть СССР, Кавказ - Украина, Урал - Западная Сибирь - Туркестан, Восточная Сибирь - Забайкалье - Приморье. Зоны подразделялись на 22 "подрайона ответственности". Оккупационные войска распределялись по следующим городам: в Москве - две дивизии и по одной дивизии в Ленинграде, Минске, Мурманске, Горьком, Куйбышеве, Киеве, Харькове, Одессе, Севастополе, Ростове, Новороссийске, Батуми, Баку, Свердловске, Челябинске, Ташкенте, Омске, Новосибирске, Хабаровске, Владивостоке. Ну и где здесь упоминается Аляска? ГДЕ? Есть? Каким местом к топику выше имеет касательство мой родной город Хабаровск? Имеет? Гость пишет: и кончайте флудить. Вот именно.

Гость: Закорецкий пишет: Один только Закорецкий в истерики кидается. Вас обидело, что я вас проигнорировал? Привыкайте... Закорецкий пишет: Ну и где здесь упоминается Аляска? ГДЕ? Есть? Ну если так аккуратно цитировать, как это делаете вы - то да нигде не упоминается... (узнаю резуновскую методу обращения с цитатами...) А если повнимательнее поискать в моем посте, то таки да - и Аляска упоминается, и к теме топика напрямую относится... Закорецкий пишет: Каким местом к топику выше имеет касательство мой родной город Хабаровск? Имеет? Юрист засомневался в эффективности одних лишь бомбардировок - я ответил... А уж ваш родной Хабаровск-то уважаемого Юриста очень даже касается

Закорецкий: Гость пишет: Привыкайте... узнаю резуновскую методу обращения с цитатами... О! С этого надо было начинать! Узнаю метОду ИА – почаще и поактивнее поминать, что резунята – козлы, вруны, обрезают цитаты, ничего не понимают, брешут в каждом слове, в каждой букве, в каждой запятой. И побольше цитат из чужих документов. И поменьше из своих. Или вообще "свои" не упоминать. (Упоминать, что "свои" документы к делу не относятся. А кому не нравится – нехай доказывают как рыба об лед). Вот это правильная метода! Так держать!

Гость: Статья в тему... Как мы готовились захватить Аляску Подвиг на полюсе Генрих КУВИТАНОВ. Александр БУГАЙ, «Красная звезда». Шел 1950-й. Еще не успели остыть страсти от скандальной речи Черчилля в Фултоне, положившей начало «холодной войне». 4 апреля 1949 года был создан военно-политический блок НАТО. Соединенные Штаты планировали нанесение по нашей стране превентивных ядерных ударов. СССР делал все, чтобы обезопасить себя от нападения. Крепилась Государственная граница, совершенствовались оружие и боевая техника. Но вопрос: как в случае кризиса добраться до инициаторов новой войны? – оставался без ответа. Граница США далеко. Корабли будут плыть туда несколько недель. Стратегическим бомбардировщикам с востока или запада подлетать к границам уже не потенциального, а действующего противника слишком долго и небезопасно. Кратчайший путь к США – через Северный полюс! У главкома ВВС маршала авиации Константина Вершинина возникла идея оборудовать в этом суровом крае аэродром подскока. Первым трассу через Северный полюс проложил, как известно, Валерий Чкалов. Американцы в Ванкувере восторженно встречали наших летчиков. Но американских военных тот перелет сильно обеспокоил. Первоначально планировали высадить на «верхушку» земного шара парашютный десант, который подготовил бы аэродромную полосу для Ил-12. Но у них был ограниченный запас грузоподъемности. Тогда приняли оригинальное решение: весь груз и военный десант разместить на тяжелых буксируемых планерах Ц-25, которые в годы Великой Отечественной войны садились в любую погоду на пятачки земли, доставляя необходимый груз партизанам. Отбор в десант проводился тщательно. Все его участники расписались в том, что в течение 50 лет не будут разглашать детали этой секретной операции. Старшего лейтенанта Алексея Фролова, опытного пилота-планериста, сына офицера-фронтовика, спросили: за что ваш отец в 1936 году получил взыскание? Алексей объяснил: - Я, тогда тринадцатилетний пацан, вместе с другом решил поехать воевать в Испанию. Взял отцовский пистолет, и мы отправились в путь. В «подземке» милиционер заметил пистолет, выпиравший из штанов, и наше путешествие в Испанию