Форум » История 1905-1933 в Европе » Продолжатель дела А.Попова - друг Г. Маркони. » Ответить

Продолжатель дела А.Попова - друг Г. Маркони.

Senior: Продолжатель дела А.Попова - друг Г. Маркони. 25 января 1884 года, в семье купца 1 гильдии проживавшем , в г. Киеве в Музыкальном переулке, родился будущий талантливый ученый, инженер и предприниматель, имя которого за его вклад в мировую науку и практику радиотехники, стоит в ряду с именами А.. Попова и Г.Маркони.Бесполезно искать сведения о нем в энциклопедиях и словарях изданных при советской власти.Их там нет потому,что в 1922 году вместе с еще целым рядом выдающихся деятелей науки,он эмигрировал из России. Его имя было предано забвению на Родине,несмотря на то,что он, после смерти А.С.Попова в 1906 г., явился его продолжателем и наиболее заметной личностью на отечественном научном небосклоне в области радиотехники.Несмотря на то,что он основал в Петербурге « Общество беспроволочных телеграфов и телефонов» с которого началась история знаменитого ФГУП "НИИ "Вектор",а также был разработчиком и строителем большинства радиотехнических сооружений в России в период 1907-1922 г.г. Имя нашего земляка,кавалера французского ордена Почетного легиона,которое знал весь мир, но которое было скрыто от нас- Семен Моисеевич Айзенштейн. В настоящее время уже нет ни дома,в котором он родился,ни самого Музыкального переулка.Неизвестно также в какой школе он учился.Известно только,что поступив на первый курс Киевского университета святого Владимира,он уже был увлечен работами А.С.Попова в области беспроводной телеграфии и даже собрал у себя дома систему радиосвязи А.С.Попова, состоящую из искрового передатчика и приемника и провел первые сеансы радиосвязи в Киеве. В декабре 1901 года в Москве,в Политехническом музее, проходил II Всероссийский электротехническом съезд.Молодому киевскому студенту удалось присутствовать на докладе Попова "Основы современного телеграфирования без проводов".Его представили Попову,который был удивлен удивлен широтой его научных взглядов и творческим подходом в проведении исследований в области радиосвязи. Встреча с А.С. Поповым для С. Айзенштейна имела большое значение, он получил моральную поддержку знаменитого ученого, что сыграло важную роль в его дальнейшей научной и практической деятельности. Будучи еще студентом, С. Айзенштейн в 1904 году получает свой первый патент "Система одновременного телеграфирования и телефонирования без проводов". Благодаря своим способностям и финансовой помощи отца, С. Айзенштейн, после окончания Киевского университета, продолжил свое образование в Германии, Берлинском университете, а в области радиотелеграфии еще в Шарлоттенбургском политехникуме,. Возратившись из заграницы домой, Киев, в 1905 г. С. Айзенштейн организует небольшую лабораторию в области беспроводной телеграфии. На работу в лабораторию он приглашает недавнего выпускника Киевского университета И.Ю. Шейнберга, с которым у С. Айзенштейна в дальнейшем сложились долгие научные и дружеские отношения. В это же время, Киевский генерал-губернатор В.А Сухомлинов, будущий военный министр России (1909-1915 г.г.), узнав о экспериментах молодого ученого в области беспроволочной телеграфии, заинтерсовался ими и оказал ему поддержку . Он добился от военного ведомства финансирования для проведения научных исследований и выделения участков земли, в Киеве и Жмеринке, под строительство мощных экспериментальных радиостанций. В тот период времени, С. Айзенштейн был одним из первых отечественных исследователей, который проводил практические опыты по использованию незатухающих колебаний, получаемых с помощью дуговых ламп. Его работы носили пионерский характер, о чем свидетельствует полученный им патент на "способ увеличения интенсивности электрических колебаний, которые создаются методом Дудделя". В это же время ученый проводит испытания "полевых радиостанций большой мощности, созданных по системе Паульсена". С последними результатами научных исследований С. Айзенштейна по радиосвязи, могли ознакомится участники IV Всероссийского электротехнического съезда, который проходил в Киеве с 25 апреля по 4 мая 1907 года. Съезд оказался не только событием для губернского города, но и для всей России. Имеет смысл немного осветить его работу, так как атмосфера и события в стране в начале века, созвучны с сегодняшней ситуацией в России, но уже в конце уходящего, 20 века. Этот научный форум оставил заметный след как в истории науки, так в истории Киева. Электротехнический съезд открылся в зале Городской думы яркой речью председательствующего, Ивана Николаевича Дьяконова, который тогда был городским головой. И.