Форум » Сообщения по форуму (в т.ч. модератора) + вопросы теории » Артиллеристы вспоминают » Ответить

Артиллеристы вспоминают

Закорецкий: Хочется выложить здесь несколько цитат из жизни артиллеристов.

Ответов - 3

Закорецкий: "НЕ-МЕМУАРЫ" (Ю. М. ЛОТМАН ) ….Наступление, как правило, проходит в обстановке меньшей бестолковости, хотя и тут ее достаточно. Столкновения с неприятелем здесь, как правило, происходят днем. Но потери при наступлении значительно большие. Вообще, наступать мы не умели и так и не научились. В последние месяцы войны, когда, казалось бы, должно было быть легче (и немец был уже не тот, хотя авиация его продолжала господствовать в воздухе, но это была уже совсем не та авиация — три, девять самолетов), потери мы продолжали нести очень большие, и главное, «дуром». Дольст был хороший артиллерист и предпочитал стрелять с огневых позиций, а не прямой наводкой. Летом 1943 года на фронте среди командования вошло в обиход то, что можно назвать модой, — вытягивать тяжелые пушки на прямую наводку. Отчасти это было необходимо в случае, если приходилось прорываться через очень укрепленные, бронированные, многоэтажные немецкие линии обороны. Но в этой тенденции была и другая сторона: среди командующих дивизиями и армиями к этому времени все более развивалась погоня за орденами. А это требовало эффектных прорывов и совершенно чуждой для частей, переживших на своей шкуре большое отступление сорок первого — сорок второго годов, тенденции не щадить людей. Ущерб быстро пополнялся новыми тыловыми частями, молодыми солдатами. Низкую подготовку наспех пополненных полков с успехом компенсировали количеством и огромными жертвами. Страшные потери часто были очевидно лишними и подсказаны были погоней за эффектными фразами в рапортах. Именно таков был дух нашего нового командира бригады Пономаренко. Во время наступления он с начальником артиллерии армии и каким-то писателем, который, видимо, переживал восторг от того, что испытывает опасности передовой, сидел в блиндаже. У него был немецкий графин для водки, где к дну был приделан стеклянный петушок. Они выдумали игру: «топить петуха» (заливают бутылку водкой) — «спасать петуха» (выпивают эту водку). С утра пьяный, он звонил в те или иные наступающие части. В том красноречии, которое передать на бумаге затруднительно, но которое мне по телефону регулярно приходилось слышать (он даже привык узнавать меня по голосу), кричал спьяна: «Это ты, Лотман (называть фамилии было не положено), так-так-так! Скажи своим (речь шла о начальнике штаба дивизиона Пастушенко). чтобы они так-так-так высотку заняли так-так-так-так к следующему звонку (то есть к следующему “петушку”)». Или, разбрызгивая слюну, пьяным голосом: «Пастушенко, Пастушенко, поднимай дивизион в наступление, Одера больше не будет!» (Это многократно повторяемое выражение означало, что нельзя пропускать такую возможность получить Героя Советского Союза или по крайней мере хороший орден). Начальник штаба дивизиона, умный человек и хороший артиллерист, находившийся в районе, густо обстреливаемом минометами противника, отвечал: «Слушаюсь» — и клал трубку с хорошим матом и словами: «Сам полезь». А потом докладывал о том, что приступил к атаке, встретил сильный огонь противника, залег, а к вечеру сообщал: «Отступили на исходный рубеж, потери средние». Читатель (если он когда-нибудь будет) может не понять ситуации: командир дивизиона понимал, что, потеряв своих прекрасно обученных солдат ради орденов пьяного дурака, он обессилит батарею или дивизион. Им руководили вовсе не соображения гуманности или чего-то еще, о чем тогда не думали, а практический разум, который заставлял человека беречь свое оружие, поддерживать подразделение в боевой готовности, кормить своих солдат не из жалости, а чтобы они могли работать. Все эти оттенки чувств передаются средствами русского мата, который прекрасно выражает их и превосходно понимается слушателями. Но были и такие командиры, которые по неопытности или из самолюбия и жажды наград действительно бросали свои подразделения в ненужные и безнадежные атаки. И тогда к формуле «отошли на исходные» — теперь уже реальной — прибавляли: «двадцать, тридцать и т. д. палочек упали» — так зашифровывались потери, потери людьми, которые были очень велики. Кому-то из любителей орденов понравилась фраза, которую использовал — не помню в какой газетке — лихой журналист. Происхождение ее таково. В уставных документах есть фраза: «Артиллерия преследует врага огнем и колесами». Как это часто бывает, риторика превратилась в правило поведения. Выражение понравилось. Конечно, артиллерия действительно преследует огнем и колесами, но это означает, что она имеет для каждого рода батарей свои формы не отрываться от пехоты. Например, для наших пушек это могла быть и прямая наводка, и стрельба на пять километров. Но для эффектного донесения, для того чтобы изумить какого-либо заехавшего журналиста, а главное, чтобы получить награду, выгодно было представить это следующим образом: охваченные энтузиазмом артиллеристы рвутся в бой, колесами не отрываясь от передовых пехотных частей. <… > Выгоняли пушки на расстояния, слишком для них близкие, практически лишая их эффективности (например, за время, которое требуется тяжелой артиллерии, чтобы сделать выстрел, танк может сделать их десяток). Поэтому непосредственная дуэль тяжелой батареи с выдвинутыми на нее танками обычно имеет один и тот же результат, который мы неоднократно испытывали на личном опыте: батарея успевает уничтожить один-два танка, но ценою утраты всех орудий и личного состава. Одним из результатов было то, что артиллерия, неся чудовищные потери, теряла квалифицированных, подготовленных солдат, второпях заполнялась молодыми, в результате терялся навык быстрой и точной работы и самого главного в артиллерии — слаженности всей батареи в некое единое живое существо. Качество артиллерии понижалось, потери росли, зато с каждым прорывом и продвижением вперед росло число генералов, получавших медали героев и ордена. Из-за больших потерь происходило следующее: армия продвигалась, казалось бы получала большой и, по сути дела, бесценный опыт и, следовательно, должна была повышать свои боевые качества, но, в силу огромных потерь и пополнения совершенно неопытными людьми, а также превратившейся к концу войны в настоящую болезнь погони за орденами, боевые качества частей и дисциплина в них понижались. …. http://www.ruthenia.ru/lotman/mem1/Lotmanne-memuary.html