закончилось. Отца за это наказали. Кандидатура Алексея Фролова на должность пилота планера была утверждена. Флагманский корабль буксировал Герой Советского Союза капитан Александр Харитошкин. Командиром второго планера стал лейтенант Вадим Шмелев, сын генерала Федора Шмелева, командовавшего в войну стрелковой дивизией. Командиром его буксирующего Ила назначили лейтенанта Василия Родина. Вторыми пилотами бесшумных кораблей назначили опытных офицеров Петра Воробьева и Василия Шушуйкина. В десантную группу вошли только офицеры. Возглавил спецгруппу полковник Антон Гирко, старший инспектор штаба военно-транспортной авиации. 11 марта 1950 года экспедиция поднялась в небо с Клоковского аэродрома, что под Тулой, и взяла курс на восток. Самолет и планер связывал стометровый стальной трос. Искусство пилота планера заключалось в том, чтобы чувствовать положение троса. Если ты взмыл высоко над самолетом, он может войти в пике. Если планер резко пошел вниз – самолет поднимет нос и начнет резкий набор высоты, затем потеряет скорость и начнет падать. Отвалил в сторону – трос натянется до предела и при рывке сорвет буксировочный замок планера. От напряжения при многочасовой слежке за тросом у пилотов планеров болели глаза. Тогда за штурвалы садились сменщики. После Красноярска авиагруппа повернула на Тикси, аэродром которого расположился на ледовом полотне океана. В планер Фролова загрузили собак, нарты и каюра, чтобы испытать, как они поведут себя в воздухе. Четвероногие пассажиры два часа летали на высоте 2.200 метров и отлично выдержали экзамен. Полярная авиация Главморсевпути уже вела разведку острова Котельный, куда предстояло высадиться планеристам перед покорением Северного полюса. В Тикси заправили самолеты, загрузили планеры бочками с бензином и соляркой. Взяли оленьи шкуры и продовольствие на три месяца. Первой на взлетную полосу аэродрома Тикси вырулила сцепка Харитошкин - Фролов. Ил-12 поднял винтами пелену снега. Видимость перед планером стала нулевой. Взлетная полоса походила на глубокую траншею с высокими брустверами из спрессованного снега. Малейшее отклонение — и крыло загруженного планера могло задеть за преграду. В воздухе планеристов поджидала новая опасность. Илы - обогревались специальными печками. А в планерах температура упала до –50 градусов. Печки в этих летательных аппаратах не были предусмотрены. Пилоты и десантники согревались, как могли. У Шмелева начали мерзнуть ноги в унтах. Управление взял на себя второй пилот Василий Шушуйкин. Вадим растирал лицо шерстяным лоскутом, снимал унты и разминал пальцы ног. Спустя пять часов авиапоезда появились над островом Котельный, выбрали место для посадки. С ведущего Ила сбросили на лед дымовую шашку. Клубы дыма указали направление ветра. Первыми приледнились планеры. Затем на лед сели Илы. Арктика встретила десантников легким ветерком, ослепительным безмолвием и 56-градусным морозом. Приступили к вмораживанию деревянных поленьев в лед. К ним тросами прикрепили самолеты и планеры, чтобы ветер не опрокинул технику. Едва успели управиться с делами, как на аэродром обрушилась снежная буря. Пилоты с тревогой поглядывали на авиатехнику. Казалось, вот-вот оторвутся крылья или воздушные корабли перевернутся. Борьба за сохранность техники продолжалась трое суток. Лишь на четвертый день стихия угомонилась. Фюзеляжи самолетов и планеров были завалены снегом. Сугробы и сохранили технику. Десантники вооружились лопатами, стали разгребать снежные горы. 5 апреля полярная экспедиция из двух аэропоездов взлетела с острова Котельный и взяла курс на Северный полюс. Шесть часов продолжался полет. Планеристы с тревогой поглядывали на красную ручку отцепки - не подкачал бы стальной замок, не оторвался бы трос. Тогда верная смерть: сесть на ледяной хаос из торосов, изрезанных зияющими трещинами, невозможно. Внизу показалась огромная ровная льдина. Двумя гирляндами посыпались с планеров десантники. Затем приледнился самолет Харитошкина. Вслед за ним совершили посадку другие пилоты. Северный полюс под