Н. Дьяконов от имени города Киева приветствовал участников съезда и пожелал им успеха. В частности он сказал: "Та отрасль знаний, разработке, которой вы посвятили свою жизнь, привлекательна не только с чисто научного интереса и увлечения, который вызывают у всех нас удивительные победы человеческого гения над силами природы и новые шаги на пути распознования ее тайн, но и тем, что чисто практические выводы, которые обычно следуют за всякими открытиями и делают обычную нашу жизнь красивее, привлекательнее и удобнее". После этого съезд приветствовали представители разных государственных учреждений, учебных заведений, ученых обществ и местных общественных управлений. Шумные аплодисменты вызвало приветствие проф. Н.А.Артемьева от имени Киевского политехнического института. То, что прозвучало из уст профессора актуально и сегодня "Нынешнему IV электротехническому съезду приходится работать в особой обстановке, в обновляющейся России, на заре возрождения могущества и воли народа. Пусть же это могущество и воля народа вдохновит съезд в его работе на благо обновленной России". Интересным на съеде было приветствие проф. де-Метца от имени Киевского отдела технического общества, в котором он отметил, что после столицы Петербурга, первым провинциалтьным городом, в котором члены съезда проводят свою научную плодотворную деятельность, есть город Киев. На это Киев имеет право так, как тут электрический ток получил широкие права гражданства: переменный ток освещает наши улицы и дома, а постоянный ток возит по городской железной дороге. Мы имеем обширную телефонную сеть, мы качаем воду в наши водопроводы с помощью электричества. Мы имеем станцию беспроволочного телеграфа работающую в 230 верстах от Жмеринки и на 410 верст от Одессы. К тому же в Киеве установлена первая казенная телефонная сеть со станцией, которая является самой крупной из государственных установок в России. Далее Де-Ментц, отметил,что еще много остается сделать в области улудшения человеческого существования и удешевления жизни Вечером, в зале городской думы для участников съезда состоялся раут, устроинный киевским городским общественным управлением. На рауте, кроме участников съезда, присутствували и гласные городской думы. Раут прошел оживленно. Гостям было предложено различное угощение. Играл военыый оркестр. Тост провозглошенный городским головой И.Н.Дьяковым за плодотворную работу съезда оказал стимулирующее влияние на его работу. Работа съезда проходила по нескольким отделам. В работе пятого отдела "Техника слабых токов" принимал участие С. Айзенштейн. Доклады по пятому отделу начались 29 апреля в 10 часов утра в Университете святого Владимира, так тогда назывался нынешний Киевский Государственный университет. В отделе прозвучали, в частности, такие доклады: "Беспроволочное телефонирование", инженера Акционерного Общества Российских Электрических заводов "Сименс и Гельске" (Санкт-Петербург) И.Д, Тикоцинера, "Станции беспроволочного телегрфирования большой мощности" С. Айзенштейна и "О автоматическом баллотирующем аппарате" З.М. Зюкова. В докладах И.Д, Тикоцинера и С. Айзенштейна предлагались системы беспроводного принципа передачи информации, которые базировались на "утилизации электрических колебаний для передачи действия электрического тока без помощи провода". Очевидцы, которые были на заседании этого отдела, отмечали, что выступления этих двух докладчиков носили характер некоторого соревнования. Главной особенностью системы беспроводного телеграфирования С. Айзенштейна явилось использование многофазных токов, в отличие от однофакзных, предлагаемых И.Д, Тикоцинером. Система С. Айзенштейна, как утверждал ее автор, пригодна для многократной передачи депеш, которые не могут быть перехвачены противником. В то время как система И.Д, Тикоцинера не имела таких особенностей. Собрание постановило вынести благодарность обеим докладчикам за интересные сообщения и высказало пожелание в постановке параллельных опытов по предлагаемым системам . (Далее будет).