Закорецкий: anekdot-daily-bounces@anekdot.ru Анекдот дня, История дня и Афоризм дня по итогам голосования за 24 марта 2006. *** Истории *** Преподавал в Казанском артиллерийском училище один подполковник. Подпол, как подпол, войну не застал, в Афгане не служил, но имел он орден "Красной звезды". За что получил - не говорил... Но все-таки народ узнал во время попойки и эта история рассказывалась чаще в техническом университете на лекциях по физике, чем в самом училище... Итак... Этот подполковник служил во Вьетнаме советником. "Вьетнамский" артдивизион стоял на берегу моря и в задачу входила охрана побережья от высадки американского десанта и обстрел американских кораблей, что ходили у берегов. Амеры в свою очередь знали о дивизионе и зная о дальнобойности 152мм гаубиц ходили немного дальше досягаемости огня. 19 ноября.... День артиллериста. Пьянка. И тут одному "советнику" приходит мысль - потопить американца. Под чутким руководством нашего героя и еще одного "советника" вьетнамцы выкатывают гаубицы на берег и разводят несколько больших костров. Надо сказать, что данные гаубицы имели раздельное заряжение: сначала снаряд, а потом отдельно гильза. Кто видел фильм "Захват" - помнит... Гильзы наш герой попросил выстроить у костра и принести рукавицы. Вьетнамцы ничего не поняли, но приказ выполнили. Этими разогретыми у костра гильзами зарядили гаубицы и бабахнули по 2 амеровским фрегатам... Гильзы теплые. КПД возрос и снаряд полетел дальше обычного. 1 американский фрегат получил 2 прямых попадания, а 152 мм - мало не покажется.. Второй спешно поставил дымовую завесу, взял пдранка на буксир и ушел на базу. А наши герои продолжили отмечать День артиллериста. А через некоторое время ноши "советники" получили по ордену Красной Звезды"... Вот так. Учите физику.... Рассказал(a) Алексей

Закорецкий: anekdot-daily-bounces@anekdot.ru Анекдот дня, История дня и Афоризм дня по итогам голосования за за 27 февраля 2007. В свое время моему отцу довелось послужить военным советником в Африке, в Анголе. Он там даже среди негров прозвище получил – Коронэл Жакарэ, что означает полковник Крокодил… ….. Историй у моего отца про Африку великое множество! Рассказывать он их может часами, только и успевай записывать. Вот, например, говорит: - А знаешь, какое первое слово я в Анголе записал и выучил? В общем, прихожу я к переводчику, а он и говорит: - Виталий Палыч, записывайте – Аманя! - Записал, - и так старательно себе в ежедневник, - А что означает это аманя? - Завтра! - Ну и зачем оно мне? Нет, чтобы там «здравствуйте» записать… - Понимаешь, Палыч, ты это слово будешь слышать гораздо чаще других. По любому поводу. - Да ну! - Угу. Но если говорят просто «Аманя», то может быть еще что-то будет, но если скажут «Атэ Аманя», буквально «послезавтра», то все… на вашем деле, или там запросе, справке, можно смело ставить крест. Так что эти слова тут самые важные, запоминай. Такие дела. Или еще вот история была. Выехали на учения артиллерийские, а орудия в Анголе, естественно, все советские. В данном случае были самоходки 2С7. Калибра 203 мм. Ничего себе дуры, да? Машина вся весила 45 тонн, один только ствол был длиной 11,5 метров! И вот эта дурында взяла, да и перестала заводиться! Аккумулятор там сдох. Бравые дети африканских джунглей все время откладывали его техническое обслуживание на «Аманя», в результате чего наступило полное «Атэ Аманя». Еще можно было запустить машину с помощью баллонов со сжатым воздухом… Но, сами понимаете, в каком состоянии были баллоны. Одним словом, машина стоит себе в песочке, и ни туда не сюда. Какой-то африканский «Суворов», рискнул было предложить запустить машину с толкача. Но потом сам представил себе, какое тут должно быть количество негров, чтоб самоходку сдвинуть и приуныл. Другие самоходки героически оставили своего собрата и урыли в часть на банановый обед. Крокодил посмотрел на эти мучения, потом взял инициативу в свои руки: - Так! Карту местности мне сюда! Принесли, развернули. Ткнул пальцем на удалении примерно 40 километров: - Тут живет кто-нибудь? - Нет, там пустыня начинается, - отвечают ему. - Замечательно. Зааааряжаааай! Стопора снять! Аккумулятор подключить! Лязгнул затвор, запирая в стволе 100 килограммовый снаряд. По команде грохнул выстрел и всю махину, не стоящую на тормозах, дернуло метров на пять назад, благо еще и уклончик был небольшой. Машина взревела двигателем, выпустив вонючее облачко дыма. А черный «Суворов» стоял в сторонке и только языком цокал, удивляясь. - Однако! - Проверять последствия выстрела будем? – поинтересовался отец. - Атэ аманя, - лаконично ответил генерал и пожал Крокодилу руку. – Хорошо машину завел….. http://www.creomania.com/forum/index.php?showtopic=17967 Рассказал(a) black



полная версия страницы