ногами! Люди почувствовали облегчение. Начали ставить палатки, на них набросили оленьи шкуры. Загудели газовые плиты. Температура в полотняных домиках поднялась до 5 - 7 градусов тепла. Начали ужинать, да не тут-то было. Все продукты смерзлись в камень. В ход пошли топоры. Но все равно колбасу, хлеб, масло, консервы пришлось сосать. День 6 апреля выдался на славу. Чистое небо бороздили лохматые тучи. Солнце не садилось за горизонт. Выяснилось, что у пилота второго планера Вадима Шмелева день рождения. В самый разгар торжества по этому случаю раздался оглушительный треск. Десантники выбежали из палаток. Глазам предстала ужасная картина. Началось торошение. От гигантского сжатия лед буквально взрывался. Гигантская трещина расколола ледяное поле пополам и пришлась на то место, где стоял самолет. Крылатая машина на глазах шокированных офицеров сползла в разлом и скрылась под толщей льда. Раздался еще более мощный взрыв, и от льдины, облюбованной под аэродром, откололся кусок в полкилометра. Взлетная полоса сократилась вдвое. Авиаторы приняли решение – удлинить полосу в противоположном направлении. Взялись за лопаты, топоры, ломы и начали выравнивать взлетное поле. 20 часов люди не разгибали спины. Наградой прозвучали для них слова полковника Гирко: можно взлетать! Вскоре военные полярники получили приказ - возвращаться домой. Обратная дорога изобиловала новыми трудностями. В Дудинке трактор при буксировке оторвал переднее колесо планера Алексея Фролова. Полковник Гирко решил оставить планер на месте до полной починки. Но Фролов настоял на том, чтобы взлетать без колеса. - У тебя на борту люди!- возражал Гирко. - Отвечаю за них головой, - ответил Фролов. Десантников пересадили в хвост планера, чтобы облегчить нагрузку на нос, и взлетели. Через час авиасцепка залетела в густое облако. На крыльях и фюзеляже, на стеклах кабин начал наслаиваться лед. У Илов работали антиобледенительные устройства. Планеры их не имели и потому стали обрастать льдом. Алексей Фролов и его второй пилот Петр Воробьев через форточки скребками счищали наледь со стекол. Но что делать с фюзеляжем и крыльями? Отяжелевший планер начал терять высоту. Командир воздушного корабля наперекор правилам выровнял планер так, чтобы попасть в турбулентную зону от винтов Ила. Планер затрясло. Не прошло и минуты, как он очистился от ледяного балласта и занял прежнее место в строю. Два месяца продолжалась секретная командировка. 11 мая оба авиапоезда благополучно вернулись на родной аэродром. Десантники думали, что при посадке взорвется маршем военный оркестр, их обнимут отцы-командиры, сослуживцы, которым не удалось стать участниками этой экспедиции, поздравят с победой. Покорителей Севера, проложивших опасный маршрут к «макушке» земного шара, никто не встречал. Появился на аэродроме дежурный по полку, чтобы пересчитать прилетевшие машины, и вскоре исчез... Летчики до вечера ловили попутки, чтобы добраться до своих семей. А ведь еще пару месяцев назад им обещали златые горы. Участников секретного полета убеждали, что представят к званию Героя Советского Союза... Прошел год, второй. В 1953-м офицеров, участвовавших в том полете, вызвал начальник отдела кадров и сообщил, что награды в полк пришли. Но не Золотые Звезды, а ордена Красного Знамени. Они, мол, хранятся у него в столе, и их вскоре вручат высокие начальники. Прошел месяц, другой, третий. Награждения все не было... Алексею Фролову пришел вызов для поступления в академию. Вместе с ним в Москву поехал Вадим Шмелев. Перед отъездом они случайно встретили в штабе кадровика. Испытывая неловкость, тот вызвался проводить офицеров. Он привез с собой государственные награды, которые вручил героям полярного перелета в вокзальной суете… Мы так и не создали военной базы на Северном полюсе. Надобность в ней отпала. В КБ Сергея Павловича Королева уже разрабатывалась межконтинентальная ракета Р-7... На снимке: командир планера лейтенант Вадим ШМЕЛЕВ (слева) и его второй пилот Василий ШУШУЙКИН. Фото из семейного архива.



полная версия страницы