Ответов - 1

Senior: Продолжатель дела А.Попова - друг Г. Маркони.(Нродолжение.) Научные исследования С. Айзенштейна получили на съезде признание и принесли ему широкую известность в научном мире. Ученый с большим вдохновением продолжил свои научные работы. На следующий год было закончено строительство радиостанций в Киеве и Жмеринке. В то время, эти две радиостанции были самыми мощными в России. Через некоторое время Военное ведомство купило эти станции за 70000 рублей. В 1908г. и 1913 г. лаборатория С. Айзенштейна, при участии немецкой фирмы "Тelefunken" и французской "Общей компании радиотелеграфа", проводит работы по использованию беспроволочного телефонирования на отечественном флоте. К сожалению опыты не дали положительно результата и было решено пока отказаться от использования этого вида связи во флоте. В 1910 г., в г. Севастополе, С. Айзенштейном была пострена мощная дуговая радиостанция, вместо искровой станции "Сигнальная мачта", которая работала там с 1904 г. В 1907 г. Военное ведомство России решило расширить производство отечественной радиоаппаратуры и предложило С. Айзенштейн закрыл свою киевскую лабораторию, а оборудование перевезти в Петербург. На берегах Невы было создано "Общество беспроводной телеграфии и телефонов системы С. Айзенштейна". В основе аппаратуры выпускавшейся обществом лежали разработки самого С. Айзенштейна, который имел около 20 патентов. Как отмечают нынешние разработчики радиоаппаратуры , тексты патентов начала века, написаны к удивлению, современным техническим языком. В сентябре 1908 г. был утвержден устав общества. За период с 1908-1909 гг. на ул. Лопухинской 14а были построены управленческие и заводские корпуса. Здание общества сохранилось до настоящего времени и попрежнему служит нынешнему поколению разработчиков радиоэлектронной аппаратуры. В июле 1910 г. общество было преобразовано в акцианерное общество под названием: "Российское общество беспроводной телеграфии и телефонов", сокращенно РОБТиТ. В состав правления общества, к слову, вошел и итальянский ученый Г.Маркони, который имел свою компанию в России. Расхожее мнение в нашей исторической литературе, что РОБТиТ было чуть-ли не филиалом фирмы "Marconi" лишено оснований. Современное изучение сохранившихся финансовых документов РОБТиТ показало, что Г. Маркони будучи пайщиком общества, имел в нем всего 20% акций. Завод принадлежащий обществу производил различную радиоаппаратуру, которая в то время была сделана на высоком техническом уровне. Лабораторию и участки завода по производству военной аппаратуры неоднократно посещал военный министр России В.А. Сухомлинов. В 1910 г. прошли успешные полевые испытания военных радиостанций конструкции фирм РОБТиТ и "Сименс и Гальске". В радиостанцию, кроме искрового передатчика, входил детекторный приемник с кристаллическим детектором, резонансный волномер и испытатель тока передатчика. На следующий год эти радиостанции поступили в русскую армию и заменили устаревшие радиостанции конструкции "Marconi" и "Тelefunken". Радиостанции сделанные на РОБТиТе назывались: "Полевая радиостанция образца 1910 года. РОБТиТ". Перед первой мировой войной фирмой С. Айзенштейна были разработаны, а познее, во время войны изготовлены мощные радиостанции и пеленгаторы. Были проведены опыты по связи с подводными лодками и осуществлены разработки "электронных реле" (радиоламп). В этот период времени, С. Айзенштейном к научным исследованиям проводимых в РОБТиТ, по радиосвязи на дальние расстояния, был привлечен только, что возратившийся в Россию после 10 лет работы в Страсбургком университете у известного радиотехника Карла Брауна, приват-доцент Н.Д. Папалекси, в последствии известный радиофизик. Н.Д. Папалекси стал заведующим опытной лаборатории РОБТиТ. В лаборатории велись различного рода научно - исследовательские работы связанные с радиопеленгацией, с усилительными и генераторными электронными лампами, а также занимались разработкой новых ламповых схем радиоприемников и радиопередатчиков. За сравнительно короткий срок, на рубеже августа -сентября 1914 г., в лаборатории была изготовлена первая в России усилительная трехэлектродная лампа, получившая в дальнейшем название "лампа Папалекси". Особенностью лампы было наличие двух нитей накала, рабочей и резервной, которые могли питаться от аккумулятора напряжением 4 В. Анодное напряжение электронной лампы могло составлять 40…150В. В комплект лампы входило специальное устройство для поддержания заданного давления газа в баллоне. Дело в том, что первые электронные лампы до момента появления высоковакуумного насоса И. Лэнгмюра (1916), были газонаполненными, то есть в разряженном объеме воздуха баллона содержались пары ртути или инертного газа. Работы по конструированию различных типов ламп шли успешно. Вскоре были созданы мощные генераторные лампы (100, 150 и 250 Вт) для передатчиков. И, уже в декабре 1914 г. С. Айзенштейн провел вместе с Н. Д. Папалекси, первые в России опыты по радиотелефонии с помощью ламповых передатчиков, мощностью в несколько ватт. Радиотелефонная связь была установлена на расстоянии 25 км, между С-Петербургом и Царским Селом. В конце войны в фирму С. Айзенштейна были переданы для исследований радиотелефонные ламповые передатчики закупленные Военным ведомством во Франции. Конструктивной особенностью передатчиков явилось включение в параллель нескольких электронных ламп для получения большой выходной мощности. Эксперименты с закупленными передатчиками проводились в Петрограде в запасном батальоне. В 1914 г., почти за 3 месяца, на основе разработок С. Айзенштейна, РОБТиТ построило самые мощные в Европе передающие искровые радиостанции, Ходынскую в Москве и Царскосельсую мощностью по 300 кВт, а также приемную радиостацию в Твери. Радиостанции использовались для связи со столицами стран Антанты. За эти разработки Франция наградила С. Айзенштейна орденом Почетного легиона и предоставила статус французского подданного. На РОБТиТе было налажено производство радиоприемников, усилителей и передатчиков на электронных лампах. Для целей радиоразведки, в 1916 году, на заводе общества было налажено производство радиопеленгаторов. Эти устройства позволяли производить пеленгацию радиостанций противника и определять местоположение его штабов. К середине войны, в армии и флоте, вплоть до роты имелись средства радиосвязи. В этом была немалая заслуга С. Айзенштейна и его детища РОБТиТ. В Петербурге С. Айзенштейн основал и стал редактором первого в России радиотехнического журнала "Вестник телеграфии без проводов". После Октябрьского переворота 1917 года, С. Айзенштейн остался в России. У него забрали всю его собственность. 28 июня 1918 г. завод РОБТиТ был нацинализирован и законсервирован на длительное время. Ему ничего не оставалось как погасить свою творческую натуру предпринимателя и сосредоточится на научной работе. Уже 21 декабря того же года, в Нижегородской лаборатории состоялось правительственное заседание, на котором С. Айзенштейн был назначен научным специалистом при Высшем радиотехническом совете по устройству радиосети Советской республики Москва – Владивосток, в частности. В качестве председателя секции он вошел в руководство "Объединения государственных электротехнических предприятий слабого тока" и принимал участие в руководстве строительством радиостанции мощностью 100 квт на улице Шаболовке в Москве. В 1921 г. выступил основным инициатором создания Радиоассоциации и стал заместителем председателя московской группы ассоциации.. Выступая с многочисленными докладами и статьями в радиотехнических журналах, много делал для пропаганды радиофикации в нашей стране. Но дальше в его жизни складывается не все так хорошо. В феврале 1921 г. его вызывают в особый отдел ЧК, где предъявляет обвинения в саботаже изготовления в срок радиостанции для представительства республики в Персии. С него берется подписка о не выезде из Москвы. Не проходит и двух месяцев, как его опять арестовывает московское ЧК, по причинам не известным для С. Айзенштейна. По версии МЧК, за попытку получить заграничный паспорт, вопреки имеющейся подписки о не выезде. Во время строительства Шаболовской башни, 22 июня 1921 г., произошла крупная авария, упала ее четвертая секция, при подъеме на высоту 75 м . С. Айзенштейн, как руководитель строительства, был арестован ВЧК по обвинению в преступном ведении работ фундамента башни. 25 июня 1921 г. ВЧК не найдя обличающих улик, прекратило следствие по делу С. Айзенштейна, на основании того, что он является известным специалистом по радиотехнике и по его разработкам построены все мощные радиостанции в Европейской части России. Через два дня известный радиотехник был на свободе. Не взирая на все жизненнные колизии, С. Айзенштейн проводит научно-исследовательские работы по радиосвязи для транссибирской магистрали, принимает участие в конференциях, выступает с докладами, печатается в радиотехнических журналах. Для человека с широким потенциалом предпринимателя и ученого, каким был С. Айзенштейн, такая форма жизни его не устраивала. В начале 20-х годов С. Айзенштейн принимает непростое решение о эмиграции в Англию, к своему бывшему компаньену и другу по РОБТиТ Г. Маркони. В 1922 г. он, как гражданин имеющий статус французского подданного, полученный им еще до революции, по приглашению Г.Маркони выезжает за границу и там остается на всегда. По некоторым данным уезжал он нелегально,через Ригу. В дальнейшем он руководил строительством радиотехнических заводов в Польше (1922-1935) и Чехословакии. В 1941-1945 гг. работал в электровакуумной лаборатории фирмы "Маркони". Через два года после окончания войны он создал собственную фирму "English Electric Valve Company Limited". Эту компанию С. Айзенштейн возглавлял до 1955 г., пока не ушел на пенсию. Через 7 лет, вдали от России и милой его сердцу ул. Лопухинской (ныне, ул. Академика Павлова), сердце выдающегося соотечественника остановилось. Произошло это 3 сентября 1962 г. на берегах английской реки Темзы



полная версия страницы